logo
Статья
Стандарты должны разрабатываться не менеджерами, а техническими специалистами, как это было в Советском Союзе. В настоящее время мнение научно-технического сообщества России не учитывается, а обоснование практической значимости того или иного вновь вводимого критерия качества отсутствует.

Эксперт: разработку стандартов в дорожном строительстве превратили в бизнес

Стандартный бизнесСтандартный бизнес
Вячеслав Яковенко © Красная Весна

27 ноября в Ленэкспо на панельной дискуссии I Международного форума транспортной инфраструктуры специалисты, чиновники и депутаты обсуждали проблемы развития дорожной сети и источники финансирования. Представители разных регионов сетовали на серьезную, удручающую нехватку финансирования дорожного хозяйства.

В конце дискуссии руководитель Лаборатории органических вяжущих материалов СПб ГКУ «Дирекция транспортного строительства» Татьяна Худякова подняла вопрос об эффективности использования денежных средств. Она сказала, что деньги надо использовать так, чтобы они приносили максимальную пользу.

В качестве примера необоснованной траты денег эксперт привела ситуацию с изменением нормативных требований к битуму — важнейшему материалу, от которого зависит качество дорожных покрытий. Эти требования, разработанные еще в 1965 году, не менялись более 50 лет. Однако в 2012 году случился настоящий прорыв: за 4 года «как из пушки» вылетели 5 новых нормативных требований к дорожному битуму, никак не сказывающиеся на его качестве.

«Фактически действующий ГОСТ был украшен новыми показателями, практически не способствующими улучшению его потребительских свойств», — пояснила Татьяна Худякова.

При этом эксперт подчеркнула, что в России, в отличие от Европы, дорожная отрасль работает на строительном, индустриальном битуме, а это неправильно. «Настоящий дорожный битум во всем мире делают из тяжелой нефти. 18-летний опыт применения в Санкт-Петербурге дорожного битума, изготавливаемого Ухтинским НПЗ из тяжелой нефти Ярегского месторождения Республики Коми, показал, что использование битума из тяжелой нефти увеличивает срок службы с одного-двух лет до 10–15 лет и более», — сказала эксперт и добавила, что в одночасье перевести дорожную отрасль на битум высокого качества из тяжелой нефти нельзя, но «надо хотя бы начать поворот в эту сторону».

«Ведь тяжелая нефть есть у нас в России. Если есть проблема, то почему федеральный центр ее не замечает?  — спросила Татьяна Худякова. — Мне кажется, что на сегодняшний день у нас в стране существует очень большая дистанция между теми, кто принимает решения, и теми, кто их выполняет».

После панельной дискуссии Татьяна Худякова, которая занимается битумом с 1965 года, ответила на несколько вопросов для ИА Красная Весна.

КВ: Вы сказали, что сейчас появляются требования по тестированию множества новых показателей того самого битума, который никак с советского времени не изменился. Как Вы думаете, зачем это делается?

— Потому что разработку нормативно-технических документов превратили в бизнес, и об этом говорю не только я. Вот сегодня у нас пять требований к одному и тому же битуму. Он того же самого качества, что и в 1965 году, только его украшают, как комнату цветами. Осталось ввести такой критерий, который потребовал бы от дорожников при проведении входного контроля качества дорожного битума использовать, например, метод ядерно-магнитного резонанса.

Такая игра со стандартными требованиями к дорожному битуму сама по себе «красива», только разработка каждого из них стоит миллионы. Сюда же добавляются десятки миллионов рублей, затрачиваемых на разработку новых (а по сути, перепечатывание действующих) стандартов на методы определения каждого из регламентируемых показателей физико-механических свойств битума. Например, на определение показателя «глубина проникания иглы при 25°С» существует одновременно два стандарта, а в разработанном проекте уже и третий.

КВ: Если ГОСТ на битум в течение 50 лет с советского времени не менялся, то он тоже был не дорожный, а обычный строительный. Почему же тогда дороги так долго служили, а сейчас срок службы маленький?

— Тогда были другие условия. За прошедшие десятилетия увеличилась интенсивность движения автомобильного транспорта, возросла грузонапряженность, появилась шипованная резина и, что важно, прочность конструктивных слоев дорожной конструкции не была рассчитана на работу в современных сложных условиях эксплуатации.

КВ: Если нужен другой, более качественный битум, так может быть, все-таки новые стандарты необходимы?

— Стандарты должны разрабатываться не менеджерами, а техническими специалистами, как это было в Советском Союзе. В настоящее время мнение научно-технического сообщества России не учитывается, а обоснование практической значимости того или иного вновь вводимого критерия качества отсутствует. Конечно же, необходимо актуализировать нормативные требования к дорожно-строительным материалам, но только не наскоком, поскольку любые изменения и дополнения должны подкрепляться положительной практикой их введения. Примером тому является СТО АВТОДОР 2. 2011.

КВ: А как давно Вы поняли, что нужно битум менять?

— Когда стали задумываться о том, почему рушатся дороги. Мы проводили испытания с 1996 года. Оснастили лабораторию европейским оборудованием, чтобы понять, чем наш российский битум плох. И только применение европейских критериев позволило нам доказать, что у нас в России вообще не дорожный битум.

КВ: Что мешает сейчас в России перейти на битум из тяжелой нефти?

— Нефтяной компании не выгодно перерабатывать тяжелую нефть. Зачем? Куда выгоднее с точки зрения получения прибыли сориентироваться на выпуске светлых продуктов, а тяжелую нефть Ярегского месторождения — это золотое сырье для производства высококачественного дорожного битума — сливать в нефтепровод, да еще в льготных условиях действия низких пошлин на экспорт нефти.

КВ: А за рубежом тяжелые нефти перерабатывают?

— 146 заводов в Америке, 14 работают на тяжелых нефтях, выпуская только дорожный битум.

В конце беседы Татьяна Худякова отметила, что вот такое странное поведение руководства, когда специалисты рекомендуют, а делается все не так, как надо, она наблюдает уже с 70–80 годов прошлого века. Размышляя о перспективах развития дорожной сети, эксперт сказала: «Мое личное мнение, что у нас нет хозяина дорог в России. Я не буду сейчас про другое говорить. Дорог! Ведь дома мы знаем, когда и что надо делать внутри квартиры. А здесь? Все должно быть в одних руках, но в руках специалиста, а не менеджера».