Выход западных компаний из российских газохимических мегапроектов заставляет отечественные компании искать новых поставщиков и сдвигать сроки запуска строящихся объектов

Что будет с Амурским ГХК после выхода западных «партнеров»

Адольф фон Менцель. Железопрокатный завод (фрагмент). 1875
Адольф фон Менцель. Железопрокатный завод (фрагмент). 1875
Адольф фон Менцель. Железопрокатный завод (фрагмент). 1875

Зависимость экономики и промышленности России от импортных товаров, сырья и оборудования широко известна. Не являются исключением нефтегазовые и нефтехимические секторы.

По мнению председателя совета союза нефтегазопромышленников России, бывшего министра топлива и энергетики Юрия Шафраника «подсаживание» нашего нефтегазового комплекса на импортное оборудование произошло в 2000-х годах, когда на страну обрушился поток нефтедолларов после подорожания нефти. Он подчеркнул, что в конце 80-х годов нефтегазовый комплекс РСФСР опирался на отечественное оборудование.

Экс-министр добавил, что в 2000-х годах у наших вертикально интегрированных нефтяных компаний денег было достаточно, чтобы покупать готовые решения и установки за границей, поэтому вкладываться в собственные разработки и технологии они не стали.

При этом первые сигналы для нашего ТЭКа прозвучали еще в 2014-м году, когда для нас полностью закрылся доступ к технологиям глубоководной шельфовой добычи и разработки трудноизвлекаемых запасов. Однако стратегия государства по импортозамещению в ТЭКе, по мнению Шафраника, выразилась только в словах.

Все крупнейшие стройки последних лет, связанные с добычей, транспортировкой и переработкой добываемых в России нефти и газа, очень серьезно завязаны на импортное и, главным образом, на западное оборудование. Не является исключением и крупнейший на сегодня инвестиционный проект СИБУРа на востоке России — Амурский газохимический комплекс (ГХК).

Амурский газохимический кластер

Амурский ГХК и Амурский газоперерабатывающий завод (ГПЗ) — два крупнейших проекта в рамках единого газохимического кластера по переработке газа, строящиеся рядом с городом Свободный в Амурской области. На Амурском ГПЗ газ, идущий по «Силе Сибири», будет делиться на фракции. После этого часть фракций будет напрямую отправляться на экспорт в Китай, а другая часть перерабатываться на Амурском ГПЗ.

«Газпром» строит ГПЗ, который ежегодно будет перерабатывать 42 млрд кубометров природного газа. Сырье для завода будет поступать по газопроводу «Сила Сибири».

На предприятии поступающий газ будет разделяться на составные компоненты. 38 млрд кубометров метана будут закачиваться обратно в трубопровод и экспортироваться в Китай. Также из поступившего газа ежегодно будут выделяться: 60 млн кубометров гелия, 2,5 млн тонн этана, 1 млн тонн пропана, 500 тысяч тонн бутана и 200 тысяч тонн пентан-гексановой фракции. На полную мощность Амурский ГПЗ должен заработать 1 января 2025 года.

Учитывая то, что мировое потребление гелия составляет 170 млн кубометров, объемы этого газа, производимые на Амурском ГПЗ смогут покрыть треть от мирового потребления и вывести Россию в мировые лидеры на этом рынке.

Этан и пропан, произведенные на Амурском ГПЗ, планируется перерабатывать на Амурском ГХК — строящемся совместном предприятии компаний СИБУР (Россия) и SINOPEC (Китай). Амурский ГХК из полученных газов будет при помощи пиролиза вырабатывать этилен и пропилен, а затем проводить полимеризацию этих газов с получением 2,3 млн тонн полиэтилена и 0,4 млн тонн полипропилена. Амурский ГХК планируется сдать в середине 2024 года.

Проекты реализуются вблизи китайской границы, что позволит выйти на динамично развивающиеся азиатские рынки с востребованной продукцией с высокой добавочной стоимостью.

Прогресс стройки

Строительство Амурского ГПЗ в районе города Свободный началось в 2015 году.

Помимо строительства собственно завода газовый концерн выполнил следующие «вспомогательные» работы: возведены 27 км автодорог, железнодорожная ветка к Транссибу и ж/д мост, на реке Зея были проведены дноуглубительные работы и построен причал для разгрузки крупногабаритного оборудования.

По изначальным планам «Газпрома» на заводе должно работать 6 технологических линий мощностью по 7 млрд кубометров каждая. Первая линия была запущена 9 июня 2021 года, однако производство было остановлено и пока не возобновилось из-за пожара, произошедшего в октябре 2021 года. По состоянию на 7 июля 2022 года общий прогресс по проекту строительства Амурского ГПЗ составлял 85,82%.

Предпусконаладочные работы ведутся на первой, второй и третьей линиях. Также различные работы более ранних стадий строительства ведутся на четвертой, пятой и шестой линиях. 31 августа 2022 года глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что строительство идет в рамках запланированных сроков.

Строительство Амурского газохимического комбината (ГХК) началось в августе 2020 года.

Первую пиролизную колонну установили на объекте 22 августа 2021 года. Оборудование произведено в Корее и доставлено на объект на барже «Томск», специально построенной для этого в Китае.

По состоянию на март 2022 года общий прогресс по проекту строительства Амурского ГХК составлял 37,8%.

О сложностях с проектом было заявлено уже в апреле 2022 года. Сообщалось, что партнерам пришлось заморозить часть работ из-за сложностей с доставкой оборудования.

Тем не менее стройка продолжается.

По состоянию на июнь 2022 года в активной фазе строительства находились энергообъекты, водозабор, коллекторы, объекты складского хозяйства, жилого комплекса № 1 для будущих сотрудников комбината.

В навигацию 2022 года по реке Зея, которая заканчивается 28 октября, на Амурский ГХК планируется поставить 160 единиц крупногабаритных и тяжеловесных грузов.

26 августа по реке Зея баржа доставила первую партию крупногабаритного, тяжеловесного, уникального оборудования, в том числе модули печей пиролиза. Позже, 31 августа 2022 года, генеральный директор СИБУРа Михаил Карисалов заявил о возможности задержки завершения строительства Амурского ГХК. По его словам, задержка связана с выходом из проекта немецкой компании Linde, являвшейся ЕР-подрядчиком строительства установки пиролиза. Свои действия компания мотивировала необходимостью соблюдения международных санкций.

Напомним, в начале 2020 года Linde заключила контракт на предоставление услуг по пиролизу для Амурского ГХК и создание установки по собственной технологии. Соответственно, строительство и запуск установки пиролиза очень чувствительны к выходу компании Linde из проекта.

По мнению замгендиректора Института национальной энергетики Александра Фролова, уход Linde может увеличить срок строительства на два-три года.

Несмотря на то, что стройка Амурского ГХК пока не остановлена, проблемы с оборудованием есть, о чем предупредило руководство СИБУРа.

6 сентября Михаил Карисалов заявил о сдвиге изначальных сроков строительства: «2025–2026 год. Мы рассчитываем, что, невзирая на текущую ситуацию, мы сможем с определенной реконфигурацией технологии переработки на месте, с учетом санкций ряда лицензиаров и поставщиков оборудования, завод пустить и стать надежным партнером „Газпрома“ и в этой географии».

Выводы и мысли

Мощности по переработке газа и газохимии в России растут. Например, в 2019 году СИБУР запустил крупнейший в стране завод по производству этилена «ЗапСибНефтехим» в Тобольске, что увеличило суммарную мощность российских производств этилена с 3,27 миллиона тонн до 4,77 миллиона тонн в год.

Однако, как отмечалось выше, крупнейшие отечественные сырьевые и перерабатывающие корпорации предпочитали работать на западном оборудовании и реализовывать свои проекты, используя инженерные решения западных компаний.

Стоит обратить внимание, что подобная практика получила развитие уже в конце 80-х годов. Например, самые «современные» отечественные разработки печей пиролиза датированы 60-ми годами прошлого столетия и уже в позднесоветское время новые установки пиролиза в СССР вместо того, чтобы разрабатываться и производиться отечественными КБ и заводами, проектировались западными специалистами и изготавливались западными компаниями.

Это была сознательная политика государства по отказу в ряде отраслей самим проводить исследования и разрабатывать технологии. В современной России данный принцип еще был развит и более широко распространен.

Наша страна предпочитала идти по легкому пути — покупать готовое западное оборудование. Как предполагали ранее многие эксперты и как мы видим сейчас, этот подход дает сбои при внешнем воздействии.

Как результат современные российские вертикально интегрированные нефтяные компании во многих случаях не могут купить готовое российское решение — требуется совместная работа переработчиков, машиностроительных заводов, государства по созданию этих решений.

Частная ситуация с Амурским газохимическим кластером показывает, что нашему государству жизненно необходимо срочно менять парадигму своего существования. В критически важных отраслях можно рассчитывать только на свою промышленность, свое образование, своих граждан.

В работу по воссозданию отечественной промышленности должны включиться все и, в первую очередь, государственные структуры, которые будут нести ответственность за конкретный результат, выраженный в штуках, тоннах, литрах, квадратных метрах той или иной необходимой нам продукции. Вот тогда отказ наших «партнеров» от сотрудничества с Россией больше не будет опасен.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER