По предварительным оценкам, запасы нефти и газа в арктической зоне на шельфе и суше составляют примерно 60 % ресурсов углеводородов России.От борьбы за такой ресурс Норвегия и ее партнеры по НАТО вряд ли откажутся

Провокационный совет

20 февраля 2018 года на сайте Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее — Совет, СПЧ) появился странный документ под названием «Рекомендации по итогам выездного заседания Совета по правам человека в Архангельской области». (Выездное заседание проходило 8–10 ноября 2017 года.)

Прежде, чем обсудить странность и (главное) провокационность некоторых рекомендаций, изложенных в данном документе, приведем развернутую цитату: «В части защиты прав коренных малочисленных народов Архангельской области... не решены проблемы этнического статуса поморов... По мнению Совета, поддержанного большинством участников круглого стола, проведенного в рамках выездного заседания, поморы обладают признаками самостоятельного этноса... Признание поморов самостоятельным народом открывает возможности... для льготного режима использования поморами природных ресурсов мест своего традиционного проживания...

В связи с изложенным Совет рекомендует Правительству РФ... поддержать инициативу о признании поморов самостоятельным народом из числа коренных малочисленных народов Севера».

Данные рекомендации СПЧ, принятые, заметим, «путем заочного голосования 19 февраля 2018 года», являются грубой провокацией, нацеленной на разрушение суверенитета и территориальной целостности России. И здесь важно рассмотреть историю этого известного скандального вопроса.

После распада СССР нашими западными партнерами были инициированы различные проекты, направленные на более тесное сотрудничество с приграничными российскими регионами. При этом сразу укажем, что конечной целью такого взаимодействия являлось постепенное обособление этих территорий от федерального центра и их интеграция в так называемое общеевропейское пространство.

Одним из таких проектов, отметившим свой 25-летний юбилей, является Баренцев Евро-Арктический регион (БЕАР). Так было названо надгосударственное территориальное образование, созданное по инициативе Норвегии для «укрепления межрегиональных связей и устойчивого экономического развития на Севере Европы».

Напомним, что 11 января 1993 года состоялось подписание так называемой Киркенесской декларации, предполагавшей установление и расширение коммуникаций в области образования, молодежной политики, культуры и экологии между отдельными территориями четырех государств (России, Норвегии, Швеции и Финляндии). С российской стороны в этом проекте приняли участие Мурманская и Архангельская области, республики Коми и Карелия, Ненецкий автономный округ.

Взаимодействие в проекте БЕАР происходит на двух уровнях: через управляющий проектом Совет Баренцева Евро-Арктического региона (СБЕР) при участии министров иностранных дел, а также в рамках Регионального совета, объединяющего глав регионов и выдвигающего различные программы сотрудничества. Координацию работы данных структур, включающих также представителей «малых коренных народов Севера», и финансирование осуществляет норвежский Баренц-Секретариат. При этом основные финансовые средства Баренц-секретариат получает от МИД и Министерства местного самоуправления и регионального развития Норвегии.

В нашей газете мы уже начинали рассматривать, как БЕАР через образовательные программы и межвузовское сотрудничество работает на конструирование в северо-западных регионах России якобы общей со скандинавами региональной «северной (или «баренцевой») идентичности». И каким образом норвежские специалисты (по созданию новых «национальных идентичностей») помогали преподавателям главного вуза Архангельска — нынешний Северный Арктический федеральный университет (САФУ) — разрабатывать миф о «поморском этносе».

Между тем существуют архивные документы времен царской России, согласно которым «поморами» именовались «жители прибрежного края Архангельской губернии», которые являлись отдельным «региональным сословием» и пользовались «особыми правами» беспошлинной торговли с норвежцами. И при этом не являлись отдельным «этносом». То есть мы имеем дело с грубой фальсификацией истории Русского Севера.

Остановимся более подробно на некоторых фактах навязывания через проект БЕАР русскому (в основном) населению северных российских регионов новых идентичностей («баренцевой» и «поморской»).

В конце мая 2017 года в САФУ прошла презентация пятого (последнего) тома «Поморской энциклопедии». Начало работы над этим пятитомником, где рассматривается «поморская версия» истории региона (якобы более тесно связанного с Северной Европой, нежели с соседними русскими территориями), относится к 1993 году, когда и был создан БЕАР.

Отметим, что в начале 90-х один из инициаторов создания БЕАР, тогдашний глава МИД Норвегии Торвальд Столтенберг получил от норвежских историков сделанные по его запросу разработки, обосновывающие «историческое единство стран Баренцева региона». И часть этих разработок стала в дальнейшем основой для псевдоисследований основателя «поморского мифа» в Архангельске (также участвовавшего в подготовке «Энциклопедии») профессора В. Булатова и его последователей в САФУ.

С начала 1990-х годов руководство Архангельской области стало использовать бренд «Поморье» для привлечения инвестиций и развития международных связей. А местные «поморостроители» при помощи коллег из Норвегии (где к тому времени появились свои «поморы») занимались моделированием новой «региональной идентичности».

В «Поморской энциклопедии», а затем в различных псевдонаучных трудах В. Булатов со своими учениками пытался доказать, что «поморы — это отдельный этнос, существующий с Х__II века и первоначально заселявший до ассимиляции русскими пространство от Вологды до Урала». В некоторых «исследованиях» «поморы» именовались «четвертой «восточнославянской нацией» после великороссов, украинцев и белорусов».

Таким образом, в течение уже более 25 лет на зарубежные гранты осуществляется откровенная фальсификация истории северо-западных регионов России. Ибо российско-норвежские контакты в Архангельске по «поморской тематике» и насаждению «северной» («баренцевой») идентичности начались еще во второй половине 1980-х годов.

Основная цель проекта БЕАР состоит в продвижении идеологии регионализма, основанной на «поморской» и «баренцевой» идентичностях, и провоцировании сепаратистских настроений.

Это достаточно ярко видно на примере ежегодного фестиваля «Баренц-спектакль», который проводится в норвежском городе Киркенесе (расположенном рядом с российско-норвежской границей).

Так, в 2007 году художник Амунд Шели Свеен (Amund Sjølie Sveen) в рамках «Баренц-спектакля» презентовал инсталляцию «Соединенные Штаты Баренц». По сюжету композиции, части стран, которые входят в БЕАР (включая, само собой, почти весь Северо-Запад России), объединились в независимое государство с одноименным названием (англ. United States of Barents, сокращенно USB). На протяжении последующих десяти лет инсталляция регулярно демонстрировалась в разных городах России, в том числе и в Мурманске.

23 мая 2017 года на своем сайте Амунд Свеен оставил такую запись: «Спустя десять лет Соединенные Штаты Баренца столь же действенны <...> отражая чаяния и надежды северной нации»__.

Об особенной роли культурного сотрудничества при продвижении регионализма на Севере России открыто заявляет художественный руководитель «Баренц-спектакля» Любовь Кузовникова: «Мы претендуем если и не на создание единого этноса, то, во всяком случае, на создание культурной целостности отдельного региона. Как знать, возможно, в будущем мурманчане и в самом деле будут считать себя не россиянами в первую очередь, а жителями Баренц-региона». При этом самому Киркенесу Л. Кузовникова прочит участь столицы Баренц-региона.

В 2013 году на очередном «Баренц-спектакле» был презентован проект «Армия освобождения Баренц» (Barents Liberation Army, BLA), символом которого становится человек с автоматом и оленьей головой с рогами на фоне сердца. На официальном сайте проекта висела надпись: «...Киркенес объявляется Освобожденной Баренцевой зоной. Из этого эпицентра революция распространится как мощное сейсмическое движение по всему Баренцеву региону». Создатели проекта позаботились и о «гимне» BLA, в котором поется о том, что «армия готова защитить Финнмарк, Мурманск и Баренц». В гимне воспевается «motherland» (родина), под которой, очевидно, подразумевается Баренц-регион.

Организаторы шоу заявляли: «Мы — первое сепаратистское движение в стране. Мы собираемся освободить Баренц от империалистов!»

Имелось в виду освобождение регионов от «колониального ига столиц».

А вот что заявила о проекте BLA Л. Кузовникова: «BLA — это своего рода антиколониальное движение, которое задает вопросы о рыночном доминировании и сценариях сырьевых ресурсов здесь, на севере... Оно узаконивает волю, страсть и компетентность местных жителей, которые... имеют здесь свои жизненные интересы».

Таким образом, многие проекты «гуманитарного» сотрудничества БЕАР нацелены на провоцирование сепаратистских тенденций на Севере России и, соответственно, ослабление конкурента Запада в борьбе за арктические ресурсы в лице Российского государства.

Кстати, по предварительным оценкам, запасы нефти и газа в арктической зоне на шельфе и суше составляют примерно 60 % ресурсов углеводородов России. И от борьбы за такой ресурс Норвегия и ее партнеры по НАТО, наращивающие военную группировку у северо-западных границ России, вряд ли откажутся.

В данном случае участие Норвегии со второй половины 80-х годов в создании мифического «поморского этноса», претендующего как раз на территории, богатые природными ресурсами, демонстрирует наличие у наших «западных партнеров» стратегических интересов, несовместимых с территориальной целостностью и суверенитетом России. Эксперты указывают также на то, что многие американские и европейские фонды и институты, занимающиеся «защитой прав и финансовой поддержкой коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ», на самом деле работают в интересах энергетических корпораций своих государств.

Обратим внимание на то, что норвежский МИД финансирует не только Баренц-секретариат, но и такую программу, как NORRUSS, в рамках которой изучаются «политические, экономические и социальные факторы, влияющие на российскую политику и принятие решений». И одним из таких факторов, интересующих норвежских специалистов, является «российская несистемная оппозиция, способная на эффективный протест».

В Архангельской области обнаруживаются интересные связи между внесистемными либералами, «поморостроителями» и их зарубежными партнерами. Так, часть преподавателей и студентов САФУ являются сторонниками А. Навального, кто-то работает волонтером в штабе оппозиционера. Многие из ядра «архангельского актива Навального» учились в Норвегии, принимали участие в международных программах, обеспеченных грантами.

Так что (и главное — кто) стоит за провокационными рекомендациями СПЧ относительно «признания поморов самостоятельным народом»?

Незнание вышеприведенных фактов и их анализа?

Лоббирование этих рекомендаций СПЧ со стороны либералов, приближенных к власти и являющихся покровителями руководства САФУ (некоторые эксперты называют, к примеру, среди них А. Кудрина)?

Включенность представителей СПЧ в разрушительные для России программы БЕАР?

В чем дело? Для чего давать Президенту РФ явно провокационные советы?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER