Выяснилось, что Болсонару был прав, а травившие его СМИ и социологические службы просто выдавали желаемое за действительное

Повернет ли Бразилия влево?

Хосе Клементе Ороско. Отплытие Кетцалькоатля. 1932
Хосе Клементе Ороско. Отплытие Кетцалькоатля. 1932
Хосе Клементе Ороско. Отплытие Кетцалькоатля. 1932

Результаты первого тура президентских выборов в Бразилии показали не совсем ту реальность, которую последние полгода рисовали социологические опросы и средства массовой информации. Судя по опросам ведущих бразильских социологических служб Datafolha и Ipec, экс-президент Бразилии Лула да Силва должен был как минимум победить с большим отрывом от своего соперника — действующего президента Жаира Болсонару.

Последний опубликованный за сутки до голосования опрос говорил о том, что Лулу поддерживают 51% опрошенных, а Болсонару лишь 37%. Datafolha давала 50% и 36% соответственно. Первые победные реляции бразильские СМИ начали публиковать с самого начала воскресенья. Они писали, что Лулу уже выбрали президентом в нескольких странах, имея в виду голосование граждан Бразилии за рубежом.

Однако результаты голосования оказались для сторонников Лулы совсем не такими радужными. Он набрал 48% голосов, а Болсонару — 43,6%.

Кроме того, Либеральная партия, от которой Болсонару избирается, одержала крупнейшую за последние четверть века победу, получив самую крупную фракцию и в палате депутатов, и в федеральном сенате. В парламенте у Либеральной партии теперь будет 98 мест из 513, в федеральном сенате — 14 из 81. У Партии трудящихся Бразилии, основателем которой является Лула — 68 мандатов в палате представителей и девять — в сенате.

Таким образом, если во втором туре победит Лула, то ему будет очень сложно проводить свои решения в жизнь, а если победит Болсонару — то организовать враждебный президенту парламент будет крайне сложно.

При этом нельзя сказать, что Лула — проиграл. За него проголосовало 59 млн человек. За всю историю Бразилии никогда столько человек не отдавали свои голоса одному политику. Это прекрасный результат для довольно возрастного политика (Луле — 76 лет), который, видимо, уже не предполагал играть столь активную публичную роль.

Однако после импичмента соратницы Лулы — Дилмы Руссефф — другого столь же популярного левого политика в Бразилии не было. И Луле пришлось сначала участвовать в президентской кампании 2018 года, откуда его очевидно удалили, очень вовремя предъявив обвинения в коррупции и засадив в тюрьму на полтора года. Снятые обвинения позволили ему участвовать в следующей президентской гонке в 2022 году, где он и показал такой впечатляющий результат.

Однако дело не в результатах Лулы: в конце концов, его реальный результат (48%) не так уж отличается от рейтингов (50–51%), имеющих погрешность в 2%. Дело в результатах Болсонару.

Жаир Болсонару — известный поклонник, сторонник, единомышленник Дональда Трампа. Уяснив себе уроки президентских выборов в США 2020 года, Болсонару забеспокоился о судьбе своего второго срока. Избирательная система Бразилии повсеместно оснащена электронными машинами для голосования. Помня об украденных выборах Трампа, Болсонару сначала попытался перевести голосование на подсчет бюллетеней вручную, а затем организовать параллельный подсчет голосов с помощью симпатизирующей ему армии.

Однако из-за враждебного ему Верховного федерального суда и прямого международного давления ему этого сделать не удалось. По сведениям источников Reuters, в июле 2021 года — через год после президентских выборов в США и за год до президентских выборов в Бразилии, туда приезжал директор ЦРУ Уильям Бернс. Он встретился с членами бразильского правительства и с Болсонару. По свидетельству нескольких членов правительства, Бернс говорил о том, что президент должен перестать сомневаться в избирательной системе Бразилии.

После того, как избавиться от электронных машин для голосования не удалось, Болсонару начал либерализовывать законодательство о владении оружием, возможно, готовя своих сторонников на случай необходимости вооруженной защиты отданных за него голосов.

Все эти процессы находились под пристальным вниманием бразильских и международных СМИ, которые утверждали, что все это делается не для обеспечения правильного подсчета голосов, а только потому, что Болсонару, имея очень малую популярность среди населения и зная об этом, готовится после неминуемого поражения на президентских выборах удержать власть военным путем.

А вот результаты первого тура показывают, что Болсонару совсем нельзя назвать непопулярным, цепляющимся за власть политиком. Эти результаты говорят, что правда скорее на стороне Болсонару, чем на стороне глобальных СМИ, международных правозащитных организаций и администрации Байдена. А рейтингам ведущих бразильских социологических служб лучше не верить, как и предупреждал бразильский президент.

Что произойдет во втором туре президентских выборов, прогнозировать сложно просто потому, что электронные машины для голосования по-прежнему стоят на избирательных участках. В день выборов две тысячи из них в срочном порядке заменили.

Псевдо-левый поворот, который в последний год произвели страны региона, где, как казалось, прочно засели правые, говорит о том, что администрация Байдена могла сделать ставку именно на леваков. Экономически регион уже проигран Китаю, а значит, ультралевые политики могут понадобиться США, чтобы вызвать беспорядки, народные волнения, в хаосе которых осуществление китайских инфраструктурных проектов может оказаться невозможным.

В любом случае, чтобы начать «болеть» за какого-нибудь кандидата в президенты Бразилии, нужно произвести процедуру, которую сделала героиня повести Николая Гоголя «Женитьба», а именно: губы Никанора Ивановича приставить к носу Ивана Кузьмича. От Болсонару стоило бы взять его очень здравую позицию, которую он продемонстрировал во время пандемии коронавируса: неприятие тотальных карантинов, принудительной вакцинации, детской вакцинации, неприятие ЛГБТ-идеологии, а от Лулы — стремление построить более справедливое общество.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER