Для них выборы — это бизнес. Для нас — способ защитить свои семьи, свою веру и свою страну

Война за будущее. Родители идут на выборы, чтобы защитить детей и страну

Сергей Алексеевич Григорьев. На собрании. 1947
Сергей Алексеевич Григорьев. На собрании. 1947
Сергей Алексеевич Григорьев. На собрании. 1947

В России не так много здоровых патриотических сил, которые действительно озабочены положением дел в стране. Засилье западных НКО, агентов влияния, западных советников во власти, «европеизирующих» нашу страну, приведут к окончательному краху российской государственности.

Давление на политическую систему России постоянно растет, как со стороны внутренних сил, которые желают уничтожения страны, так и со стороны коллективного Запада, страны которого на международной арене ведут информационную, экономическую и другие виды войн. Отдельные победы России во внешней политике меркнут на фоне разрушительной социальной политики государства.

Патриотические силы в лице родительских организаций, православных движений накануне выборов в Государственную думу решили объединить усилия вокруг партии «Российский общенародный союз», чтобы побороться за места в Думе, с целью получить представительство в органах власти. И уже оттуда вести борьбу за сохранение российской государственности. Корреспондент ИА Красная Весна поговорил с одним из двенадцати кандидатов в депутаты в Государственную думу РФ VIII созыва, которые идут по списку от партии РОС, Андреем Цыгановым. Он представляет движение «Институт Общественного уполномоченного по защите семьи». Андрей Борисович рассказал в интервью основную цель «хождения во власть».

ИА Красная Весна: Здравствуйте Андрей Борисович. У вас большой опыт общественной деятельности. Как реагирует общество на эти проблемы? На обязательную вакцинацию? На цифровизацию образования? Почему наши власть имущие это навязывают России? Какова Ваша оценка происходящего?

— На мой личный взгляд, нынешняя власть в Российской Федерации представляет из себя некоторое количество кланов, объединенных вокруг интересов тех или иных финансово-промышленных групп, большинство из которых замыкается на внешнего заказчика и проводит выгодную для них политику. Над этой конструкцией, как мы считали, до недавних пор был президент Путин, который обеспечивал баланс интересов всех этих групп.

Сейчас мы президента практически не видим. Осталась телевизионная картинка и кланы со своей межвидовой борьбой, которые выходят на первый план, мало сообразуясь с политической реальностью, интересами страны, и уж тем более, с Конституцией и законами.

Например, посмотрите, что происходит со школой. После эксперимента с дистантом, который является абсолютной профанацией образования — знаю об этом не понаслышке как отец семерых детей — люди вышли на улицы. Власть испугалась. Под нажимом общественности, благодаря сотням пикетов, сотням тысяч обращений в Государственную думу, представительная власть оставила попытки протолкнуть дистант в школах на федеральном уровне (было несколько попыток закрепить его в ст. 16 273-ФЗ «Об образовании»)

И практически одновременно с этим правительство приняло постановление о введении «в порядке эксперимента» цифровой образовательной среды (ЦОС). Это постановление в корне меняет все представления об образовании — вместо экзаменов будут индивидуальные траектории развития, которые будет определять искусственный интеллект, какой-нибудь условный Герман Греф, вместо учителя — тьютор, вместо учебника и книги — планшет, вместо общения — дистант и камеры с распознаванием эмоций на каждом углу. Можно очень долго про это рассказывать.

Кстати, когда правительство выложило проект постановления о ЦОС на сайте нормативных актов, родители оставили там 54 тысячи негативных отзывов (за — только 400). И тем не менее правительство это приняло.

То же самое у нас происходит с борьбой с объявленной ВОЗ пандемией, которая сама стала гораздо более страшным бедствием, чем болезнь (мы называем это ковидобесием). Посмотрите, как у нас внедрялись локдауны, прививки, самоизоляция — всё это делается в отсутствие законодательной базы.

Буквально в июне этого года «дембельским аккордом» уходящей Думы был отказ легализовать обязательные прививки от ковида путем внесения их в национальный календарь прививок — это произошло в результате давления общества. Президент Путин сказал: «Не будет обязательной вакцинации!», и Валентина Матвиенко, и многие другие высокие чиновники.

Прошло несколько дней и какой-то Собянин, просто мэр Москвы, которого мы еще недавно знали в основном как специалиста по бордюрам, вдруг вводит во всей стране, антиконституционно, обязательную вакцинацию. При том что ее медицинская эффективность, и даже безопасность, мягко говоря, вызывают большие вопросы у специалистов.

При этом власти — не только российские, но и власти большинства стран участников проекта «Коронавирус» пытаются ввести цензуру, запретили вносить в медицинскую статистику смерти от прививки (их велено указывать как последствия болезни). Но люди болеют и умирают, в том числе (и очень часто), после и в результате прививок — это мы видим уже по своему ближнему кругу, слышим от знакомых медиков и т. п.

При этом я не антипрививочник и вполне допускаю, что кому-то прививки могут и помочь, хотя бы в качестве психологической поддержки, но ужас в том, что их навязывают всем подряд, в том числе людям с противопоказаниями, больным, беременным и т. п. То же самое и с новыми удостоверениями личности — QR-кодами, которые, на мой взгляд, являются одной из главных целей глобальной мировой кампании по прокалыванию населения экспериментальными препаратами.

Кому-то нравится жить в электронном концлагере — что ж, это его выбор, колхоз — дело добровольное. Но нам этого добра не нужно!

Власти говорят на официальном уровне о скрепах, о семье, о демографической безопасности — а посмотрите, кого приглашают на государственные телеканалы — людей, которые признаны судом правонарушителями, таких как Элджей, Даня Милохин, Манижа, Моргенштерн. Наши с вами активисты родительских организаций бьются, заказывают экспертизы, срывают концерты, пишут заявления в правоохранительные органы — а власть их поддерживает, продвигает на госканалах, приглашает на официальные мероприятия и т. п. Даже несмотря на то, что по Моргенштерну, например, есть вступившее в силу решение суда о том, что он в своих песнях пропагандирует наркоманию.

Получается, у нас как бы два государства. Одно государство для картинки, где нам говорят красивые слова про скрепы, где мы «встаем с колен» — и реальность.

И эта реальность, она действительно страшная. Вплоть до того, что некоторые аналитики не случайно говорят о признаках геноцида.

ИА Красная Весна: Власть пропитана западными НКО, лоббистами, иными агентами западного влияния. Расскажите про Ваш опыт борьбы.

— Как показывает наша многолетняя практика, большинство депутатского корпуса очень далеко от той проблематики, которую мы с вами сейчас обсуждаем и которой занимаемся. Оно погружено в какие-то свои вопросы, порой коммерческие, но что касается гуманитарной сферы, демографии, образования, культуры, они остаются как бы на периферии государственных интересов. Поэтому не случайно мы сталкиваемся с тем, что там правят бал всякие советники и помощники, зачастую являющиеся лоббистами западных НКО.

В свое время наша структура, Народный собор в Петербурге поспособствовала внесению в реестр иностранных агентов семи НКО, которые занимались растлением, навязыванием гомосексуализма, деструктивной идеологией и т. п. За всеми за ними стояли конкретные западные деньги. И это только верхушка айсберга.

Проанализируйте, кто входит в общественные советы при Минтруда, и другие структуры, которые занимаются семейной политикой, в общественный совет при Минпросвещения и т. п.

Например, политику в сфере образования в стране определяет вовсе не Минпросвет, а коллективный Греф. Притом Сбербанк только условно можно считать российской корпорацией. Среди ее совладельцев есть, например, компания Alphabet, которой принадлежит Google. Именно поэтому в программе «Сберкласса» нашим детям сейчас пытаются навязать таких «героев», как Билл Гейтс или Рокфеллер, вместо Александра Невского и Георгия Жукова.

Наши органы власти пронизаны иностранной агентурой. Платной, идейной — это вопрос второй. Но ее очень много. К сожалению, именно эти по факту определяют всю внутреннюю политику РФ в гуманитарной сфере — семья, образование, культура и т. п.

Почему так получается? В вопросах безопасности, Гособоронзаказа, внешней политики государство как-то еще удерживает свои позиции, с точки зрения национальных интересов (хотя в последнее время тут тоже есть вопросы). А во внутренней политике — нет. Думаю, это во многом результат того, что Владимир Путин и его окружение — выходцы из внешней разведки, и они привыкли заниматься тем, в чем разбираются. А внутренняя политика — это не «Северный поток», тут они либо не компетентны, либо не придают ей значения.

В результате нас с вами, представителей большинства населения России, православных и мусульман, родителей, русское большинство в конце концов — во власти никто не представляет (отдельные депутаты и сенаторы не в счет, говорю про организованные политические силы).

Именно поэтому мы как крупное общественное объединение, конечно, пытаемся всеми способами воздействовать на власть, предлагая ей свою повестку и свое видение. До сих пор мы это делали опосредованно, через близких нам по духу депутатов, чиновников, сотрудников спецслужб.

Но сейчас такая ситуация, что, во-первых, и мы выросли, но и наши враги заокеанские — они тоже выросли, они вырастили свою агентуру. И насколько мы понимаем, часть людей, с которыми мы сотрудничали в той же Государственной думе, могут не попасть в новый состав Думы. Не говоря уж об отсутствии просемейной политической силы.

Мы рассматриваем такую ситуацию как угрозу нашим семьям и будущему наших детей. В представительных органах власти должны быть представители народа, а не только коммерческих или псевдополитических чиновничьих корпораций, не говоря уж про иностранную агентуру. Мы идем во власть, чтобы проталкивать свою русскую и родительскую повестку.

Полагаю, что все решения власти должны отвечать вопросам национальной и демографической безопасности. Это действительно ключевая вещь. Кому нужна будет экономика ради экономики, если люди перестанут рожать? А цифровая трансформация — это концлагерь, пусть и якобы добровольный. В неволе русские люди не размножаются.

При этом совершенно неправильно представлять нас какими-то оппозиционерами — наоборот, мы защищаем свою цивилизацию, свою страну и государство, которое призвано защищать наши цивилизационные основы. И здесь нам в помощь и Конституция, и Стратегия национальной безопасности и ряд законов, которые лоббисты корпораций постоянно пытаются пересмотреть.

Как эксперт по безопасности персональных данных Государственной думы (есть в Думе такая группа под руководством вице-спикера Петра Толстого) могу сказать, что навязанная России «цифровая трансформация» — это результат непрерывного мощнейшего давления как западных корпораций, так и наших местных сбербанков, которые предпринимают бешеные усилия, чтобы устранить последние препятствия для торговли нашей с вами личной информацией. Они не рассматривают нас как людей — но только как объект торговли, «новую нефть». Нас эта ситуация категорически не устраивает.

ИА Красная Весна: Расскажите, почему вы решили идти на выборы в Госдуму и какие силы вы представляете?

— Я представляю Институт Общественного уполномоченного по защите семьи, это на сегодняшний момент одна из крупнейших в стране родительских организаций, а также Координационный совет патриотических сил Санкт-Петербурга. Инициатором моего выдвижения стали наши братья из движения «Сорок сороков», которое весной этого года приняло решение идти на выборы и заключило соглашение с партией «Российский общенародный союз».

Институт Общественного уполномоченного по защите семьи — это структура, которую мы создали сначала в Петербурге, потом она стала общероссийской, и вот уже за шесть лет она стала реальной силой, особенно в интернете. Мы ведем большое количество интернет-войн, которые не дают спокойно спать всевозможным «оксанам пушкиным» и прочим лоббистам деструктивных антисемейных технологий.

Наши эксперты, в т. ч. и ваш покорный слуга, работают и на площадке Совета Федерации, Государственной думы, Общественной палаты и др. Мы вместе с Родительским всероссийским сопротивлением, Сорок Сороков, АРКС и другими родительскими организациями ломали «закон о шлепках», вместе добились вето президента на закон о контингенте обучающихся, вместе боролись с законом о семейно-бытовом насилии, и не допустили его рассмотрения. Добились совместными усилиями и снятия с повестки опаснейшего антисемейного законопроекта Клишаса-Крашенинникова об экспресс-судах по изъятию детей в 24 часа, и так далее.

У нас разработана своя стратегия действия в интересах семьи, свой проект Семейного кодекса.

ИА Красная Весна: Как отреагировали люди из родительских организаций, патриотических сообществ, узнав, что партия «Российский общенародный союз» идет на выборы в союзе с другими патриотическими организациями?

— Могу сказать, что общество реагирует очень бурно. И нас очень радует такая реакция, очень серьезная поддержка — тысячи звонков, сообщений. Другое дело, что, к сожалению, наши люди (как и мы сами) в вопросах политической борьбы неопытные. У нас не была готова инфраструктура, к сожалению, ЦИК очень долго согласовывал регистрацию партии РОС — поэтому на сбор 200 000 подписей по стране у нас осталось чуть больше недели (к 4 августу подписи уже должны быть сданы в ЦИК)

Но поддержка очень большая, мы это видим по социальным сетям, на улицах — незнакомые люди звонят, добавляются в наши чаты, сами стоят у метро, в скверах, ездят, собирают подписи у людей. Я просто восхищен нашими людьми, которые с такой самоотверженностью пытаются помочь всем нам и себе в нашем лице.

Слава Богу, люди понимают, что мы с Андреем Кормухиным и другими соратниками решились попробовать пойти в политику не ради себя, а для того, чтобы отстаивать наши традиционные ценности.

ИА Красная Весна: Какие вы видите перспективы для дальнейшей борьбы? Ведь нельзя гарантировать, что вы или кто-то из партийного списка «Российского общенародного союза» прорвется в Госдуму.

— Конечно, нельзя этого гарантировать. Я вам больше скажу. Трехдневные выборы с возможностью переголосовать и проголосовать в интернете — это по определению фарс. Разумеется, власть сможет нарисовать любую картинку даже при отрицательном рейтинге «Единой России».

Но специфика политического процесса в том, что нам необходимо показывать, что мы есть, что у нас есть свое видение жизни, есть своя концепция, своя стратегия, и что мы не просто молчаливое стадо, которое может только сидеть у себя на кухне, смотреть футбол и пить пиво — а люди с активной жизненной позицией, у которых есть право иметь свое представление о том, как должна развиваться страна, как нам растить своих детей. В противном случае властные технократы будут считать, что нас нет. Власть так устроена, к сожалению.

Я приведу аналогию из социальных сетей.Тут наши власти исповедуют бухгалтерский подход. То есть они считают, что есть у какого-то артиста или деятеля в социальных сетях много лайков, просмотров на YouTube, то с ними нужно считаться. Например, какой-нибудь Моргенштерн имеет 11 млн подписчиков на YouTube, как и какой-нибудь Элджей, который пропагандирует наркотики и прочую дрянь. И власть с ними считается. Им платят, им дают площадки.

Даня Милохин — абсолютный дегенерат, который позорит нашу страну и, в частности, президента. Что он несет детям, какой образ он транслирует? Но этого дегенерата делают лицом Сбербанка, приглашают на Петербургский экономический форум, выставляя на посмешище руководство страны.

У нас другой подход. Мы ставим не на технологии, а на ценности. Россия не может руководствоваться цифрами — тем более, что применительно к интернету, все эти цифры находятся в руках противника. Интернет, и, в частности, YouTube — это их территория.

Россия, к сожалению, мало чего может сделать в этой сфере. А наша власть, вместо того, чтобы выстраивать альтернативные системы, свои поисковые системы и видеохостинги — потакает противнику. Более того, она втягивает детей в эту токсичную среду.

Вы знаете, что буквально за две недели до казанского расстрела, Минпросвет заключил соглашение с федерацией киберспорта о развитии киберспорта в школах России. Это при том, что сейчас по данным спецслужб более 15 млн подростков из России постоянно сидят в онлайн-играх, где как раз и происходит вербовка, перепрошивка сознания и так далее.

То же самое творится в любой другой сфере, о которой мы с вами говорим. Посмотрите, какие нормативные акты выпускает Минтруда. Посмотрите на регламенты межведомственного взаимодействия профилактики безнадзорности — это просто кошмар. Родители уже боятся вызывать неотложку своим детям, потому что их могут тут же поставить на карандаш.

А почему так происходит? Потому что все эти регламенты писали иностранные агенты. В частности, питерская организация «Врачи-детям». Мы пытались признать ее иностранным агентом. Она недавно, несколько лет назад, называлась «Врачи мира Франции», потом «Врачи мира США». Эта организация имеет западное финансирование. Но Минюст не увидел в ней ничего опасного, и она продолжает спокойно работать — как и тысячи других подобных НКО.

ИА Красная Весна: Почему президент и его ближайшее окружение допускают такой разгул агентов западного влияния во власти? Они не понимают, что это закончится крахом государственности?

— Как раз с коллегами из ветеранских организаций обсуждали этот вопрос. Ведь должен же у наших самых главных чиновников наконец включиться инстинкт самосохранения.

Неужели примеры Саддама Хусейна или Каддафи, которые шли на сговор с западным Левиафаном — неубедительны для Владимира Путина и его ближайшего окружения? Неужели они этого не понимают?

Правда, есть и другая проблема: низкий уровень образования и интеллекта нашей политической элиты. Ковидобесие — это как раз классический пример такой массовой паники в элитных кругах. Люди, которые не верят в Бога, у которых нет никаких ценностей кроме своего здоровья и золотых унитазов — они боятся даже собственной тени, и готовы подвергать страшным медицинским опытам все население России.

Впрочем, и работу агентуры главного противника в органах власти РФ всех уровней не стоит недооценивать — ее там действительно очень много. Поэтому вопрос об имуществе и счетах на Западе для «наших» чиновников — один из ключевых.

Интересный момент. В анкете кандидата в депутаты Государственной думы есть много граф, которые касаются имущества. И там даже есть такие графы «имущество за рубежом» и перечислены страны, «транспортные средства» — перечислены яхты, замки. Для нас с вами это смешно, а на самом деле это реальность, в которой живет наша политическая элита.

Для них выборы — это бизнес. Для нас — способ защитить свои семьи, свою веру и свою страну.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER