logo
  1. Экономическая война
  2. Удары дронов по Саудовской Аравии
Аналитика,

Удар по нефтяным объектам Саудовской Аравии — жесткое наказание за попытку переговоров?

Атака дроновАтака дронов
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

14 сентября произошел удар группы беспилотников йеменской группировки «Ансар Аллах» по одному из крупнейших в мире нефтеперерабатывающих заводов вблизи города Абкаик в Саудовской Аравии. В результате атаки и последовавшего за ней пожара заводу был нанесен существенный ущерб. В итоге добыча нефти в королевстве упала вдвое — примерно на пять млн баррелей в сутки, притом что общемировая добыча нефти составляет порядка 100 млн баррелей в день. Сообщается, что для восстановления нефтедобычи королевству Саудовская Аравия понадобится по крайней мере несколько недель.

Столь крупное событие не могло не повлиять на множество происходящих в мире процессов. Наибольший интерес из них представляют следующие: ожидаемые переговоры президентов США и Ирана во время 74-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, начало которой запланировано на 17 сентября, и назначение королем Саудовской Аравии своего сына Абдель Азиза бин Салмана министром энергетики.

Назначение принца Абдель Азиза на пост министра энергетики, состоявшееся 8 сентября, — сенсационное событие. Ранее, из соображений элитного баланса, ни один член королевской семьи этот пост не занимал. Принц Азиз — не новичок в нефтяной отрасли. Ранее он курировал работу министерства, и эксперты отзываются о нем как о высококлассном отраслевом специалисте. Кроме того, он активно участвовал в переговорах по созданию группы ОПЕК+.

Комментируя назначение, Вильям Вехлсер, директор ближневосточных программ Атлантического совета, заявил, что «утверждение королевской власти на вершине министерства энергетики является еще одним резким разрывом с предыдущими традициями. … Эти действия представляются в качестве основы для долгожданного первичного публичного размещения акций Aramco, самой прибыльной компании в мире. … Все указывает на то, что саудовцы планируют двигаться быстро, вероятно, сначала разместив листинг на своей внутренней бирже, в надежде, что это можно будет сделать в окне до ожидаемого замедления мировой экономики. Все еще возможно, что это IPO будет совмещено с закрытым размещением части акций с геополитическим импортом, возможно — в Китай».

Опасения по поводу назначения принца на пост министра высказал и Кирстен Фонтенроуз, директор по региональной безопасности в программах Атлантического совета по Ближнему Востоку. Он заявил, что «правительство США будет уделять пристальное внимание связям принца Абдель Азиза с Александром Новаком, министром энергетики России. Отношения Новака с предыдущим министром аль-Фалихом были слишком близки для того, чтоб Белый дом находился в зоне комфорта. Соглашение между Россией и Саудовской Аравией… может привести к росту цен на нефть, что повлияет на выборы в США. Для предотвращения этого может потребоваться обширная дипломатическая работа».

Равнодушных к назначению принца на пост министра и вовсе не осталось после его сенсационного заявления, сделанного 9 сентября — на следующий день после назначения. На Всемирном энергетическом конгрессе в Абу-Даби принц Абдель Азиз рассказал о планах королевства по обогащению урана, а также о том, что в стране уже ведутся эксперименты с двумя ядерными реакторами.

Пикантности заявлению придал твит другого саудовского принца, Абдуллы бен Насер аль-Сауда, опубликованный им 6 сентября. Он заявил, что Саудовская Аравия может «уничтожить Иран за восемь часов» — если захочет.

Напомним: череду ядерных откровений на Ближнем Востоке открыл президент Турции Реджеп Эрдоган, 5 сентября заявивший: «Сейчас почти нет развитых стран, у кого не было бы ядерного оружия. У всех есть… А нам говорят: смотри, не делай! Дальше: рядом Израиль. Есть у него ядерное оружие? Есть. И он им угрожает». А 9 сентября Хаккы Оджал, турецкий политолог, журналист и советник ректора Университета Бахчешехир, комментируя заявление Эрдогана в турецкой правительственной газете DailySabah, отметил, что военные и гражданские власти США готовятся в XXI веке к «серии новых и разрушительных» ядерных войн.

Итак, удар по сердцу саудовской нефтяной промышленности был нанесен через шесть дней после назначения принца Абдель Азиза на пост министра энергетики. Задачами министра называют экстренную подготовку королевства к продаже части акций своей государственной нефтяной компании Aramco. Деньги от продажи акций планируется пустить в том числе на ядерную программу королевства. О том, что программа уже осуществляется, принц заявляет 9 сентября — за пять дней до атаки беспилотников.

Перейдем ко второму сюжету. Вскоре после атаки на саудовский нефтеперерабатывающий завод госсекретарь США Майкл Помпео обвинил Иран в атаке, особо отметив в своих обвинениях президента Ирана Хасана Рухани и своего коллегу Мохаммада Зарифа. «Тегеран стоит за почти 100 нападениями на Саудовскую Аравию в то время, как Рухани и Зариф делают вид, что занимаются дипломатией. На фоне всех призывов к деэскалации Иран начал беспрецедентную атаку на мировые поставки энергоносителей. Нет никаких доказательств того, что нападения были совершены из Йемена»,  — заявил Помпео.

Следует отметить, что определенные основания делать такие заявления у госсекретаря есть. Например, йеменские группировки регулярно атакуют саудовские военные объекты с использованием беспилотников, о чем иранские СМИ рассказывают не только комплиментарно, но и с сообщением подробностей, а иногда и с включением в репортажи интервью с участниками событий. Кроме того, достоверно известно, что Иран продает оружие в Йемен. Около года назад власти США даже проводили выставку-демонстрацию захваченной иранской военной техники на Объединенной базе Анакостия-Боллинг в Вашингтоне. Были продемонстрированы пушки, ракеты, беспилотники, а также зенитно-ракетная система «Сайяд-2», захваченная в Йемене в 2018 году. «Маркировка техники на фарси — это способ Ирана показать, что он не против того, чтобы его поймали на поставках оружия»,  — заявил тогда Брайан Хук, специальный представитель США по Ирану.

Но почему госсекретарь сорвался на Рухани и Зарифе, в то время как всем в США известно, что за осуществление подобных акций в Иране отвечает объявленный террористической организацией в США Корпус стражей исламской революции (КСИР)?

Всего несколько дней назад Трамп отправил в отставку своего советника Джона Болтона — из-за конфликта с ним по ряду вопросов. Известно, что и с Помпео отношения у Трампа складываются совсем не гладко. И то, что Трамп хочет встретиться с иранскими лидерами для проведения переговоров, не означает, что Помпео хочет того же.

13 сентября Трамп заявил, что «Иран хочет встретиться». Были и другие сигналы о предстоящей встрече. Так, СМИ сообщили, что премьер-министр Японии Синдзо Абэ на встрече с Рухани в Нью-Йорке предложит Ирану помощь в области медицины. Отметим, что Абэ в статусе личного переговорщика Трампа посетил Иран в июне этого года и предложил властям республики сделку, от которой последние отказались. Напомним также, что еще в июле этого года глава МИД Ирана Зариф и американский сенатор Рэнд Пол обсуждали возможность встречи Рухани и Трампа во время визита президента Ирана в США для посещения 74-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Напомним, что начало ассамблеи — 17 сентября, через три дня после атаки беспилотников.

Отметим, что представитель Атлантического совета Кирстен Фонтенроуз в статье «После атаки беспилотника хуситов сделайте глубокий вдох» проводит параллель между случившимся и терактом «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Кабуле, сорвавшим мирные переговоры Трампа и «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). «Этот удар особенно наивен из-за опыта талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ — прим. ИА Красная Весна) на прошлой неделе. … Есть большая вероятность, что эта атака была результатом внутреннего спора хуситов и является жестким способом фракции хуситов наказать тех из них, кто желал вести переговоры»,  — пишет он.

Внешнеполитическое ведомство Ирана отвергло обвинения в атаке на Саудовскую Аравию. Версию Помпео решительно опроверг и официальный Ирак (согласно этой версии, атака осуществлялась с территории Ирака). Дополнительно президент Ирана Рухани заявил, что пребывание американских сил на территории Сирии без согласия правительства страны в Дамаске —это интервенция.

Вскоре, с американской стороны, градус риторики повысил сенатор-республиканец от штата Южная Каролина Линдси Грэм. «Соединенным Штатам пора рассматривать нанесение ударов по нефтеперерабатывающим заводам Ирана в качестве возможной меры на случай, если он продолжит устраивать провокации или активизирует обогащение урана. Тегеран не перестанет действовать ненадлежащим образом, пока не столкнется с угрозой более ощутимых последствий вроде ударов по его заводам, которые переломят режиму хребет»,  — заявил он.

В ответ командующий Воздушно-космическими силами КСИР заявил, что «американские военные базы и суда в регионе находятся в пределах досягаемости иранских ракет. … После того, как Иран сбил американский беспилотный разведчик над Персидским заливом в июле, Воздушно-космические силы КСИР были в состоянии повышенной готовности таким образом, что иранские ракеты были нацелены на авиабазу Аль-Удейд в Катаре, авиабазу Аль-Дафра в Объединенных Арабских Эмиратах и американский военный корабль в море Омана. Мы бы ударили по этим целям, если бы США ударили по нам. Мы постоянно готовились к полномасштабной войне».

Кто такой Линдси Грэм? Президент Трамп в конце июля 2019 года, после того как провалилась мирная миссия сенатора Рэнда Пола, поручил сенатору Линдси Грэму осуществлять переговоры с Ираном. Свою программу переговоров Грэм изложил в интервью изданию The Daily Beast. По его мнению, США должны попросить иранский режим подписать так называемое «Соглашение 123» — типовой документ, требующий от стран, заключающих ядерные сделки с США, подписать соглашение о нераспространении. «Я сказал президенту: положите „Соглашение 123“ на стол переговоров с иранцами. Заставьте их сказать „нет“. Я уверен, иранцы откажутся». Но зачем нужен этот отказ американскому сенатору? Для ответа на этот вопрос обратим внимание на то, что 14 июля Линдси Грэм и генерал Джек Кейн опубликовали в Wall Street Journal совместную статью «Иран блефует, заявляя о ядерной энергии». «США всё еще приходится иметь дело с амбициями Ирана по приобретению ядерного оружия. Если это произойдет, арабские государства попытаются также получить ядерную бомбу. … Но прежде чем мы достигнем точки, в которой военный конфликт неизбежен, мы надеемся, что администрация Трампа рассмотрит простое, четкое предложение. Ирану можно было бы разрешить, совместно со своими арабскими соседями, эксплуатировать реакторы и производить ядерную энергию. Любое новое соглашение с Ираном должно также требовать, чтобы Иран прекратил свою поддержку терроризма и усилия по дестабилизации своих региональных соседей. … Но ни при каких обстоятельствах не было бы разрешено обогащать ядерный материал с целью создания оружия», — утверждается в статье.

Джек Кейн (родился в 1943 г.) — крупная фигура в американской элите. Его называют ключевым архитектором «всплеска силы» 2007 года (стратегии США в Ираке). Кейн — консультант Трампа и Помпео по вопросам ближневосточной политики, в особенности в отношении Ирана. Ранее консультировал президента Джорджа Буша-младшего, вице-президента Дика Чейни, госсекретаря Хилари Клинтон и генерала Дэвида Петреуса. Причем с Петреусом у Кейна эксклюзивные отношения: Кейн спас его от смерти во время учений в 1991 году. Отметим, что в начале августа Кейн и Петреус вместе лоббировали решение сохранить размещение нескольких тысяч солдат Сил специальных операций США в Афганистане. Трамп дважды предлагал Кейну должность министра обороны — в 2016 и 2018 годах. Оба раза генерал отказался. Несмотря на это, президент сохранил хорошие отношения с генералом и до сих пор и, в отличие от многих прежних фаворитов, называет его «моим парнем № 1».

В июне 2016 года Кейн стал одним из основателей фирмы «IP3 International», целью которой является содействие передачи ядерных технологий США Саудовской Аравии. Американское издание The Daily Beast отмечает, что значительная часть усилий фирмы «IP3 International» сосредоточена на том, чтобы продать Саудовской Аравии ядерные технологии без подписания королевством юридически обязывающих документов о нераспространении ядерного оружия. Такая сделка позволит Саудовский Аравии производить ядерное топливо оружейного качества. С учетом этого, не удивительна уверенность генерала Кейна и сенатора Грэма в том, что Иран откажется от предлагаемой ими сделки.

Интересно отметить, что экс-советник президента США по национальной безопасности США Болтон противодействовал планам генерала Кейна и сенатора Грэма. А телеканал NBC сообщает, что отставка Болтона связана с его позицией по Ирану: якобы советник высказался против предложения Трампа сделать несколько встречных шагов для инициирования переговоров с Ираном. В связи с этим особенно интересно, что американский консерватор Курт Миллс, предсказавший отставку Джона Болтона за несколько дней до случившегося, предложил назначить на пост советника Трампа генерала Кейна.

Отметим, что Трамп, будучи прагматичным политиком, досуха отжимает сложившуюся ситуацию для извлечения экономических и геополитических выгод. Так, сразу после атаки во время телефонного разговора с наследным принцем Саудовской Аравии президент предложил королевству «сотрудничество в области защиты безопасности». Предложение особенно актуально в свете заявлений йеменского генерала Яхья Сари о том, что количество подобных атак на королевство может и возрасти в случае, если Саудовская Аравия продолжит свою неверную политику в отношении Йемена. Кроме того, министерство энергетики США сообщило о готовности выделить свои стратегические резервы для стабилизации рынка нефти. Особенно интересно последнее предложение выглядит на фоне сообщений Bloomberg о том, что нефть в стратегических запасах США испорчена ядовитым сероводородом.

Заканчивая обзор, приведем совет, который Атлантический совет в лице Кирстена Фонтенроуза дает Саудовской Аравии. «Понимая, что Конгресс не одобрит отправку Америки на войну для защиты Саудовской Аравии, … самая разумная вещь для саудитов — это отремонтировать нефтезавод и показать миру, как мало хуситы могут повлиять на них или их роль в стабилизации мировых энергетических рынков. … Есть большая вероятность, что эта атака была результатом внутреннего спора хуситов и является жестким способом фракции хуситов наказать тех из них, кто желал вести переговоры. … Самое умное, что Иран может сделать прямо сейчас, — это сказать, что это нападение на нефтезавод было внутренним решением хуситов». Вспомним, что многие представители Атлантического совета живо комментировали недавнюю отставку Болтона, и зададимся вопросом: только ли среди хуситов ведется фракционная борьба с жестокими наказаниями тех, кто пытается начать переговоры?