7
апр
2020
  1. Социальная война
  2. Коронавирус на Украине
Илья Пилюхин / ИА Красная Весна /
Почему министр охраны здоровья Украины через 26 дней лишился своей должности? Кто такая Ульяна Супрун и за что ее прозвали «Доктор Смерть»? В чем суть реформы здравоохранения на Украине и чем она может обернуться для ее граждан во время пандемии коронавируса?

«Убийство во время чумы»: как проводится реформа здравоохранения на Украине

Реформа здравоохранения на Украине
УкраиненаздравоохраненияРеформа
Реформа здравоохранения на Украине
Изображение: Сергей Анашкин © ИА Красная Весна

30 марта Верховная рада срочно отправила в отставку главу министерства охраны здоровья (МОЗ) Украины и назначила нового. Проработавший в должности всего 26 дней экс-министр здравоохранения Илья Емец выступил с видеообращением, в котором заявил, что его увольнение связано с лобби бывшей исполняющей обязанности (и. о.) министра здравоохранения — Ульяны Супрун.

Новый глава министерства охраны здоровья (МОЗ) Украины — Максим Степанов — заявил о продолжении плановой реформы отрасли, которая вступила в очередной, решающий этап с 1 апреля 2020 года.

Так из-за чего министр охраны здоровья Украины через 26 дней лишился своей должности? Кто такая Ульяна Супрун и за что ее прозвали «Доктор Смерть»? В чем суть реформы здравоохранения на Украине и чем она может обернутся для ее граждан во время пандемии коронавируса?

Реформатор из-за бугра

Ульяна Супрун, урожденная Юркив, родилась в Детройте в семье крупного оружейного магната украинского происхождения Джорджа Гарри Юркив, который был вице-президентом компании North American Controls. С детства посещала Украинскую греко-католическую церковь и состояла в украинской скаутской организации «Пласт». Получила медицинское образование и практику в США. Муж — канадец украинского происхождения Марко Супрун является политологом, режиссером и радиоведущим программы Ukraine Calling.

Осенью 2013 года, прямо перед событиями евромайдана, супруги Супрун вдруг решили переехать на Украину. Почти сразу по приезду, Ульяна Супрун активно включилась в события на площади Независимости и попробовала устроиться в медицинскую службу евромайдана в Доме профсоюзов. Однако она, не проработав там и трех дней, была «выгнана» тогдашним главой службы Олегом Мусием.

Неудача не остановила Супрун. Благодаря значительным связям за рубежом она возглавила гуманитарные инициативы Всемирного конгресса украинцев и основала общественную организацию «Защита патриотов». Кроме этого, в 2015 году она стала основателем и директором Школы реабилитационной медицины Украинского католического университета.

Политический вес этой фигуры наконец-то было оценен властью и в июле 2015 года личным указом президента Украины Петра Порошенко супруги Супрун получили украинское гражданство, сохранив при этом гражданство США.

Через год, по предложению премьер-министра Гройсмана, Порошенко назначил ее заместителем министра здравоохранения, а потом исполняющей обязанности министра. Супрун являлась и. о. рекордные три года, с 1 августа 2016 года по 29 августа 2019 года.

Отметим, что и назначение, и работа в должности и. о. министра Супрун противоречит законам Украины, так как закон о гражданстве Украины запрещает иметь двойное гражданство, а исполнять обязанности министра можно не более 1 месяца.

Однако, ни первое, ни второе не помешало Ульяне Супрун начать одну из самых масштабных антисоциальных реформ в сфере здравоохранения, за что она и получила свое прозвище «Доктор Смерть».

Суть реформы здравоохранения на Украине

Официальные СМИ преподносят реформу как спасение и панацею. В результате нее рядовые граждане получат и бесплатные медицинские гарантии, и качественную помощь, и даже реабилитацию. Медики же, в свою очередь, получат существенное повышение зарплаты, больницы больше финансирования, и всем-всем будет хорошо. Но что стоит за этими красивыми обещаниями?

Несмотря на то что большая часть медицинской помощи на Украине уже давно стала платной, а качество ее оставляло желать лучшего, принцип финансирования системы здравоохранения позволял с горем-пополам поддерживать изъеденный остов недобитого советского наследия.

Государство выделяло всем медицинским учреждениям субвенции (целевые межбюджетные трансферы — прим. ИА Красная Весна) за их работу. Эти деньги были достаточны для выплаты зарплат и коммунальных платежей, а иногда для закупки части лекарств и оборудования. И если гражданину Украины сильно повезло, и в больнице оказывались необходимые лекарства, то он мог получить медицинскую помощь бесплатно.

В таких условиях жалкие остатки от когда-то лучшей в мире системы здравоохранения Семашко, со старыми кадрами и частью честных молодых медиков, которые не разбежались по разным местам после мединститута, хоть как-то помогали гражданам Украины лечить их болезни в мирное время.

Но после прихода к власти евромайданщиков, с советским наследием решено было покончить окончательно и бесповоротно везде. И, конечно, с «совком» в здравоохранении. Идеальным кандидатом на выполнение этой роли стала Ульяна Супрун.

Суть реформы Супрун кратко можно описать так: «деньги идут за пациентом», то есть государство, в лице Национальной службы здоровья Украины (НСЗУ), готово оплатить медучреждению каждый пролеченный случай, а пациент, в свою очередь, волен выбирать любое медицинское учреждение, которое, по его мнению, окажет ему медицинские услуги наиболее высокого качества. Эдакое голосование «кошельком» за «лучших».

Таким образом, по мысли реформаторов, финансирование получат те медицинские организации, которые лучше всего оказывают соответствующие услуги, а не «пустые койко-места». Судьба плохо конкурирующих за пациента больниц и поликлиник ясна — не получив финансирования они должны будут закрыться.

Только не «совок»!

Необходимо отметить, что реформа являет собой полный антипод советской системы здравоохранения Семашко.

Во-первых, по здравой идее Семашко, государству нужны здоровые, а не больные люди, поэтому огромное внимание и финансирование уделялось профилактике заболеваний и организации санаторно-курортного лечения.

Но в схеме Супрун, если нет больных, значит нет и денег. То есть, чтобы существовать, медицинским учреждениям нужен больной, а не здоровый человек. Больной, а не здоровый народ — иначе ни врачи, ни больницы просто не получат денег. О профилактике речь вообще не идет.

Во-вторых, одной из главных идей советской системы было создание централизованной и разветвленной системы здравоохранения с отчетностью и соподчинением, в которой каждый человек прикреплен к медучреждению по месту жительства. Какое значение имеет наблюдение с самого детства, медицинская карта и наличие по месту жительства поликлиники и больницы в случае болезни, понятно и неспециалисту.

По реформе Супрун, пациент сам волен решать, куда ему идти «голосовать кошельком». В этих условиях вполне ясно, что малокомплектные больницы небольших городов и сел просто закроются, так как у них будет недостаточно обращений, а значит, не будет достаточного финансирования.

Такая же участь постигнет и многие больницы в крупных городах, которым коллеги из других больниц, ставшие теперь конкурентами, постараются испортить репутацию. Рынок так рынок! Важно не здоровье, а бизнес.

Но и оставшиеся хорошие больницы в этих условиях сильно понизят качество медицинской помощи из-за перегруженности и из-за того, что будут не в состоянии переработать огромные и постоянно меняющиеся массивы данных пациентов. О порядке, соподчинении, отчетности, координации в таких условиях говорить бессмысленно.

И последнее, но может быть, самое существенное и убийственное в реформе. На Западе в каком-то смысле «деньги идут за пациентом», точнее, за его страховкой, но главный вопрос в их количестве. Потому что медучреждениям надо обеспечивать себя и своих сотрудников.

На Украине выделена твердая сумма на всех — 72 млрд гривен или около $2,63 млрд, что составляет около 3% ВВП. Она явна недостаточна для 41 млн граждан Украины, чтобы обеспечить всем бесплатное и качественное здравоохранение. Даже если абсолютное большинство украинцев будут болеть в разы меньше. А если допустить, что поверив в бесплатность, все ринуться лечиться или, что хуже, придет эпидемия, то этих денег катастрофически не хватит.

Но даже без эпидемии для большинства медучреждений новая схема финансирования означает смерть. Минздрав Украины разработал тарифы, по которым Нацслужба здоровья будет платить больницам за пролеченные случаи. Ознакомиться с этим «прайсом» может каждый. Увидев его, украинские врачи возопили. Оказалось, что тарифы на лечение занижены на 40–80%, а по некоторым позициям в несколько раз.

«Новые тарифы. Национальная служба здоровья: „16 001,43 гривен — тариф с оказания медицинской помощи при остром инфаркте миокарда в стационарных условиях (ставка на пролеченный случай)“. Вы это серьезно? Это не глупость, это — подлость и мерзость по отношению к пациентам и медикам», — написал на своей странице в Facebook известный врач-кардиолог Борис Тодуров.

Понятно возмущение врача, так как по оценкам специалистов, в реальности лечение инфаркта может стоить 50–70 тысяч и больше — в зависимости от тяжести заболевания. Ясно, что разница будет покрываться за счет пациента, за счет сокращения персонала, за счет уменьшения зарплат медиков и затрат медучреждения.

И такая ситуация по каждому пункту — от вызова скорой, до УЗИ и операций. Но даже эти деньги больницы сразу не получат — финансирование пройдет по так называемой «глобальной ставке» в размере 60%, учитывая показатели финансирования больницы за последние два года.

Эксперты отмечают, что самое жестокое сокращение будет по двум направлениям: тубдиспансеры и психиатрические лечебницы.

Из-за этого сейчас в Запорожье на грани закрытия три из четырех противотуберкулезных диспансера. На всю область после сокращения останется 12 фтизиатров, а пациентов с открытой формой туберкулеза предлагается лечить дома.

Крупнейшая на западе Украины Львовская областная психиатрическая больница взывает к властям и гражданам, и заявляет о катастрофической ситуации с финансированием. С 1 апреля они не получили достаточного денег и оказались под угрозой закрытия.

«Есть контракт с НСЗУ почти на 53 млн грн на девять месяцев до конца 2020 года. То есть мы имеем на месяц чуть больше 5 млн грн, а у нас только фонд заработной платы 8 млн грн. Вот и вся математика. Питание, медикаменты, стирка — это всё не попадает в финансирование», — сообщил главврач больницы Богдан Чечотка.

Проблемы с финансированием испытывают сейчас почти все больницы и поликлиники. Но не каждая больница сможет заключить договоры с НСЗУ, так как обязательным условием является компьютеризация медучреждений, которые должны обеспечить местные бюджеты. Стоит ли говорить, что в местных бюджетах на фоне перманентного кризиса и дефицита бюджетов нет денег.

Все эти последствия описаны для мирного времени, но оно с приходом на Украину коронавируса закончилось, а значит, последствия из скверных превращаются в чудовищные.

Убийство медицины во время чумы

Если деньги идут вслед за пациентом, то это значит, что у больниц нет никаких резервов. Ни лекарственных, ни средств защиты, ни койко-мест, ни аппаратов ИВЛ, ни кадровых, и восполнить их неоткуда. НСЗУ подавай ведь сначала вылеченного больного, а потом тебе, может быть, дадут урезанное вполовину финансирование. Какая готовность к пандемии? И эта система будет бороться с COVID-19?

А теперь посмотрим, в какие условия поставлены руководители медучреждений, и что они делают сейчас.

«Представьте себе, что вы — главврач коммунального медучреждения. С переходом на финансирование по новой схеме вам нужно так перестроить работу больницы, чтобы она стала хотя бы не убыточной, а еще лучше — прибыльной. Что вы будете делать?» — спрашивает глава Национальной медицинской палаты Украины Сергей Кравченко.

«Первым делом сократите самые затратные койко-места, а это, к примеру, инфекционное отделение. Денег оно особо не приносит, а содержать его, особенно если есть карантинные боксы, очень дорого»,  — резюмирует Кравченко.

Ситуацию, с поправкой на эпидемию коронавируса, похоже, хотел изменить экс-министр и профессиональный врач — Илья Емец, который предложил смягчить реформу Супрун или хотя бы заморозить ее на три месяца, на период эпидемии COVID-19. Судя по всему, за это он и поплатился местом.

Новый глава МОЗ Украины Максим Степанов, который врачом никогда не работал, хладнокровно продолжил проводить решения «Доктора Смерть» в жизнь. Последствия уже видны по всей стране и это, к сожалению, только начало.

В то время, когда в Италии и Испании призывают выйти на работу пенсионеров и всех, кто имеет медицинское образование, на Украине всё наоборот. Планово закрываются больницы, планово сокращается персонал, планово недофинансируют и, кажется, планово готовят катастрофу.

По сообщениям украинских СМИ, в больницах Украины, куда поступают сейчас больные коронавирусом пациенты, уже предупреждают об изменениях условий оплаты труда. С 1 апреля врачи будут получать только минимальную ставку 4,7 тысячи гривен в месяц (около 13 тысяч рублей). Недовольным предлагают увольняться или выживать за счет пациентов.

В своих интервью врачи с Украины говорят о том, что сейчас многие их коллеги массово уходят в отпуск без содержания или увольняются, потому что не хотят без защиты и за копейки рисковать своими жизнями в условиях всеобщего бардака.

Так, в Сумах сократили 47 врачей, причем даже по тем категориям, по которым нельзя сокращать.

В Запорожье медики скорой помощи вышли на протест, так как по новому приказу министра Степанова они не включены в план повышения зарплат.

В Одесской области медики скорой помощи заявили, что им выдали один комплект защиты на бригаду скорой помощи.

Медики больницы Водников в Одессе выступили с видеообращением к власти и заявили, что их больница катастрофически не готова к приему больных коронавирусом, несмотря на реляции в СМИ. Штат недостаточен, нет протокола лечения, нет лекарств, расходников, средств защиты, изолированных боксов, нет разделения на «чистую» и «грязную» зоны, нет ничего, что нужно.

Всё это оттеняется каким-то сюрреалистическим информационным фоном в СМИ.

Крупнейшее информационное агентство Украины УНИАН публикует новость, что посольство Германии передала Украине, задумайтесь, целых 100 полнолицевых масок, 40 медицинских масок и 13 защитных костюмов!

В Киеве пациента с COVID-19 в тяжелом состоянии увезли на «скорой» в больницу, но не госпитализировали, а привезли обратно домой.

Супрун просит в Twitter у Илона Маска аппараты искусственной вентиляции легких, потому что на Украине их всего 3500 штук. То же самое сделал несколько позднее и украинский МИД.

А жена новоиспеченного министра здравоохранения зарегистрировала фирму ООО «БЕСТЗДРАВ» по продаже медтехники аккурат в день назначения своего мужа главой МОЗ Украины.

Реформа уже обернулась сокрушительными последствиями, но в условиях пандемии коронавируса их цена, исчисляемая человеческими жизнями и здоровьем, будет умножена многократно. Вирус SARS-CoV-2 высветит истинное положение дел в государстве и лица тех, кто совершает «убийство медицины во время чумы», которое недалеко от убийства настоящего.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER