Вместо самокритики и эффективной работы над ошибками, чиновники способны лишь щеки надувать

Система власти проваливает кризисный «тест на COVID-19» — взгляд из Сибири

Борис Арцыбашев. Роботы (фрагмент)
Борис Арцыбашев. Роботы (фрагмент)
Борис Арцыбашев. Роботы (фрагмент)

К чему приведет неразделенная любовь российского истеблишмента к дистанционному образованию?

В одной популярной песне, написанной Ингвардом Донсковым и исполняемой Львом Лещенко, есть фраза: «А ты не верь словам. Слова — пустое». Песня написана про любовь, но наши сограждане принцип «не верь словам» уже давно взяли на вооружение при анализе обещаний политиков.

В последнее время во многих сегментах российского общества все активнее говорят про дистанционное образование — этому немало поспособствовала пандемия коронавирусной инфекции. Провластные и либеральные СМИ, а также ряд экспертов на разный манер начали описывать все прелести этого формата обучения, включая и аспект безопасности. Однако наши сограждане уже насторожились, памятуя про правило «Не верь словам. Слова — пустое».

Все понимают, что образование, по своей сути, является не просто получением информации и знаний, приобретением каких-либо компетенций. Это, в первую очередь, процесс формирования личности, воспитания Человека.

Очевидно, что социально активную и творческую личность невозможно сформировать без живого общения с такими же учащимися, а главное — с учителем, поскольку без этого никакой полноценной социализации у ребенка не возникнет.

Граждане России чувствуют, что убрав очное образование или даже попросту сократив его, формирующаяся творческая личность будет погублена на корню. Антуан де Сент-Экзюпери на схожую тему писал об этом творческом начале в каждом человеке: «Вот маленький Моцарт, он весь — обещание! Он совсем как маленький принц из сказки, ему бы расти, согретому неусыпной разумной заботой, и он бы оправдал самые смелые надежды!».

Жители же России, на своей шкуре ощутив, что это за радость вселенская под названием «дистанционное образование», от этого дела взвыли волком и крайне настороженно стали относиться к перспективам усиления дистанционного начала в школе.

3 июля 2020 года президент России Владимир Путин заявил: «Не может, естественно, обычный способ получения знаний, естественный процесс в этой сфере полностью быть подменен дистанционным обучением». Многих сразу же насторожило сказанное президентом слово «полностью». Ведь эта допущенная оговорка предполагает, что частично подменить можно.

Еще до этого высказывания главы государства, Минобрнауки России отчиталось 2 июля о том, что введение дистанционной формы образования в России не планируется.

Однако, несмотря на все эти заверения властей, реальная жизнь давала несколько иную пищу для размышлений.

Так, по всей стране изменился обычный формат школьных линеек на 1 сентября. Сибирские школы также не стали исключением. К примеру, в минобрнауки Новосибирской области сообщили, что по причине угрозы коронавируса во избежание вспышек заболеваемости решено изменить формат проведения школьных линеек.

Это сразу же породило логичный вопрос: если школьникам нельзя собираться на линейках, то как они будут обучаться в школах, в которых полно учащихся?

Вишенкой на торте сомнений и подозрений граждан о том, что, грубо говоря, им обещают жениться, но делать этого не собираются, стала информация о вхождении трех сибирских регионов — Новосибирской и Кемеровской областей, а также Алтайского края в число субъектов РФ, в которых будет проводиться эксперимент «по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды». Соответствующий проект Постановления правительства РФ о проведении эксперимента в 2020–2022 годах уже опубликован на официальном портале правовых документов.

Региональные чиновники поспешили разъяснить, что граждане как всегда неправильно все поняли, поскольку проект этот лишь предполагает закупку компьютеров для школ, обновление компьютерных сетей образовательных учреждений, создание пяти цифровых образовательных центров «IT-куб», перевод сайтов школ на единую платформу «Госвеб», создание личных кабинетов на портале госуслуг для педагогов, родителей учеников и школьников и прочее.

Однако успокоительные мантры чиновников граждан уже не убеждают, ведь как минимум свежа память об аналогичных мантрах по поводу пенсионной реформы.

В итоге в социальной сети «ВКонтакте» петицию против дистанционного образования с 30 июня подписало уже около 700 тысяч пользователей.

Очевидно, что недовольство родительской общественности перспективами дальнейшей «дебилизации» образования посредством тотального внедрения дистанционных технологий и замещения ими традиционного обучения не ограничится лишь виртуальным пространством.

А значит, у представителей власти есть еще чуть больше месяца, чтобы начать нормальный и честный диалог с обществом по этому вопросу.

Тревожные звонки на пути к коллапсу системы власти в борьбе с COVID-19

Из сибирских регионов приходит все больше тревожных новостей о провалах местных властей в сдерживании распространения коронавируса. Складывается ощущение, что чиновники пытаются делать хорошую мину при плохой игре, поскольку почти во всех регионах Сибири число зараженных растет, а должного уровня мобилизации системы здравоохранения как не было, так и нет.

Новосибирские областные власти на прошедшей неделе продолжили курс на восстановление довирусной жизни. В частности в регионе разрешили работу летних кафе.

Однако делается это на фоне роста числа зараженных коронавирусом, а также фиксации рекордной смертности от COVID-19. По мнению властей, скачок смертности произошел не по причине COVID-19, а связан с сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологией и болезнями органов дыхания

В Омской области разгорается скандал вокруг открытого 15 мая нового госпиталя Минобороны РФ. Ранее местное сетевое издание «БК55» со ссылкой на источник из самого медучреждения сообщило, построенный за рекордные 57 дней «425-й военный госпиталь» до сих пор не работает, несмотря на бодрые рапорты о полной строительной готовности и якобы установленном медоборудовании.

19 мая, спустя несколько дней после торжественного открытия госпиталя губернатор Александр Бурков заявил, что в связи с достаточностью коечного фонда в регионе «госпиталь пока не задействован в борьбе с коронавирусом». Руководитель же подрядной организации, непосредственно занимавшейся строительством медцентра, Алексей Червяков в интервью местному «12-му каналу» со своей стороны заявил, что еще не все пусконаладочные работы были завершены и это потребует около 5-10 дней, но к 1 июня все системы будут протестированы, и помещение будет готово к приему пациентов.

20 июня глава омского минздрава Ирина Солдатова выразила беспокойство относительно массового заражения обитателей дома-интерната для престарелых «Нежинский геронтологический центр». В письме на имя главы регионального минтруда она подчеркнула, что резерва коечного фонда не хватит, чтобы единовременно госпитализировать около 200 инфицированных. Это контрастировало с заявлениями властей о том, что в новом военном госпитале пациентов ждут 100 прекрасно оборудованных высокотехнологичных койко-мест.

7 июля местное издание «БК55» сообщило, что госпиталь сдан только по бумагам, поскольку властям важно было успеть к назначенной дате: отделка в помещениях не закончена, отопление не проведено, и практически отсутствует медоборудование.

Позднее представители оборонного ведомства опровергли информацию о неготовности медучреждения и сообщили, что объект сдан и полностью укомплектован необходимым имуществом и материальными средствами еще 30 апреля, а в настоящее время в нем проходят лечение 40 пациентов «как из числа гражданских лиц, так и из числа военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации».

Однако ясности в вопросе о том, хватает ли в регионе койко-мест для все прибывающих пациентов с COVID-19 так и не появилось, причем власти эту ясность привносить не спешат.

Другой проблемой для региона стала работа омского диагностического центра, к которому выстраиваются очереди из карет скорой помощи. Дело в том, что один из двух в городе аппаратов мультиспиральной компьютерной томографии (МСКТ), на котором диагностируют пациентов с подозрением на COVID-19, вышел из строя, и оставшийся единственный аппарат работает в три смены. Медики утверждают, что это временное явление, а очевидцы сообщают об очередях из десятков карет скорой помощи, которые выстраиваются перед зданием центра.

Эксцессы, связанные с неэффективной работой системы здравоохранения произошли и в Красноярском крае. Так, 6 июля краевым минздравом были обнародованы результаты проверки Уярской районной больницы, которая была назначена из-за жалоб пациентов на условия содержания. В красноярских СМИ и соцсетях широкое распространение получило видео, снятое одной из пациенток больницы.

На кадрах пациенты выражали недовольство отсутствием дезинфекции помещений, долгим поступлением из лаборатории Красноярска результатов тестов на коронавирус, а также плохими условиями содержания.

В итоге проверочная инстанция обнаружила несоблюдение в больнице противоэпидемического режима. Главный врач медучреждения был вынужден подать в отставку. Однако возникает логичный вопрос — эти проблемы с условиями содержания пациентов являются виной конкретного главврача, или это системный порок органов здравоохранения, которые не способны выдерживать критические нагрузки?

К сожалению, все больше поступает информации, свидетельствующей, что система здравоохранения в российских регионах, методично уничтожаемая в течение последних десятилетий нашими «оптимизаторами», находится на грани коллапса.

Например, недавно заведующий инфекционным госпиталем красноярской краевой клинической больницы Артем Архипов опубликовал на странице медучреждения в Instagram весьма тревожную информацию.

Архипов сообщил о нехватке в госпитале «кислородных мест» для всех пациентов в тяжелом состоянии из-за чего в медучреждении «пациентов попеременно меняют местами, чтобы „дать подышать“».

«Все реанимационные койки заняты крайне тяжелыми пациентами <…> и гарантии на наличие места практически нет», — констатировал Архипов.

Богатая на природные ресурсы Сибирь оказалась одним из наиболее депрессивных регионов России

На прошедшей неделе появился рейтинг регионов по доходам населения и уровню бедности в 2019 году, подготовленный РИА Новости. Картина получилась крайне безрадостная — практически все субъекты Сибирского федерального округа (СФО) находятся в нижней части рейтинга, и все регионы имеют показатели ниже среднероссийских. Кроме этого в Сибири оказались самые бедные регионы страны. Но обо всём по порядку.

Основным критерием, по которому ранжировались регионы, являлось отношение медианных среднедушевых месячных доходов граждан (медиана — это такой уровень, выше и ниже которого имеет доход равное количество людей) к стоимости фиксированного набора товаров и услуг в каждом конкретном регионе России. Также в рейтинге указаны данные по доле населения, находящегося за чертой бедности, т. е. имеющего доходы ниже прожиточного минимума.

Доля бедного населения в среднем по России по данным 2019 года составила 12,3%. Лидером антирейтинга по данному показателю оказалась Республика Тыва, в которой доля населения с доходами ниже прожиточного минимума составила 34,7%. Также высокая доля бедных отмечена в Республике Алтай — 24,2%.

В остальных регионах Сибири доля бедного населения составляет от 13,9% в Омской области до 18,9% в Республике Хакассия. В Кемеровской области доля бедных составляет 14%, в Новосибирской области — 14,2%, в Томской области — 14,8%, в Красноярском и Алтайском краях — 17,5% и 17,6% соответственно, в Иркутской области — 18,1%.

Прожиточный уровень в Сибири в 2019 году составлял от 10 тыс. рублей в Алтайском крае до почти 12,7 тыс. рублей в Красноярском крае.

Второй и главный показатель рейтинга позволяет более точно оценить уровень бедности, учитывая стоимость фиксированного набора товаров и услуг. По этому показателю лучшими среди сибирских регионов оказались Новосибирская область, Красноярский край и Омская область. Наихудшими в Сибири стали Республика Тыва и Республика Алтай, в которых отношение медианных доходов к стоимости товаров составило 0,97 и 1,01. Это одновременно и самые худшие показатели по всей России.

Примечательно, что ни в одном из регионов СФО показатель бедности не достиг среднероссийского уровня.

Таким образом, представленный рейтинг явно демонстрирует бесперспективность существующей модели капиталистического устройства нашей страны.

В регионах Сибири, в которых имеются природные ресурсы (уголь, нефть, газ) и осуществляется их добыча, уровень бедности населения заметно выше, чем в среднем по России.

Учитывая опасное соседство с нестабильными политическими режимами стран Средней Азии, а также все возрастающую экономическую экспансию Китая, такое безалаберное отношение центральных властей к ключевому региону России может привести к крупным проблемам в будущем.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER