logo
Статья
/ Эдуард Крюков
Россия, по плану Запада, должна принять в Калининградской области «немецких переселенцев» и «выплатить компенсацию порядка 100 тысячам прусским беженцам и их потомкам»

О «германизации» Калининградской области

Тема нарастающей экономической и культурной экспансии Германии в российском эксклаве является актуальной с начала 1990-х годов. Сравнительно недавно наличие этой проблемы в очередной раз публично признали не только журналисты и эксперты, занимающиеся данной тематикой, но и нынешнее руководство региона.

Так, в конце мая 2017 года (тогда еще) врио губернатора Калининградской области А. Алиханов в одном из своих интервью заявил: «В обывательском смысле «германизации» как насаждения культурной идеи в повседневной жизни не видно... Это работа различных некоммерческих организаций [НКО__], всяких «псевдокультурных» центров... Мы будем по этому поводу держать руку на пульсе». О каких НКО и связанных с ними структурах, работающих на «тихую германизацию» российского региона, идет речь?

Для ответа на данный вопрос в первую очередь необходимо обратиться к истории формирования в западной оккупационной зоне послевоенной Германии (территория ФРГ) организаций, объединивших немцев, депортированных в 1945-м из Польши, Литвы и Восточной Пруссии (нынешняя Калининградская область). Ибо в настоящее время практически все муниципалитеты Калининградской области, по утверждению экспертов, «плотно опекаются организациями «изгнанных»!

Напомним, что общее число немцев, депортированных с оккупированных Германией во время Второй мировой войны территорий, составляло более 12 млн человек. В 1949 году, после образования ФРГ, так называемые изгнанные стали объединяться в союзы и заниматься политической деятельностью. В начале 1950-х на базе «Союза изгнанных немцев» и Союза землячеств была образована партия — «Союз лишенных родины и прав».

На федеральных выборах 1953 года Общегерманский блок «Союз лишенных родины и прав» получил 5,9 % голосов и депутатские места в германском бундестаге. В середине 1950-х наиболее влиятельными были землячества немцев из Судет (порядка 340 тыс.), Силезии (318 тыс.) и Восточной Пруссии (130 тыс.).

В 1957 году все подобные структуры объединились в «Союз изгнанных — Объединенные землячества и земельные организации», который насчитывал более 2 млн активистов. Обратим внимание на то, что в руководство «Союза изгнанных» вошли тогда (как и в высшие органы других западногерманских политических партий) многие члены НСДАП и СС. Среди основных декларируемых целей «Союза изгнанных» были «возвращение утраченных восточных земель и изъятой собственности». Речь в данном случае шла об «отмене аннексии» части территории Польши, Чехии и России (имеется в виду Силезия, Моравия, Богемия и Калининградская область). Члены Союза называли себя «пострадавшими во время войны» и требовали «компенсаций».

В 1970 году статус «изгнанного», который, согласно закону, передается по наследству, уже имело 8,9 млн человек, из них 2,6 млн составляла молодежь в возрасте до 20 лет.

Подчеркнем, что радикальные инициативы «Союза изгнанных» всегда имели поддержку со стороны блока правоцентристских партий, объединяющего «Христианско-демократический союз Германии» (ХДС) и «Христианско-социальный союз» (ХСС). Блок ХДС/ХСС, играющий огромную роль в политической жизни Германии, до сих пор оказывает всестороннее содействие «обустройству этнических немцев» на территории стран бывшего СССР и Польши, а также «сохранению немецкой культуры и традиций на территориях, утерянных Германией после войны».

Финансирование «Союза изгнанных», курирующего также «интеграцию изгнанных в немецкое общество», производится из федерального бюджета. При этом эксперты указывают на то, что в законодательстве Германии еще с 1949 года существуют положения, адресующие к «бессрочному праву» бывших владельцев на (свою)«германскую собственность в Пруссии». И это является для «изгнанных» и их потомков мощным стимулом для продолжения борьбы за «возрождения Германии в границах 1937 года».

После воссоединения ФРГ и ГДР в 1990 году «Союз изгнанных», объединявший уже более 20 землячеств, при осторожной поддержке политической и финансовой элиты объединенной Германии начал активно работать на «калининградском направлении» в надежде вернуть «утерянные» земли и собственность. Эта работа включала в себя хорошо продуманную информационно-пропагандистскую кампанию, а также различные экономические и культурные проекты при участии отдельных муниципалитетов и руководства Калининградской области с одной стороны и федеральных земель Германии (где «изгнанные» играли важную роль) — с другой.

Рассмотрим некоторые проекты по «германизации» российского эксклава и познакомимся с отдельными участниками этого процесса.

Одной из крупнейших организаций, входящих в «Союз изгнанных», является Восточно-прусское землячество (насчитывающее около 200 тыс. активистов).

С 1983 года председателем землячества является Вильгельм фон Готтберг — бывший активист ХДС, ставший в 2013-м членом бундестага от националистической партии евроскептиков «Альтернатива для Германии». Позиция этого представителя аристократического рода и уроженца Восточной Пруссии является общей для всех «изгнанных» и заключается она в следующем: «Право человека на Родину должно, наконец, быть реализовано и для немецких изгнанников и их потомков... Желающие вернуться — должны иметь возможность сохранить немецкое гражданство, право на собственность и на беспрепятственный въезд и выезд... И национальная автономия, поддерживаемая государством».

Напомним, что с 1990 года с подачи Восточно-Прусского землячества и при поддержке местных национал-сепаратистов в Калиниграде периодически возникает дискуссия о «необходимости переименования Калининграда в Кенигсберг».

Эксперты обращают внимание на то, что представители Восточно-Прусского землячества были одними из первых, кто в начале 90-х в рамках «гуманитарных проектов» организовывали «профессиональную практику молодых специалистов Калининградской области в Германии». В 1992 году один из руководителей данного начинания, журналистка Гудрун Шмидт стала соучредителем так называемого Ганзейского бюро, координировавшего сотрудничество в «области образовательных проектов» между германской Землей Шлезвиг-Гольштейн (север Германии) и Калининградской областью. С 1991 по 2010 год в данную программу было инвестировано более 1 миллиона евро.

О целях программы можно судить по одному из достигнутых результатов. Многие участники такого трансграничного сотрудничества, занявшие впоследствии влиятельные позиции в бизнесе и образовательной сфере российского региона, стали сторонниками навязываемой немцами позиции, согласно которой «Калининград — это город с европейской идентичностью».

В 2016 году Ганзейское бюро было внесено в списки иностранных агентов.

Летом 2016-го в поле зрения российских правоохранительных органов попала еще одна германская НКО («Зеленогорск — Пинненберг»), курировавшая программу сотрудничества в области образования и осуществлявшая стажировки школьников в Германии из Зеленоградского и других районов Калининградской области.

Работа НКО велась следующим образом. Вначале российские участники проходили строгий отбор, в результате которого на стажировку ехали в основном дети военнослужащих и сотрудников местных органов власти. Затем школьники учились весь 10-й класс в школах города Пинненберга и жили в семьях в основном сотрудников полиции. В течение года они совершенствовали немецкий язык, выполняли учебную программу, проходили «практику» в германских учреждениях и заводили (как потом оказалось) долговременные деловые контакты. В дальнейшем НКО поддерживала связь со всеми «стажерами», отслеживая их карьерный рост. Все расходы в Германии брала на себя осуществлявшая данный проект организация «Зеленоградск е.V», состоявшая в значительной степени из переселенцев северной части бывшей Восточной Пруссии и их потомков. Проект действовал с середины 1990-х годов.

Примечательно, что район Пинненберг территориально находится на германской Земле Шлезвиг-Гольштейн, где свою деятельность осуществляло и вышеописанное Ганзейского бюро.

Глава калининградского филиала Академии геополитических проблем В. Шульгин (как, впрочем, и целый ряд местных экспертов), уже не первый год говорит об опасной тенденции: «Типичное дело у нас в области... Можно и сейчас увидеть, есть много действующих таких программ, в том числе и в БФУ имени Канта, которые финансирует немецкая сторона. Эти организации лепятся и к вузам, и к школам, и к культурным учреждениям. Это все делается для переформатирования сознания молодежи... Это и подкормка тех людей, которые занимаются переформатированием молодежи... Преподаватели... У нас здесь сплошь и рядом мы видим агентуру влияния, как Запад их называет — агентов перемен...»

Рассмотрим, как создавали агентов влияния в уже упомянутом Балтийском федеральном университете (БФУ) им. Канта.

Эксперты обращают внимание на то, что навязывание (бывшему) Калининградскому государственному университету «культа» философа Иммануила Канта (уроженца Кенигсберга) началось с середины 1988 года. Активное участие в данном процессе принимали представители германской интеллигенции, занимавшиеся историей Восточной Пруссии и имевшие отношение к «Союзу изгнанных». Ими выпускались книги и документальные фильмы о досоветской истории Янтарного края. Затем в ведущем вузе региона при активном участии зарубежных гостей стали проводиться научно-практические конференции, посвященные проблемам «исторического краеведения Калининградской области» и «бережного отношения к культурному наследию Восточной Пруссии».

В 1990-е годы некоторые преподаватели калининградского вуза участвовали в выпуске псевдоисторических исследований, искажающих послевоенную историю региона. К ним относится, например, книга «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев», написанная местным историком Ю. Костяшовым совместно с немецким автором Э. Маттесом (утверждающим, что Калининградская область — «чужая для россиян земля»).

А в 2007 году Российский госуниверситет им. Канта (ныне Балтийский федеральный университет им. Канта) выпустил учебник «История Западной России» для 10–11 классов. Здесь в качестве «альтернативы развития» Калининградской области применительно к новым условиям рассматривается следующий вариант: «Превращение региона [бывшей Восточной Пруссии__] в четвертое независимое государство Прибалтики». При этом сами авторы учебника, допустившие подобную провокацию в отношении формирования у молодого поколения региона «образа будущего», скорее всего, понимают, что (в случае предательства местной элитой национальных интересов России) более вероятен другой вариант. И Германия, вложившая за последние почти 30 лет огромные средства в процесс «возвращения Восточных земель», ни с кем делиться не собирается.

Уже с 1993 года в городе Фреден на северо-западе Германии функционирует так называемое Правительство Свободной Пруссии в изгнании, требующее «восстановления бывшей немецкой территории, поделенной между Польшей, Литвой и Россией».

И еще в 1994 году Европарламент, а затем (в 1995-м) Конгресс США приняли резолюции, согласно которым, Калининградскую область в формате «Балтийской республики», либо «Особой европейской территории» необходимо «поставить под опеку Евросоюза и Германии». При этом Россия, по данному плану, должна принять в регион «немецких переселенцев» и «выплатить компенсацию порядка 100 тысячам прусским беженцам и их потомкам».

Такова возможная цена заигрывания части калининградской элиты с участниками «мягкой германизации» российского эксклава.