logo
Статья
/ Андрей Трубников
Главный вопрос, который остается после прочтения устава Коммунистической партии Китая, — не встала ли уже она на тот путь, который привел когда-то к краху КПСС и СССР

Патриотический социализм с зажиточным лицом (читая Устав КПК)

undefined

Китай не может не привлекать пристального внимания России, для которой понимать соседа с почти полуторамиллиардным населением — жизненная необходимость. И руководящая Китаем Коммунистическая партия (КПК), и её идеология вызывают огромный интерес. Что такое китайский марксизм? Как осмысляет КПК современный мир? Какие ставит перед собой задачи?

Ясно, что в попытке понять КПК не стоит придавать абсолютное значение её уставу, но и без анализа этого документа обойтись тоже невозможно. Осознавая и необходимость, и недостаточность этого чтения, постараемся найти в Уставе КПК ответы на ряд вопросов.

В чём видит КПК свою цель? В первом абзаце программы КПК заявлено, что «высший идеал и конечная цель партии — осуществление коммунизма».

Как видит КПК путь к коммунизму? В программе заявлено, что путь к коммунизму лежит через развитие социалистического общества: «Коммунизм как высший идеал, к которому стремятся китайские коммунисты, осуществим только на базе полного развития и высокой развитости социалистического общества… …если твердо держаться основных положений марксизма-ленинизма и идти по пути, который избран китайским народом по собственной воле и отвечает китайским реалиям, то дело социализма в Китае обязательно одержит окончательную победу». При этом КПК считает, что Китай находится на «начальной стадии социализма» и что этот «неминуемый исторический этап осуществления социалистической модернизации в Китае … займет не менее ста лет».

Кто субъект движения к коммунизму? С заявления об авангардной и руководящей роли КПК в построении «социализма с китайской спецификой» начинается устав КПК.

В чем видит КПК специфику социализма в Китае? В уставе перечислены шесть теоретических оснований деятельности КПК, первое из которых — марксизм-ленинизм, а еще пять являются китайским развитием марксизма. Эти основания:

1. Марксизм-ленинизм: устав КПК признаёт верным основные положения марксистско-ленинского учения об историческом развитии: «Марксизм-ленинизм открыл законы исторического развития человеческого общества, его основные положения остаются верными и обладают могучей жизненной силой».

2. Идеи Мао Цзэдуна, роль которого заключается в соединении марксизма-ленинизма с китайской практикой, что привело к победе «новодемократической революции и созданию КНР — государства демократической диктатуры народа», а затем — к переходу «от новой демократии к социализму».

3. Теория Дэн Сяопина «социализма с китайской спецификой» — «Теория Дэн Сяопина как результат соединения основных положений марксизма-ленинизма с практикой современного Китая и особенностями эпохи».

4. Идеи тройного представительства, которые «являются мощным теоретическим оружием в деле усиления и улучшения партийного строительства, стимулирования самоусовершенствования и развития нашего социализма».

5. Научная концепция развития (XVI съезд КПК в 2002 году), которая отвечает на вопрос, какое развитие нужно в новых условиях. Эта научная концепция «видит в человеке основу основ и предполагает всесторонность, гармоничность и устойчивость развития». Отметим проблемный термин «устойчивое развитие», который вошел в программу КПК.

6. Идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи (XVIII съезд КПК в 2012 году).

Отметим, что в программе КПК многократно подчеркивается преемственное развитие идей от Мао Цзэдуна до Си Цзиньпина.

Специфическое для Китая развитие теории социализма определяет то, как КПК видит ведущее противоречие эпохи и чьи интересы выражает партия.

Чьи интересы выражает КПК? В уставе КПК сказано, что «у партии нет никаких особых интересов, кроме интересов рабочего класса и широчайших народных масс. Она всегда ставит интересы масс на первое место, делит с массами горести и радости, поддерживает с ними самую тесную связь».

В соответствии с идеями тройного представительства КПК должна представлять интересы 1) передовых производительных сил; 2) передовой китайской культуры и 3) интересы широких слоев китайского населения. Критики идеи тройного представительства считают, что этот принцип означает уход от классового подхода, т.к. партия представляет интересы не исключительно авангарда трудящихся и интеллигенции (как это было, например, в КПСС) — в КПК могут состоять и предприниматели, и капиталисты. И действительно, КПК заявляет в уставе о том, что классовая борьба перестала быть ведущим противоречием эпохи.

В чём видит КПК ведущее противоречие эпохи? КПК не считает больше классовую борьбу ведущим противоречием в Китае — «в силу внутренних факторов и зарубежного влияния классовая борьба будет в определенных рамках еще долго существовать, а при известных условиях, возможно, и обостряться, но она уже перестала быть главным противоречием». В программе сказано, что «на нынешнем этапе главное противоречие нашего общества есть противоречие между постоянно растущими потребностями народа в прекрасной жизни и неравномерностью и неполнотой развития».

Как разрешить противоречие между потребностями народа и неравномерностью развития? КПК в уставе заявляет, что социалистическое строительство должно «основательнее раскрепостить и развить производительные силы, постепенно осуществить социалистическую модернизацию», что приведет к построению «среднезажиточного общества», которое поставлено целью к столетнему юбилею КПК (то есть к 2021 году).

КПК поставила высшим приоритетом развитие экономики: «развитие — наипервейшая по важности задача партии в деле управления государством и подъема страны», партии нужно «подчинять и ставить ему на службу всю работу». Главная задача, которую ставит КПК — «вести и сплачивать многонациональный народ страны на выполнение центральной задачи — экономического строительства» и «превращение Китая в богатую, могущественную, демократическую, цивилизованную, гармоничную и прекрасную модернизированную социалистическую державу собственными силами и самоотверженным трудом».

Как развивать производительные силы? Через совместное развитие разных секторов экономики при ведущем месте сектора общественной собственности.

«Коммунистическая партия Китая ведет народ на развитие социалистической рыночной экономики». Рынок должен регулировать распределение ресурсов, а социалистическое правительство осуществляет единое планирование, регулирование и контроль на макроуровне. В уставе КПК поставлена задача «развертывать решающую роль рынка в размещении ресурсов, полнее раскрыть роль правительства, создавать совершенную систему макрорегулирования и макроконтроля».

В программе также заявлено, что при доминанте распределения по труду должны сосуществовать и другие формы распределения (то есть не по труду), что нужно «поощрять часть районов и часть людей раньше других становиться зажиточными», при этом «постепенно создавать зажиточную жизнь для всех членов общества».

Как сдержать захват власти в Китае капиталистами? Создается впечатление, что в ведущем противоречии, которое видит КПК, буквально сформулирован этот вызов: с одной стороны, народ хочет жить с большим достатком, а для обеспечения экономического развития нужен частный сектор; с другой стороны, наращивая частный сектор (неравномерность развития внутри Китая) рискуешь нарваться на контрреволюцию. Допуская сосуществование с капиталистами, КПК пытается «оседлать дьявола». Как КПК хочет защитить социализм?

В программе заявлено, что критерием оценки развития должно служить общественное социалистическое благо — «идет ли она на пользу развитию производительных сил социалистического общества, усилению совокупной мощи социалистического государства, повышению жизненного уровня народа».

В программе также заявлено, что необходимо не только «твердое отстаивание социалистического пути, демократической диктатуры народа, руководства со стороны Коммунистической партии Китая и марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна», но при этом еще и необходимо «бороться против буржуазной либерализации», предлагается «давать отпор разлагающему влиянию тлетворной буржуазно-феодальной идеологии».

КПК оставляет за собой монополию на силу — «абсолютное руководство Народно-освободительной армией и другими народными вооруженными силами». Правда, способна ли защитить эта монополия на силу, если капиталисты могут атаковать партию изнутри?

Как «примирить» труд и капитал? Как убедить капиталистов работать вместе с КПК? Ответ не нов: попробовать сплотить граждан вокруг идеи о национальном величии, которая объединяет всех жителей Китая. В части о культурном развитии заявляется, что нужно «утверждать социализм с китайской спецификой как наш общий идеал, воспевать национальный дух, ядро которого патриотизм, и дух времени, ядро которого реформы и инновации, культивировать и внедрять в практику основные ценности социализма, распространять социалистическое понятие чести и позора».

КПК предлагает «укреплять чувство национального достоинства, уверенности в себе, стремление к самосовершенствованию» и настаивает на том, чтобы быть против «как "левых", так и правых ошибочных уклонов, хранить бдительность против правого уклона, но особенно следить за предотвращением "левого"».

В программе КПК перечислены исторические задачи, которые партия считает необходимым решить, и это задачи тоже национальные: продвижение вперед модернизации, завершение воссоединения Китая, защита мира во всем мире и стимулирование совместного развития, осуществление китайской мечты о великом возрождении китайской нации.

Что с человеком? В уставе обозначены задачи развития человеческой личности, сказано, что экономика (и зажиточная жизнь) должны развиваться «стимулируя всестороннее развитие человеческой личности», что нужно «повышать личностные качества тружеников», что следует «воспитывать членов партии в духе великого идеала коммунизма» и «всемерно развивать образование, науку и культуру». В разделе о китайской концепции развития отмечено, что эта концепция «видит в человеке основу основ и предполагает всесторонность, гармоничность и устойчивость развития».


Вряд ли можно отрицать, что за прошедший век мир качественно изменился и классовой теории начала XX века недостаточно для осмысления современной эпохи и её противоречий. Переосмысление КПК марксистской идеологии в новых условиях — это очевидная необходимость. Впечатляет и централизованное планирование КПК с горизонтом на десятки лет. И китайские идеи о многоукладной экономике показывают всему миру материальные результаты... И в целом понятно, какие вызовы ставит перед КПК парадоксальный союз труда и капитала, реализуемый КПК. Вопрос, сумеет ли КПК удержать своих капиталистов под контролем, а членов партии от искушения «зажиточностью»? Можно вспомнить слова Си Цзиньпина об опасности утраты китайской компартией идей и ориентиров.

Главный вопрос, который остается после прочтения устава, — вопрос о коммунизме. Возможность коммунизма связана с коллективным духовным преобразованием человека. А дорога к «зажиточному обществу» ведет в другую сторону. И на политическом уровне есть огромная разница между парадоксальным союзом труда и капитала как гуманистических национальных сил против сил глобального постмодернистического расчеловечивания и союзом труда и капитала ради построения общества зажиточности. И на ценностном уровне заявленное в уставе стимулирование создания «сообщества единой судьбы человечества» не может строиться вокруг идеи зажиточности.

Не напоминает ли устав КПК с «обществом зажиточности» выбранный Советским Союзом путь к «гуляш-коммунизму», приведший в итоге СССР к краху? Возможен ли коммунизм, если коммунистическая партия не ставит главной целью преобразование человека, подчиняя этой цели всё остальное, включая экономику?