Попытками срыва «нефтяных переговоров» между западом и востоком Ливии активность Турции в стране не ограничилась

Турция — неоосманский синдром. Часть XI

Закат нефтяного пояса
поясанефтяногоЗакат
Закат нефтяного пояса
Изображение: (cc) Kool Cats Photography

Настойчивость «восточной Ливии» в решении важнейшей для Европы проблемы ливийского нефтяного экспорта побудила Евросоюз отменить санкции, наложенные несколько лет назад на главу восточной Палаты представителей Агилу Салеха по требованиям ПНС и Высшего государственного совета в Триполи (то есть «Братьев-мусульман»*). О чем и сообщил 22 сентября верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

ЕС, в частности, отметил усилия Салеха в процессе восстановления ливийского нефтяного экспорта. И, как сообщают осведомленные эксперты, ЕС заодно выразил — хотя неофициально — недоумение по поводу «прохладного» отношения к переговорам по восстановлению экспорта со стороны ПНС. Что, как мы уже видели, непосредственно связано с негативной позицией Стамбула.

Однако попытками срыва «нефтяных переговоров» между западом и востоком Ливии активность Турции в стране не ограничилась. Ратификацию уже подготовленного «нефтяного соглашения» начали жестко блокировать другие «агенты влияния» Турции в ПНС. Во-первых, Центробанк Ливии, который с 2011 года бессменно возглавляет член «Братьев-мусульман»* Саддик аль-Кабир. Во-вторых, партия «Братьев-мусульман»* в Ливии «Справедливость и строительство» (клон турецкой партии «Справедливости и развития») и лично ее глава Мухаммад Сован.

В частности, аль-Кабир через своих сторонников начал блокировать соглашение о механизмах справедливого распределения доходов от нефтяного экспорта. А Сован, в связке с главой МВД ПНС Фатхи Башагой, занялся расширением и организацией «неофициальной» сети подконтрольных боевиков для дальнейшей работы по срыву ливийского «примирения».

Видимо, одним из первых признаков активизации этой работы стало освобождение 24 сентября боевиками группировки RADA (которая наиболее «плотно» контролируется Башагой) из тюрем в Триполи группы из шести террористов «Совета Шуры революционеров Бенгази и Дерны». То есть наиболее радикальных гнезд терроризма из Аль-Каиды* и ИГ* в восточной Ливии и противников ливийского примирения.

В этот же день глава ПНС Файез Саррадж получил «виртуальную трибуну» на юбилейной 75 сессии Генассамблеи ООН.

В своей речи он, во-первых, напомнил, что сейчас в стране живут более чем полмиллиона нелегальных мигрантов, и заявил, что в Ливии крайне необходимо срочно решать эту проблему.

Во-вторых, Саррадж объявил Ливийскую национальную армию Халифы Хафтара «агрессором» и призвал все страны, поддерживающие ЛНА и Хафтара, «прекратить поддерживать агрессора, а вместо этого начать переговоры с нашим правительством по вызывающим опасения вопросам».

В-третьих, Саррадж заявил, что считает присутствие в Ливии поддерживающих Хафтара иностранных наемников нарушением суверенитета страны, призвал вернуть их на родину и подчеркнул, что их уход может помочь возобновлению работы на нефтяных месторождениях и в портах.

Поскольку это было — по «коронавирусным» условиям сессии Генассамблеи — одностороннее видеозаявление, никто не спросил Сарраджа о десятках тысяч турецких наемников из Сирии, воюющих в Ливии на стороне его правительства. И он завершил свое выступление дежурной милитаристской фразой: «Мы хотим мир, а не войну. Но у нас есть в распоряжении сила для того, чтобы оказывать сопротивление и одержать победу над агрессором».

Однако «сила, которая призвана одержать победу над агрессором», ведет себя далеко не подконтрольно ПНС. С 25 сентября развернулись беспрецедентные по масштабам бои в городе Таджура между группировками «Усур Таджура» и «Ад-Даман». Начавшись с убийства одного из членов второй группировки на ее КПП, стычка переросла в огневую дуэль и далее в применение с обеих сторон тяжелых вооружений и бронетехники.

Как сообщают местные источники, ввиду сокращения финансирования от триполийского ПНС боевики переходят на «самообеспечение» и развернули войну за передел сфер «влияния и кормления» на местах. Прибывшие из Аз-Завии и Зинтана для прекращения бойни подкрепления «Объединенных сил ПНС» развести стороны конфликта не смогли и ушли из Таджуры. Но далее этим крайне обеспокоились «мировое сообщество» и МАГАТЭ. Потому что меньше чем в семи километрах от мест боев группировок в Таджуре находится построенный еще СССР Центр ядерных исследований TNRC, где с 1983 года находится экспериментальный ядерный реактор мощностью 10 мегаватт.

Поскольку после «антикаддафиевской революции» 2011 года о состоянии этого реактора никто и ничего не знает, а применение тяжелых вооружений в Таджуре продолжилось, пришлось «крайне обеспокоиться» и руководству ПНС. Глава минобороны ПНС Салах Намруш поручил ликвидировать конфликт так называемым «контртеррористическим силам» из Триполи. И, похоже, в следующие несколько дней они это задание выполнили.

Однако одновременно, с 27 сентября, у ПНС появилась новая напасть, причем в самом Триполи. Это — группировка «Аль-Бугра» (имени своего главаря Башира аль-Бугра), которая после «ливийской революции» 2011 года неоднократно меняла свои политические пристрастия, с 2016 года «прибилась» к минобороны ПНС, получив название «33 бригада», но затем почему-то стала быстро обрастать «соратниками» из Аль-Каиды* и ИГ*.

Собственно, «33 бригада» создавала проблемы для ПНС уже давно. В 2017 году они воевали с другими бандами за раздел территории. В 2018 и 2019 годах несколько раз пытались отвоевать у группировки RADA триполийский аэропорт Митига, а заодно и «частную» тюрьму в аэропорту. Ту самую, в которой содержатся как политические противники режима ПНС (напомним, там с мая 2019 года находятся незаконно задержанные российский социолог Максим Шугалей и его переводчик Самер Суэйфан), так и боевики наиболее радикальных террористических исламистских групп: ИГ*, Аль-Каиды*, упомянутого выше «Совета Шуры революционеров Бенгази и Дерны» и т. д.

После множества боев, в ходе которых погибли десятки боевиков с каждой стороны и несколько мирных жителей, а также был сбит гражданский самолет, в апреле 2019 года Президентский совет в Триполи объявил 33 бригаду «протеррористической» и приказал распустить. Однако распустить — «не вышло»… Бригада под названием «Аль Бугра» действует до сих пор и активно участвует в вооруженном «переделе территорий и сфер влияния» в Триполи и окрестностях.

На этом фоне непросто, но всё же продвигается вперед процесс политического урегулирования конфликта между западом и востоком Ливии.

28 сентября (впервые с 2015 года!) прошли переговоры между Временным правительством в Тобруке и ПНС в Триполи «по унификации общего бюджета» в рамках Совместной комиссии. Как сообщил арабский телеканал 218 TV со ссылкой на зам. министра финансов Временного правительства, бюджет формируется на основании Соглашения о возобновлении нефтедобычи, подписанного 18 сентября, и «направлен на разделение доходов от продажи углеводородов через единую финансовую систему в разных частях страны».

Издание отмечает, что работу Совместной комиссии, несмотря на противодействие «Братьев Мусульман»* и лично председателя Высшего госсовета ПНС Халеда аль-Мишра, возглавил вице-премьер ПНС Ахмад Майтыг (напомним, тот самый, которого «Братья мусульмане»* недавно избивали, требуя уйти с переговоров).

И в этот же день, 28 сентября, в египетской Хургаде прошли переговоры делегаций Тобрука и Триполи под эгидой ООН по вопросам безопасности и военных действий в формате «5+5» (по 5 представителей генштаба ПНС и руководства Ливийской национальной армии), которые впервые обозначили продвижение позиций по этим вопросам. Делегации ПНС и ЛНА пришли к совместному решению относительно необходимости роспуска вооруженных группировок, а также объединения государственных институтов востока и запада страны.

В связи с этим представители Миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) отметили активную позицию делегаций из Тобрука и Триполи, прибывших в Египет, выразили им признательность за усилия в достижении мира и оценили результаты переговоров позитивно.

29 сентября телеканал Libya 24 TV, ссылаясь на советника главы Палаты представителей Ливии Фатхи Марими, сообщил, что переговоры делегаций из Тобрука и Триполи в Хургаде проходят в рамках соглашения о выводе всех иностранных вооруженных группировок с территории Ливии. Марими подчеркнул, что «никаких договоренностей с джихадистами не будет, они должны быть полностью ликвидированы».

И в этот же день глава Управления ЛНА по поддержанию морального духа Халед Махджуб заявил, что «часть сирийских наемников, завербованных Турцией, покидает Ливию». Он не исключил, что эти боевики понадобились Турции в другом месте (вероятно, в Азербайджане — ЮБ), но признал, что «их уход из Ливии является очень важным».

В тот же день арабские СМИ подняли тему о вакантной должности спецпосланника Миссии ООН по урегулированию в Ливии. Связано это с тем, что сейчас этот пост временно (на посту исполняющей обязанности, и. о.) занимает представитель США Стефани Уильямс, и США требуют ее утверждения на этот пост.

Но на этот пост нельзя назначить без согласия стран Африки, которых американский кандидат категорически не устраивает из-за свойственных США попыток оказывать давление в собственных интересах во всех внутриафриканских конфликтах. По мнению экспертов, ООН вполне откровенно затягивает процесс назначения спецпосланника, предлагая на этот пост кандидатуры, заведомо неприемлемые для африканских государств.

29 сентября в Триполи началась серия крупных коррупционных скандалов вокруг важнейших функционеров ПНС.

Во-первых, как сообщило издание Afrigate News, были арестованы по обвинениям в казнокрадстве и коррупции заведующий канцелярией министерства самоуправления ПНС, замминистра образования ПНС, а также директор управления счетами при минфине ПНС.

Во-вторых, по всей Ливии началось бурное обсуждение новостной программы телеканала «Великая Джамахирия», в которой экономический аналитик Иса Равшан подробно описывает теневые схемы деятельности правительства ПНС по контрабанде ливийской нефти. Равшан раскрывает роль в контрабандных схемах главы Национальной нефтяной компании (NOC) Мустафы Саналлы и его связях с главой береговой охраны аз-Завии Абдул Рахманом Миладом по кличке аль-Биджа.

Равшан подчеркивает, что коррупционно-криминальная схема раскрылась во многом потому, что из-за сокращения легального экспорта и роста контрабанды началась острая нехватка нефти для электростанций и перебои с энергоснабжением. Тогда выяснилось, что в коррупционно-контрабандных схемах участвует множество государственных и частных структур, и что через их руки проходят многие миллионы долларов. Равшан считает, что в этом «бизнесе» замешано слишком много заинтересованных и очень влиятельных фигур, и потому криминальная схема никуда не денется, — «если руководство ПНС не проявит к ее искоренению особую политическую волю».

Отметим, однако, что возможны и «спецверсии» данных неожиданных коррупционных «посадок» и «разоблачений». Ведь они идут и в момент очень непростых «мирных переговоров», и на пике острейшей борьбы за власть между «уходящим» (или «не уходящим»?) главой ПНС Файезом Сарраджем и наступающим ему на пятки (причем оказавшимся странно близким и к руководству Турции, и к руководству США) Фатхи Башагой.

Башага, как глава МВД и фактический куратор большинства местных банд, более точно, чем кто-либо еще, знает все обстоятельства и нити криминальных дел правительства Сарраджа. И вполне способен аккуратно «топить» это правительство вместе с его главой…

(Продолжение следует.)


* Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 401