Вместо предновогоднего скачка продаж — вялое восстановление деятельности после локдауна

Добить недобитых. Как малый бизнес пережил локдаун?

Н. А. Кошелев. Офеня-коробейник. 1865
Н. А. Кошелев. Офеня-коробейник. 1865
Н. А. Кошелев. Офеня-коробейник. 1865

Ограничения, связанные с COVID-19, в стране ужесточаются повсеместно. Регионам дали право вводить дополнительные меры по стимулированию вакцинации. Некоторые из них кажутся по меньшей мере спорными, а некоторые и вовсе противозаконными. Как предъявление QR-кодов повлияет на выручку торговых центров и заведений общепита — это предмет для отдельного разговора.

Сейчас речь пойдет о том, как последний локдаун (с 30 октября по 7 ноября), который власти предпочли назвать «нерабочими днями», повлиял на малый и средний бизнес, занятость и доходы широких слоев населения.

Первый серьезный локдаун прошел весной 2020 года. Тогда «нерабочие дни» продлились с 30 марта до 11 мая 2020 года. Уже тогда многие представители бизнеса буквально кричали о том, что локдаун — это смерть.

«Погибли», разумеется, не все. Но после его завершения бизнесмены стали говорить, что второго локдауна точно не переживут. Конечно, можно пожать плечами и сказать, что это крокодиловы слезы, но надо признать, что многие мелкие предприятия и вправду разорились или, уж по крайней мере, не смогли удержать рабочие места. Пусть премьер-министр и говорил о том, что скачкообразного роста безработицы удалось избежать, но все-таки рост этого показателя в 3,5 раза был налицо и это признавали все.

Многие предприниматели очень быстро поняли, что «нерабочие дни» им просто не по карману. И начали работать подпольно. Нарушителей штрафовали, приостанавливали их работу.

Уже в первую неделю апреля 2020 года суды в разных регионах выносили решения о штрафах физических лиц и индивидуальных предпринимателей за подпольную работу. Так, Волгоградский областной суд оштрафовал физлицо, которое якобы без ведома руководителя допускало посетителей в сауну. Поскольку штрафовали физлицо, то сумма оказалась относительно небольшой — 15 тыс. рублей. Также оштрафовали ИП на 50 тысяч рублей за то, что предприниматель продолжила оказывать услуги по ремонту обуви и изготовлению ключей.

Пермский краевой суд уже 1 апреля отчитался о рассмотрении 14 дел о нарушениях в связи с локдауном. На основании статьи 6.3 КоАП РФ все четырнадцать дел закончились приостановкой работы виновников на разные сроки, максимальный из которых составил 50 дней.

Позже в правительстве признавали, что уровень безработицы к концу весеннего локдауна достиг 6,1% от трудоспособного населения, то есть в абсолютном выражении на бирже труда стояли около 4 млн человек. Почти ни у кого не вызывает сомнений, что основное число сокращений легло на категорию малого и среднего бизнеса.

И вот через месяц после сентябрьских выборов пришел черед второго локдауна. Он начинался во всех регионах по-разному.

Где-то его объявили 28 октября, а где-то 30-го. Бизнес вновь заговорил о том, что локдаун добьет тех, кто едва пережил прошлый период нерабочих дней. Предприниматели говорили, что мер, которые предпринимаются государством для поддержки предпринимателей в период ограничений, недостаточно, что нечем будет платить зарплату работникам и так далее.

Защитники идеи локдауна заявляли в деловых изданиях, что их цель состоит в том, чтобы разорвать несколько циклов контактов людей, и что бизнес, конечно, пострадает. Но выбирая между здоровьем людей и деньгами, нужно выбирать здоровье. А те, кто решил нарушить условия локдауна и были пойманы, поплатились за это новыми штрафами.

Весьма популярным стал случай с организатором перевозок по Москве-реке. Перевозчик «Волга-Комплекс» попался на организации досуговых мероприятий да еще без должного обеспечения клиентов средствами индивидуальной защиты. В результате перевозчику как юрлицу грозит штраф в размере 300 тыс. рублей. Если выяснится, что из-за этих нарушений пострадали люди, то денежный штраф может вырасти до 1 млн рублей.

Другой известный случай произошел в Москве 31 октября, когда полиция в ходе рейдов выявила три бара, которым в результате грозит до 90 суток остановки работы.

Но тут важно понимать, что малый бизнес вносит в московский бюджет относительно мало. В регионах его доля куда весомее. Поэтому логично, что на совещаниях губернаторов после локдауна куда настойчивее звучат слова о потерях в экономике и закрытии мелких предприятий, вроде салонов красоты и заведений общепита. Говорить о том, что в регионах лояльней относились к подпольной работе заведений, не приходится — не хватает верифицированных данных. Зато на губернаторских совещаниях можно почерпнуть немного статистической информации.

Так, на совещании губернатора Ульяновской области Алексея Русских звучала цифра убытков за время локдауна в размере 184 млн рублей. Сауны и бани региона получили 27 млн прямых убытков, объекты общепита недополучили 127 млн выручки (по сравнению со средними чеками за такой же период до локдауна), а убытки городских отелей составили 30 млн рублей из-за 30–40% падения занятости гостиниц. По словам бизнес-омбудсмена Екатерины Толчиной, никакие меры поддержки не могут заменить падение спроса.

«Отрасль общественного питания полтора года находится под сильным давлением: законодательным (ограничение по времени работы, количеству посадочных мест, полное закрытие на период нерабочих дней), кадровым (уходят профсотрудники), накладывается необходимость вакцинации сотрудников, есть и информационная проблема, когда в СМИ выставляют рестораны как опасные для посещения места», — заявила Толчина.

Вместе с тем начальник управления по вопросам общественной безопасности Александр Мурашов привел данные, что с начала года за нарушение санитарных требований и ограничений суды оштрафовали ульяновский бизнес на 16,5 млн рублей. Здесь нужно отдельно подчеркнуть, что такая большая сумма образовалась за весь 2021 год. Сколько из этого пришлось на период последнего локдауна, сказать невозможно, но цифра все равно впечатляющая.

«За нерабочую неделю было составлено 1985 протоколов. Рейды показали, что абсолютное большинство закрытых организаций ответственно подошли к исполнению введенных ограничений. Выявлены нарушения в работе на Гая, 100 (магазин „Находка“), кафе „Инферно“, баре „Логово Енота“, ресторане „Ума“, клубе „Панда“ и баре „Иллюзион“. В целом всего с начала года составлено 34 тысячи протоколов, суды вынесли 29 985 предупреждений, выписали 4,5 тысячи штрафов на 16,5 млн рублей», — рассказал Мурашов.

В свою очередь 10 ноября председатель свердловского отделения «Опоры России» заявил, что многие из-за локдауна могут уйти в тень, а 15–20% предприятий вообще закроются из-за ограничительных мер.

Он отметил, что доходность предприятий малого и среднего бизнеса в Свердловской области упала ровно вдвое.

«Сейчас, когда снова начались рабочие дни, оборот немного увеличился, снижение доходности составляет 30–40%. Но это не совсем правильные цифры. В ноябре-декабре обычно наблюдается рост товарооборота на 30–50%, поэтому [если говорить о снижении с учетом этих цифр], то оно достаточно серьезное», — отметил он.

Конечно, в других регионах малый и средний бизнес тоже пострадал от локдауна, но Свердловская и Ульяновская области в этом смысле выглядят довольно показательно. При оценке важности потерь МСП для экономики страны в целом важно учитывать не только роль ресторанов и парикмахерских в налоговых сборах субъектов федерации, хотя она и не такая маленькая от региона к региону, но и их роль в предоставлении вакансий на рынке труда.

Ведь если оставить без доходов и выбросить на улицу критически большую массу людей, то социально-экономический взрыв сможет обрушить государство не хуже любой пандемии.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER