3
июл
2020
  1. Политическая война
Ольга Юшина / Газета «Суть времени» /
Никаких доказательств нарушения закона, несмотря на заведенное более полугода назад уголовное дело о фальсификации документов, обнаружить не удалось. И потому реального обоснования снятия Товмасяна с поста главы КС просто нет

Сведение счетов в судах как политическая реальность «новой Армении»

Безумие тотальных коронавирусных карантинов не могло не привести — и привело во всем мире — к обострению многочисленных назревших проблем: экономических, политических, социальных и других. В результате тут и там начали вспыхивать горячие точки разной величины и интенсивности. И «расовые протесты» в США, поддержанные тут же в ряде стран, — это только один, хотя и самый громкий пример.

Неспокойно на границе между Индией и Китаем… Наращивается напряженность между Южной и Северной Кореями… Список можно продолжать.

Не стала исключением и Армения.

22 июня 2020 года здесь произошло событие, которое сложно назвать иначе как свержением конституционного строя. Впрочем, именно так его тут же охарактеризовали очень многие в Армении, особенно юристы.

Парламент Армении принял поправки к Конституции, в соответствии с которыми трое судей Конституционного суда должны немедленно уйти в отставку, а председатель КС Грайр Товмасян — лишиться своих полномочий и стать рядовым судьей.

Объясняют авторы поправок свой шаг необходимостью «восстановить справедливость», поскольку судьи, избранные в разное время, имели право проработать в своей должности разные сроки.

Здесь придется немного углубиться в законодательство.

Дело в том, что в постсоветской истории Армении было несколько изменений в Конституции, в том числе менялись установленные сроки работы судей КС. Согласно последней редакции Основного закона, судья может быть избран дважды на срок 6 лет, то есть суммарно может занимать свой пост 12 лет. По более ранним версиям судей КС избирали бессрочно, до достижения ими 65 или 70 лет.

Согласно принятым на референдуме 2015 года изменениям, сроки работы каждого судьи КС определяются законодательством, которое действовало на момент его избрания, а не принятым позднее. Причем положения, касающиеся КС, вступили в законную силу только в день вступления в должность новоизбранного президента, то есть 9 апреля 2018 года.

Принятые поправки гласят, что все судьи, уже проработавшие более 12 лет, должны покинуть КС сейчас, а остальные сделают это по мере достижения ими того же срока работы. Это положение объясняется приведением всех сроков к требованиям новой Конституции.

Всего в КС Армении 9 судей. Из текущего состава Конституционного суда (без учета изменений, вносимых спорными поправками) только двое судей избраны после вступления в действие новой Конституции: Арман Диланян и Ваге Григорян. Причем последний сыграл не последнюю роль в событиях, приведших к кризису, но об этом — позже.

Трое проработали более 12 лет и теперь должны, согласно новым поправкам, покинуть Конституционный суд. Остальные проработали менее 12 лет, и их изменения пока не касаются.

Согласно тем же поправкам, председатель КС Грайр Товмасян смещается со своего поста. Это положение объясняется тем, что, по мнению парламентариев и лично премьер-министра Пашиняна, при избрании Товмасяна, которое прошло в последние дни перед вступлением в силу новой Конституции, были допущены некие нарушения. Оставим в стороне рассуждения, имел ли моральное право лично разработавший поправки 2015 года Товмасян «впрыгивать в последний вагон» и избираться по старым правилам.

Никаких доказательств нарушения закона, несмотря на заведенное более полугода назад уголовное дело о фальсификации документов, обнаружить не удалось. И потому реального обоснования снятия Товмасяна с поста главы КС просто нет.

Но говорить о попрании конституционного строя заставляет вовсе не содержание поправок, а процедура их принятия. В Армении существовало два способа внесения изменений в Конституцию. Первый из них — всенародный референдум. Принятые на референдуме поправки не требуют последующих согласований и утверждения президентом, а считаются окончательными.

Второй способ — внесение изменений решением парламента. В этом случае парламент должен после принятия проекта поправок в первом чтении представить его на согласование в КС, затем, получив от Конституционного суда согласованный текст, принимать поправки окончательно. Далее их должен был подписать президент, после чего они вступали в законную силу.

В данном случае в КС поправки решили не отправлять, потому что они касаются его работы. А президенту, и без того имеющему сильно урезанные полномочия (фактически глава государства в Армении по текущей Конституции — премьер-министр), предложили подписать изменения в регламент, согласно которым подпись президента под поправками к Конституции больше не требуется. И приняли их за один день, сразу в двух чтениях, в условиях бойкота голосования обеими оппозиционными фракциями.

Но зачем потребовался такой правовой радикализм? Чтобы понять это, нужно рассмотреть предысторию.

Прежде всего заметим, что независимо от большей или меньшей обоснованности доводов, которые правящая партия приводила в пользу того, что разные сроки службы судей КС несправедливы, а Грайр Товмасян на пост председателя избран неправильно, важнее здесь другое.

Ни Пашиняна, ни парламент все это абсолютно не волновало ни в момент прихода к власти, ни еще на протяжении целого года. А взволновало — вдруг — в тот момент, когда Конституционный суд поставил под сомнение законность второго ареста экс-президента Армении Роберта Кочаряна. А суд общей юрисдикции, в который в результате попало дело, освободил подсудимого из-под стражи.

Роберт Кочарян
КочарянРоберт
Роберт Кочарян

Стоит сказать несколько слов о том, как экс-президент вообще оказался под арестом. Дело, по которому Роберт Кочарян был арестован, — так называемое «дело 1 марта». Оно касается беспорядков, которые происходили в Ереване в 2008 году. Мы не можем сейчас подробно рассматривать историю этих беспорядков, но несколько фактов привести необходимо.

В начале 2008 года в Армении прошли президентские выборы, на которых с достаточно большим отрывом победил кандидат от правящей партии Серж Саргсян. Экс-президент Армении Левон Тер-Петросян, который также участвовал в этих выборах, по обкатанной десятки раз в разных странах схеме объявил результаты подтасованными, заявил, что на самом деле он является победителем и вывел людей на улицы. Одним из главных помощников Тер-Петросяна, заводивших толпу, был молодой оппозиционный журналист (а ныне — премьер-министр Армении) Никол Пашинян.

Несмотря на то, что президент Армении Роберт Кочарян всеми силами старался урегулировать ситуацию мирным путем, 1 марта на улицах пролилась кровь. Погибли двое полицейских и 8 гражданских лиц, порядка 200 человек получили ранения. Беспорядки были остановлены, жизнь страны вернулась в мирное русло.

Уже в 2019 году были обнародованы и видеозаписи, на которых зафиксировано наличие огнестрельного оружия в рядах протестующих, и материалы WikiLeaks, проливающие свет на роль американского посольства в протестах. Стали известны неприглядные подробности действий лидеров протеста. Вряд ли подлежит сомнению, что следственные органы обладали информацией по данному вопросу с самого начала.

Дело расследовали, под суд пошли несколько зачинщиков, включая Пашиняна, последнего приговорили к 7 годам заключения. Срок Пашинян не досидел. Он был помилован и вернулся к оппозиционной деятельности. А в 2018 году смог осуществить «цветной» или, как говорит сам Пашинян, «бархатный» переворот, уже в свою пользу. 8 мая он становится премьер-министром Армении.

А уже 7 июня 2018 года начались активные следственные действия по новому, теперь уже «демократическому» расследованию «дела 1 марта». Расследование велось под не вполне официальным, но вполне открытым личным контролем премьер-министра, который называл это дело одной из главных задач Специальной следственной службы республики.

Уже 26 июля Роберту Кочаряну, с невероятным трудом удержавшему за десять лет до того страну на грани кровавой междоусобицы и не допустившему незаконного переворота, предъявили обвинение в свержении конституционного строя. В разное время подобные обвинения по тому же делу предъявили еще нескольким бывшим должностным лицам.

А на следующий день Роберт Кочарян был арестован (как выяснилось позже из обнародованной «прослушки» — по прямому указанию Пашиняна). Довольно скоро, 13 августа, экс-президента в первый раз выпустили. Немедленно началась травля принявшего это решение судьи Александра Азаряна, но пока это коснулось одного конкретного судьи.

В декабре Кочаряна вновь заключают под стражу, и адвокаты решают опротестовать это решение в Конституционном суде.

7 мая 2019 года Конституционный суд Армении признал неправовым решение Кассационного суда, в результате которого экс-президент Армении второй раз оказался под арестом. При этом КС — всего лишь! — поставил под сомнение процедуру принятия решения и постановил, что вопрос о правомочности ареста Роберта Кочаряна следует рассмотреть повторно.

А 18 мая 2019 года судья Давид Григорян освободил Роберта Кочаряна из-под стражи под поручительство бывшего и действующего президентов Арцаха (Нагорного Карабаха) Аркадия Гукасяна и Бако Саакяна и залог 500 тысяч драмов (чуть больше 1000 долларов). Тут стоит напомнить, что Роберт Кочарян также был первым президентом Карабаха до того, как занял аналогичный пост в Армении, причем в самое тяжелое время, когда Степанакерт обстреливали. То есть поручительство карабахских политиков было более чем уместно.

Именно эти два судебных решения и можно считать началом сегодняшнего политического кризиса.

19 мая 2019 года премьер-министр Никол Пашинян, действуя в логике скорее не главы государства, а оппозиционного блогера, со своей страницы в Facebook обратился к подписчикам: «20 мая с 08:30 блокируем все без исключения входы и выходы в здания судов. Так, чтобы никто не мог выйти». Позже он добавил: «Завтра в 12:00 объявлю о втором самом главном этапе революции в Армении. Ожидаю всенародной поддержки».

Утром толпа действительно окружила суды. Несмотря на это, судья Давид Григорян, двумя днями ранее освободивший экс-президента из-под стражи, принял решение приостановить производство по делу Роберта Кочаряна и направил его в Конституционный суд.

Пашинян в тот же день собрал заседание правительства. Глава кабмина произнес речь, в которой, помимо привычных пафосных апелляций к народу, «гордому и свободному гражданину» и «ценностям ненасильственной бархатной революции» прозвучали весьма конкретные и далеко идущие посылы, вылившиеся впоследствии в конкретные политические шаги.

Поскольку недовольство премьер-министра в связи с освобождением Роберта Кочаряна вызвали Конституционный суд, суд общей юрисдикции (судья Давид Григорян — особо) и карабахские политики, поручившиеся за Кочаряна, именно им, пусть и без называния имен, было посвящено это политическое послание.

Прежде всего, премьер-министр заявил, что «пришло время проводить хирургические вмешательства в судебную систему». И перечислил конкретные шаги, которые вознамерился предпринять.

Во-первых, он заявил о необходимости безотлагательно приступить к организации веттинга судей (переходного правосудия). Все судьи должны были пройти через процедуру жесткой проверки их связей, имущественного положения, профессиональной деятельности. Проверять же их планировалось при самом непосредственном участии международных структур и некоммерческих организаций, символизирующих гражданское общество. Причем Пашинян поставил конкретные сроки, заявив, что «проводимые последние 7–8 месяцев работы в этом направлении должны быть обобщены в течение 1–2 месяцев».

Во-вторых, он потребовал отстранения судей, по решениям которых «ЕСПЧ зафиксировал грубое нарушение прав».

В-третьих, предложил подать в отставку судьям, «которые в глубине души знают, что не могут быть беспристрастными и объективными». Или, говоря другими словами, не готовым выносить решения по указке Пашиняна.

Надо сказать, забегая вперед, что попытки внедрения веттинга столкнулись с достаточно сосредоточенным сопротивлением и были прекращены, но далеко не сразу. А попытки выдавить неугодных судей продолжаются.

Именно в этой речи Пашинян заявил, что готов для трансформирования судебной системы провести конституционные реформы, или референдум.

Никол Пашинян
ПашинянНикол
Никол Пашинян

Разобравшись с темой судов, премьер-министр обратился к Карабаху. Пашинян заявил, что некие «представляющие бывшую коррупционную систему конкретные силы» в Карабахе, агитирующие против «правительства Армении и лично премьер-министра» пытаются не просто «разжечь заговорщическую войну», но и планируют «сдачу некоторых территорий с целью возложить ответственность за это на правительство Армении», причем делают это, чтобы «избежать ответственности за совершенные ранее преступления». Что в свете всплывших впоследствии фактов о позиции Пашиняна на переговорах по Карабаху звучит особенно цинично.

Резюмируя озвученные обвинения, Пашинян заявил, что необходимо создать парламентскую комиссию по расследованию событий Апрельской войны в Карабахе — последнего довольно крупного вооруженного конфликта с Азербайджаном, который произошел в апреле 2016 года, длился 4 дня и унес сотни жизней. Обвинения в адрес прежних властей Армении по поводу неправильных действий и даже злоупотреблений во время Апрельской войны он выдвигал и раньше, но теперь предложение было конкретным и реализовалось в кратчайшие сроки — первое заседание комиссии прошло уже 4 июня. Возглавил ее депутат от правящей фракции «Мой шаг» Андраник Кочарян.

А Пашинян и его союзники продолжили наступление на судебную систему, в особенности — на Конституционный суд.

Напомним, что на этот раз в Конституционный суд направили на рассмотрение не вопрос о мере пресечения, а вопрос, касающийся существа дела о «свержении конституционного строя». То есть суду предстояло решить, законны ли сами обвинения, предъявленные экс-президенту.

20 июня 2019 года парламент Армении, большинство в котором, как мы помним, принадлежит блоку Пашиняна, избрал нового судью КС Ваге Григоряна. Принеся присягу, новоизбранный судья произнес небольшую, но эмоциональную речь. Он сказал, во-первых, что считает судей КС, избранных до «бархатной революции» или по старой версии Конституции, «не настоящими» и признает только Армана Диланяна, избранного в сентябре 2018 года.

Во-вторых, новоиспеченный судья заявил, что принимает на себя полномочия… председателя Конституционного суда — поскольку имеющийся председатель избран по старой Конституции. Он обещал прийти к полюбовному соглашению с новыми коллегами и выработать с ними совместное решение.

Однако самозваного «председателя» его новые коллеги восприняли без энтузиазма, решив, что имеющийся председатель, избранный по закону, их вполне устраивает. И полюбовно договариваться с узурпатором на его условиях не стали. И тогда новый судья просто перестал ходить на работу, продолжая получать немаленькую зарплату и пользоваться служебным транспортом. Видимо, чтобы на работе о его существовании не забыли окончательно, он периодически писал в разные инстанции всевозможные кляузы на Товмасяна и других судей.

25 июня 2019 года Апелляционный суд опротестовал оба решения Давида Григоряна: вернул дело, переданное в КС, в производство и вновь заключил экс-президента под стражу — уже в третий раз. Как отмечали адвокаты Роберта Кочаряна, сами эти решения не находились в полномочиях Апелляционного суда, а передача двух дел одному судье была грубым нарушением.

С этого момента процесс пошел по двум параллельным линиям. Конституционный суд данное решение не признал и направленное ему дело принял к рассмотрению.

4 июля 2019 года Конституционный суд отклонил ходатайство защиты Роберта Кочаряна о приостановке действия статьи УК Армении «свержение конституционного строя» до выяснения, соответствует ли она Конституции, а 18 июля запросил в ЕСПЧ и Венецианской комиссии консультативное мнение по вопросу конституционности данной статьи.

16 июля 2019 года в кабинете судьи Давида Григоряна, который находился в отпуске, прошел обыск. По словам адвокатов, чуть позже выяснилось, что из кабинета пропали (или были изъяты) документы по делу Роберта Кочаряна. На Григоряна открыли уголовное дело, по утверждению адвоката неназванного истца, — не имеющее «никакого отношения» к делу экс-президента.

Вскоре был инициирован процесс «законного подкупа судей». В Закон о Конституционном суде предложили внести положение, согласно которому в отношении подавшего в отставку судьи Конституционного суда с 1 августа по 31 октября 2019 года сохраняется зарплата на момент отставки, дополнительные выплаты к ней и социальные гарантии.

3 сентября 2019 года КС вновь вынес решение, которое можно назвать умеренно благоприятным для Роберта Кочаряна. Он признал соответствующим Конституции закон, по которому экс-президента можно подвергнуть уголовному преследованию, но поставил под сомнение законность ареста Роберта Кочаряна.

Даже эти весьма умеренные решения КС, говорящие вовсе не об особой благосклонности к экс-президенту, а скорее, об отсутствии открытой к нему враждебности и о юридической добросовестности, вызвали резкую и однозначную реакцию правящей партии.

16 сентября 2019 года парламентская фракция Никола Пашиняна «Мой шаг» инициировала процесс прекращения полномочий главы Конституционного суда Грайра Товмасяна. В тот же день глава Службы нацбезопасности Армении Артур Ванецян, до этого принимавший участие в различных делах Пашиняна, включая давление на судью, впервые арестовавшего Роберта Кочаряна, со скандалом подал в отставку.

Он распространил послание, адресованное Пашиняну, в котором обвинил бывшего шефа в «стихийности решений», «огульности действий», «отсутствии различения между первоочередным и второстепенным» и заявил, что «это не имеет ничего общего с честью офицера, его погоны и такой ход событий несовместимы». Вскоре Ванецян достаточно активно включится в политическую борьбу.

Грайр Товмасян
ТовмасянГрайр
Грайр Товмасян

Дальше давление пошло по нарастающей. Нужно сказать, что сам Грайр Товмасян заявлял, что дело Роберта Кочаряна стало все же лишь поводом для давления на Конституционный суд. А цель власти состоит в том, чтобы в будущем сделать суд управляемым.

19 сентября 2019 года по обвинению в растрате и злоупотреблениях арестован крестник Грайра Товмасяна, глава отдела поставок аппарата парламента Армении Кочар Хачатрян.

27 сентября 2019 года министр юстиции Армении Рустам Бадасян заявил, что Товмасян совершил некое существенное дисциплинарное нарушение.

4 октября 2019 года парламент принял решение обратиться в КС с ходатайством о прекращении полномочий Грайра Товмасяна. Ради участия в голосовании несколько депутатов из «Моего шага» досрочно покинули сессию ПАСЕ. Фракция «Просвещенная Армения» поддержала инициативу, «Процветающая Армения» голосование бойкотировала.

Но голосованием дело не ограничилось. Противники Товмасяна взялись уже не за крестников, а за близкую родню.

5 октября 2019 года пресс-клуб сестры главы КС Анжелы Товмасян «Зеркало» подвергся нападению хулиганов, которые забросали двери яйцами и обклеили плакатами.

14 октября 2019 года КС принял решение отклонить рассмотрение дела «О лишении полномочий главы КС Грайра Товмасяна на основе заявления парламента». По сути это означало, что судьи, за исключением одиозного Ваге Григоряна и Феликса Тохяна, который проголосовал за рассмотрение дела, поддержали позицию председателя и вступили в открытую конфронтацию с парламентом и правительством.

17 октября 2019 года в доме отца Грайра Товмасяна прошел обыск. На следующий день отца и дочерей председателя КС вызвали на допрос в СНБ. Сестру Товмасяна Анжелу уволили с телевидения.

22 октября 2019 года экс-спикеру парламента Армении Ара Баблояну и экс-заместителю руководителя аппарата парламента Арсену Бабаяну выдвинуто обвинение в том, что они якобы совершили служебный подлог, чтобы Грайр Товмасян вступил в должность по старой Конституции.

29 октября 2019 года президент Венецианской комиссии Джанни Букиккио выразил обеспокоенность ситуацией с КС, но его голос не был услышан.

Продолжая использовать против непокорных судей всякого рода «кнуты», парламент готовил для них большой и аппетитный с виду «пряник». Судя по всему, вдохновившись цветущим видом Ваге Григоряна, который уже полгода получал зарплату судьи КС, не работая, депутаты приняли закон, проект которого обсуждался еще летом. Согласно подписанному 26 декабря 2019 года законодательному акту, судья, ушедший в отставку в течение двух месяцев, мог получать содержание, равное своей полной зарплате до истечения ранее установленного срока полномочий. Однако «соблазнительное предложение» ни одного судью не соблазнило.

И на следующий день Товмасяну предъявили обвинение в злоупотреблении служебными полномочиями.

Альтернатива прозрачная: судебные мытарства с неясным исходом или безбедная беззаботная жизнь. Иначе говоря: сохранение принципов или предательство всего.

Поняв, что судьи сделали трудный, но честный выбор, правящий блок начал решать проблему принципиально, сиречь законодательно. Но это было уже в новом 2020 году.

(Продолжение следует.)

Председатель Конституционного суда Грайр Товмасян (слева) и премьер-министр Никол Пашинян
ПашинянНиколпремьер-министри(слева)ТовмасянГрайрсудаКонституционногоПредседатель
Председатель Конституционного суда Грайр Товмасян (слева) и премьер-министр Никол Пашинян
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 384