logo
  1. Социальная война
  2. Российская медицина
Аналитика,

Технологии XXII века — челюстно-лицевая хирургия

Челюстно-лицевая хирургияЧелюстно-лицевая хирургия
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

На экспозиции «Санкт-Петербургского международного научно-образовательного салона», прошедшего 28–30 ноября 2018 года в выставочном комплексе «Экспофорум», было немало стендов организаций, чья деятельность связана с здравоохранением, от научных центров, разрабатывающих медицинскую технику, до образовательных организаций (медицинских колледжей и университетов).

Выставочный стенд кафедры стоматологии хирургической и челюстно-лицевой хирургии Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И. П. Павлова представляла доцент кафедры, кандидат медицинских наук, заведующая учебной частью Наталия Пахомова. Информация, представленная университетом, была предназначена для абитуриентов, которые собираются учиться в медицинских вузах, однако она актуальна для всех граждан России, так как здоровье — одна из важных составляющих «качества жизни».

Стенд кафедры стоматологии хирургической и челюстно-лицевой хирургии ПСПбГМУ. Слева направо: Н.В.Пахомова, А.И.Ярёменко, Я.Н.Пырина. Санкт-Петербург, Экспофорум. 28.11.2018 г.Стенд кафедры стоматологии хирургической и челюстно-лицевой хирургии ПСПбГМУ. Слева направо: Н.В.Пахомова, А.И.Ярёменко, Я.Н.Пырина. Санкт-Петербург, Экспофорум. 28.11.2018 г.
© Красная Весна

Помимо буклетов со сведениями о направлениях обучения, предлагаемых университетом, на столиках лежали стереолитографические модели челюстей, призванные показать передовые, еще не так давно казавшиеся невероятными, технологии восстановления утраченных фрагментов костей лицевого скелета. Мы попросили Наталию Пахомову рассказать, что это за модели и для чего они предназначены.

— Это модели челюстей конкретных пациентов, у которых были дефекты костей, возникшие в результате травмы или хирургического вмешательства по поводу онкологических заболеваний. Стереолитографические модели созданы в масштабе 1:1 по данным, полученным при выполнении компьютерной томографии. Они изготавливаются для планирования и подготовки реконструктивной операции. Для каждого отдельно взятого пациента с помощью изготовленной индивидуальной модели планируется, что и как хирург будет осуществлять в ходе хирургического вмешательства. Эффективность подхода, который используется, настолько велика, что, по словам заведующего кафедрой профессора Андрея Ильича Ярёменко, эти технологии можно называть технологиями XXII века.

Стереолитографические модели челюсти для планирования операции (ПСПбГМУ). Санкт-Петербург, Экспофорум. 28.11.2018 г.Стереолитографические модели челюсти для планирования операции (ПСПбГМУ). Санкт-Петербург, Экспофорум. 28.11.2018 г.
© Красная Весна

Для восстановления утраченного участка челюсти моделируется аутокостный трансплантат нужной формы из других «донорских» костей (ребра, гребня подвздошной кости, малоберцовой кости этого же пациента). Сначала все моделируется на компьютере: проводится «виртуальная операция» и в реципиентной (на челюсти), и в донорской зонах (область взятия аутотрансплантата). Далее на изготовленной стереолитографической модели примеряется смоделированный трансплантат. Рассчитываются линии, по которым нужно проводить остеотомию, готовятся направляющие индивидуальные шаблоны, чтобы потом смоделировать из донорской кости утраченный сегмент челюсти с максимальной точностью.

Формирование костного трансплантата осуществляется вместе с мышцами, сосудами, а при необходимости — и мягкотканым кожно-фасциальным лоскутом на единой сосудистой ножке. После чего костный трансплантат переносят в зону дефекта челюсти и соединяют с ее культями с 2-х сторон металлическими пластинами с шурупами, затем под микроскопом накладывают швы между сосудами на шее и сосудами костного трансплантата, восстанавливая кровоснабжение в трансплантате. После приживления трансплантата изготавливают несъемные или съемные зубные протезы. В результате возможно полное восстановление у пациента жевательной функции. И если раньше человек был инвалидом, у которого полностью отсутствовала челюсть, а слюна стекала в слюноприемник, то после лечения такой пациент может даже откусывать яблоки.

КВ: Вы сами изготавливаете эти модели?

— На сегодняшний день наша кафедра тесно сотрудничает с Политехническим университетом, где по нашему запросу изготавливают модели на 3D-принтерах из специальных полимерных материалов.

КВ: А как давно применяется эта технология?

— Первые попытки виртуального моделирования и работы со стереолитографическими моделями в челюстно-лицевой хирургии в Санкт-Петербурге начались более 10 лет назад, и активнее всех этим занялись именно на нашей кафедре. Работа проводилась под руководством профессора Николая Викторовича Калакуцкого с участием Антона Сергеевича Герасимова. Сейчас это уже широко известная технология, она активно внедряется и используется во многих лечебных учреждениях города.

КВ: Расскажите, пожалуйста, об аппарате для операционного нейромониторинга, который у вас представлен на стенде — для чего он предназначен?

— С помощью этой системы в ходе операции хирург может легко и безопасно выделить лицевой нерв. В мимических мышцах пациента фиксируются специальные игольчатые электроды, они передают информацию в аппарат и на экране отражается состояние нервно-мышечной передачи в онлайн-режиме. С помощью специального щупа хирург контролирует, где находятся ветви лицевого нерва, чтобы случайно его не повредить. К сожалению, ряд пациентов обращается к нам с уже имеющимся поражением лицевого нерва за счет опухолевого процесса или травмы. Это приводит к стойким нарушениям мимики, то есть — к обезображиванию больного. Стоит отметить, что без своевременного проведения соответствующей реабилитации такие больные становятся тяжелыми инвалидами…

Аппарат для операционного нейромониторинга. Санкт-Петербург, Экспофорум. 28.11.2018 г.Аппарат для операционного нейромониторинга. Санкт-Петербург, Экспофорум. 28.11.2018 г.
© Красная Весна

КВ: А где проходит реабилитация пациентов с лицевым параличом?

— Хирургический этап выполняем мы. В нашей клинике проводится весь спектр современных операций по реанимации парализованного лица. Их суть сводится к восстановлению проведения нервного импульса за счет нейропластики. Например, пораженный участок нерва удаляется, а на его место фиксируется фрагмент донорского нерва, взятый у того же пациента из другой зоны. После операции такие больные не брошены на произвол судьбы. Их всегда принимают врачи-неврологи нашего Университета. Благодаря их самоотверженной работе создано специальное направление по реабилитации челюстно-лицевых пациентов.

Кроме того, мы сотрудничаем с Детским научно-клиническим центром инфекционных болезней, который помогает в особо тяжелых случаях. Этот же центр занимается углубленным предоперационным обследованием больных в объеме электронейромиографии, а также — проводит инновационное на сегодняшний день исследование — сонографию лицевого нерва.

Порой дело доходит до казусных ситуаций: тяжелейшим пациентам после проведенной нами реабилитации, в регионе, где они проживают, отказываются давать инвалидность!

Внешний вид больной с параличом до и после лечения. Из информационной листовки от кафедры стоматологии хирургической и челюстно-лицевой хирургииВнешний вид больной с параличом до и после лечения. Из информационной листовки от кафедры стоматологии хирургической и челюстно-лицевой хирургии

КВ: Расскажите, пожалуйста, немного о подготовке врачей на вашей кафедре.

— В деятельности Первого Медицинского Университета есть три составляющие. Это обучение (додипломное и последипломное образование), клиническая работа (лечение конкретных пациентов самых разных направлений) и научные исследования. Кафедра челюстно-лицевой хирургии совмещена с клиникой. У нас есть несколько клинических баз, где проходит образовательный процесс. Научная деятельность кафедры включает в себя аспирантуру, научную работу по грантам и нескольким темам Госзадания. Наши сотрудники разрабатывают новые перспективные методики челюстно-лицевых операций и совершенствуют уже внедренные в практику методы.

Сейчас активно идет работа по применению эндовидеоассистированных вмешательств, минимально инвазивных, так называемых «тоннельных» доступов и методик, при которых разрезы выполняются в скрытых областях, малозаметных зонах головы и шеи. Это — малоинвазивные операции, не оставляющие после себя заметных на лице рубцов. С начала 80-х годов прошлого столетия кафедра занимается реконструктивными вмешательствами с применением микрохирургичесих технологий, став в настоящее время настоящим лидером этого направления не только в Санкт-Петербурге, но и на Северо-Западе. У нас есть и другие невероятно интересные и увлекательные научно-практические направления работы, например — интраоперационная навигация. Но, рассказывать об этом можно часами!..

КВ: Вы работаете на кафедре завучем. Скажите, пожалуйста, какие студенты приходят на кафедру? Есть ли какие-то изменения в обучении за последние 10 лет?

— Мы имеем дело с «поколением next», это — «продвинутые» студенты, которые вращаются в цифровом пространстве и свободно владеют компьютером. Они питают огромный интерес к передовым технологиям. Чтобы оправдать их ожидания, мы стараемся использовать специальные обучающие фильмы, живую трансляцию из операционной, так называемую «live surgery». Помимо того, сейчас появилась возможность так называемого фантомного обучения: отработка практических навыков студентов происходит не методом проб и ошибок на пациенте, а путем тренировки на специальных моделях. Безусловно, это повышает качество обучения и помогает идти в ногу со временем!

КВ: А что Вы скажете о подготовленности и мотивации абитуриентов, которые поступают в Университет? Насколько подготовлены первокурсники к обучению, мотивированы ли они?

— Абитуриенты поступают по результатам ЕГЭ, по количеству набранных баллов, без сдачи профильных экзаменов, как это было до 2009 г. Порой документы подаются сразу в несколько вузов, иногда противоречивой направленности. Безусловно, есть часть студентов, поступивших в Университет без четкой цели стать врачом. Многие из них отсеиваются путем «естественного отбора» на младших курсах, а остаются только те, кто действительно хочет учиться дальше и видит себя в этой профессии.

В заключение представитель Университета сказала, что кафедра стоматологии хирургической и челюстно-лицевой хирургии Первого Санкт-Петербургского Медицинского Университета им. акад. И. П. Павлова, имеющая давнюю историю, с гордостью хранит научное наследие великих Учителей и будет продолжать оказывать помощь своим пациентам на самом современном и высокотехнологичном уровне.

«Мы готовы и хотим заниматься оказанием помощи пациентам с самыми разными заболеваниями челюстно-лицевой области! В нашей клинике эти операции осуществляются еженедельно. Высокотехнологичные операции проводятся бесплатно, по „квотам“ и, надо отметить, что сроки ожидания „квоты“ невелики. Реализация на практике мультидисциплинарного подхода и командной работы позволяет не просто словом, а делом доказать возможность полноценной реабилитации тяжелейшей категории челюстно-лицевых пациентов», — сказала Наталья Пахомова.

Справка КВ: Согласно данным Медицинского информационно-аналитического центра, сроки ожидания высокотехнологической медицинской помощи по направлению «челюстно-лицевая хирургия» в Санкт-Петербурге за первые 9 месяцев 2018 года составили от 1,1 до 3,7 месяцев в зависимости от источников финансирования (за счет средств обязательного медицинского страхования, федерального бюджета или софинансирования городского бюджета федеральным бюджетом).