11
март
2021
  1. Культурная война
  2. Евровидение-2021
Ольга Скопина / ИА Красная Весна /
Как мы видим, позитивное отношение к нетрадиционной сексуальной ориентации является обязательным условием при отборе участников на конкурс Евровидение от России

Песни от «недобитых ведьм», или О какой Russian Woman споют на Евровидении

Франс Франкен Младший. Вечная дилемма человечества — выбор между добродетелью и пороком. Фрагмент.1633
Франс Франкен Младший. Вечная дилемма человечества — выбор между добродетелью и пороком. Фрагмент.1633
Франс Франкен Младший. Вечная дилемма человечества — выбор между добродетелью и пороком. Фрагмент.1633

Конкурс эстрадной песни Евровидение давно уже перестал быть просто состязанием вокалистов, которым, возможно, когда-то он являлся. Евровидение много лет используют в качестве разнопланового средства в ведении многих видов мягких войн.

На поверхности мы видим политическую войну, когда голосование за определенные страны организуется по принципу «против кого сегодня будем дружить, девочки». А внутри множество разнообразных снарядов, бьющих по культуре, истории, смыслам и самому человеку.

Евровидение стало индикатором принадлежности стран к всеобщему глобальному тренду по уничтожению моральных норм и ограничений. Конкурс часто продвигает тех, кто более наглядно выражает этот разрушительный тренд.

Еще в 1998 году от Израиля выступил первый в истории конкурса транссексуал под именем Дана Интернешнл. После этого на протяжении многих лет Евровидение периодически штурмуют всевозможные трансвеститы, гомосексуалисты и прочие «трансформеры». Вспомнить хотя бы ту же (или того же?) Кончиту Вурст, известного как женщина с бородой. В 2014 году этому бородатому содомиту дали на конкурсе первое место.

В 2006 году от Финляндии спели песню «орки» из группы Lordi и тоже получили первое место. Довольно часто конкурсанты используют выходящие за рамки приличия образы всевозможных фриков и клоунов.

Как мы видим, тема перверсий и зла уже давно и активно продвигается с помощью Евровидения. Можно сказать, что эти темы для конкурса давно стали нормой.

В последние годы в мире началась активная раскрутка темы феминизма, которая не обошла стороной и европейский конкурс. В 2018 году эта новая тема стартовала на Евровидении, и снова из Израиля. Нетта Барзилай с песней Toy («Игрушка») выступила против насилия, домогательств и нетолерантности. За феминизм и куриное кудахтанье ей присудили первое место.

В интервью журналу «Hello!» Барзилай призналась в своих симпатиях к феминизму: «Я люблю феминизм. Но такой, знаешь… позитивный. Мне хотелось бы, чтобы он был таким же, как, например, гей-парады. Парады — это же тоже протест, но протест радостный, когда людей призывают стать частью этого классного движения, чтобы быть счастливыми всем вместе. Такая вечеринка, посвященная любви».

О какой такой любви говорит израильская толстушка Нетта, остается только догадываться. Однако, глядя на современное течение феминизма, можно с уверенностью сказать, что любовь эта, если она и есть, то точно не к мужчинам. Фем-активистки называют себя правнучками недобитых ведьм и люто ненавидят патриархат как таковой, а также представителей противоположного пола, детей и нормальных женщин.

С каждым годом сумасшедший тренд по отказу от традиционных норм и ценностей, лежащих в основе европейской культуры, продолжает набирать обороты. На Евровидение-2021 от Кипра, невзирая на возмущение граждан и церкви, едет исполнительница Элена Цагрину с песней El Diablo.

Текст скандального хита содержит признание в любви к дьяволу: «Я влюбилась… Я отдала свое сердце дьяволу».

Скандал разгорелся не на шутку, когда на телекомпанию, выбравшую эту песню, начали сыпаться проклятия, вплоть до угрозы «сжечь дотла».

Казалось бы, в России большинство людей придерживается традиционных взглядов на отношения между мужчинами и женщинами и не приемлет всевозможные перверсии, а также восхваление зла. Именно от России можно было бы ожидать сопротивления расчеловечивающему тренду, ярко проявляющемуся на Евровидении.

Однако организаторы российского отборочного тура на Евровидение не спешат показывать всему миру пример чистоты и благоразумия. Россия, не отказавшаяся отступить от своего намерения войти в так называемый «цивилизованный» Запад, пытается не отстать от самых «передовых» европейских стран, которые наперегонки бегут по пути самоотрицания и саморазрушения.

Вот некоторые проявления, которые мне припомнились. В 2003 году наша страна отправила в Европу группу «Тату» — двух девиц, выступающих в образе подростков-лесбиянок. В 2020 году организаторы решили попробовать показать на Евровидении популярных отечественных фриков, группу Little Big, но пандемия коронавируса этому помешала.

В 2021 году организаторы вновь решили попробовать сделать ставку на темы, популярные на Западе. На национальный отбор были представлены три песни.

Первой на отборочном туре выступила российская инди-группа Therr Maitz с песней Future Is Bright («Светлое будущее»). Группа, с которой я знакома уже довольно давно, на мой взгляд, имеет глобалистические взгляды на мир. Возможно, таковы их истинные предпочтения, а возможно, это всего лишь попытка выхода на западную аудиторию. Добавлю еще, что солист группы Антон Беляев выступал в поддержку ЛГБТ-сообщества.

Для Евровидения исполнители из Therr Maitz спели о том, что человечество непременно ждет светлое прекрасное будущее, хотя, судя по их же тексту, выходит, что некоторые люди оценивают происходящее как тюрьму:

«То, что ты называешь настоящей жизнью, другие называют тюрьмой… Люди ищут причины или требуют обоснования, но они не могут отрицать того, что будущее ПРЕКРАСНО!»

Коронавирусный 2020 год явил человечеству целый набор трансформаций общественной жизни, которые попрали даже ценности, завоеванные западным либерализмом. И действительно, многим кажется, что в мире, благодаря раздуванию ковидной истерии, происходит выстраивание некого глобального концлагеря. Назвать такое будущее светлым и прекрасным язык не поворачивается. Хотя, возможно, ребята из Therr Maitz своей песней Future Is Bright адресовали нас к Олдосу Хаксли и его антиутопии «О дивный новый мир», намекая на то, какого характера будущее нас ждет.

Вторая команда, выступившая на отборе, — это группа «#2Маши». Посмотрев их выступление, я сначала не могла понять, зачем этих девиц вообще выдвинули на конкурс. Ни содержания, ни особых вокальных данных там нет. Одну из участниц дуэта, Машу Шейх, вообще практически не было слышно. Текст песни и само выступление скучное, обе исполнительницы о чем-то спорят, выясняя между собой отношения.

Задавшись вопросом, как они попали на отбор, я начала терзаться, как это говорится, смутными сомнениями. С первого клика в поисковике стало понятно, что девушки являются представительницами ЛГБТ-движения, а все их клипы и песни пропитаны этим духом.

В интервью шоу «Алёна, блин!» одна из солисток группы, Маша Зайцева, рассказала, что хорошо относится к феминизму и ЛГБТ-движению и что она занимается защитой прав сексуальных меньшинств уже десять лет. В своих публикациях в интернете Зайцева регулярно поднимает темы ущемления прав ЛГБТ в России: «У ЛГБТ в нашей стране, увы, нет прав, и над усилением гомофобии хорошенько поработали в последние годы», — написала она на своей странице в Instagram.

Сами девушки открыто не признаются в том, что имеют нетрадиционную ориентацию. По словам Зайцевой, они принципиально не комментируют личные отношения, хотя и отрицать принадлежность к ЛГБТ она не стала. При этом в публикациях на официальном аккаунте «#2Маши» есть множество намеков на то, что Зайцева и Шейх состоят в «определенных» отношениях друг с другом.

Вот и стало понятно, почему организаторы выбрали «нетрадиционных» Маш для конкурса. Тут сразу можно покрыть обе актуальные темы: и защиту прав сексуальных меньшинств, и тему феминизма. Шансы победить удваиваются.

Третьим было выступление певицы Manizha — девушки таджикского происхождения по имени Манижа Сангин. Она выступила с песней Russian Woman. Песня мне тоже показалась очень неоднозначной, но об этом позднее.

Поскольку мне эта девушка была так же незнакома, как и вышеупомянутые Маши, я пошла изучать плоды ее творческой деятельности и тут же поняла, что с этими «плодами» я уже сталкивалась года два назад.

Дело в том, что в 2019 году в России феминистки решили атаковать основу российского государства, а именно — институт традиционной семьи. Лоббист интересов феминисток и ЛГБТ сообщества, депутат Оксана Пушкина внесла на рассмотрение в Госдуму РФ закон о семейно-бытовом насилии (СБН).

Началась невиданная по масштабу информационная кампания по продвижению этого антисемейного закона. Было задействовано множество пабликов в соцсетях, пропагандирующих закон, которые лили потоки откровенной лжи на российских мужчин и российские семьи. Приводились сумасшедшие данные о невиданном уровне насилия над женщинами в российских семьях. Феминистки уверяли, что «за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин». Дошло до того, что эти лживые данные процитировал в своем шоу на «Первом канале» телеведущий Андрей Малахов.

При этом Рунет утонул в целом ворохе видеороликов и фотоснимков девушек с нарисованными синяками и ссадинами, которые снабжались хештегом «#Я не хотела умирать». Пропагандировать разрушительный закон призвали также представителей медиа и культуры.

Певица Манижа полноценно ввязалась в эту масштабную антироссийскую кампанию. В 2019 году она запустила в Сети приложение для жертв домашнего насилия и выпустила песню «Мама». Клип на эту песню, снятый в духе хоррор, повествует историю семьи, в которой отец-оборотень периодически превращается в страшного монстра. Чудовище ночами нападает на своих домочадцев и в итоге съедает мать героини клипа.

И можно было бы принять этот сюжет просто как страшную историю, мало ли бывает ужастиков. Однако в конце видеоклипа авторы прямо заявляют, что он посвящен борьбе с семейно-бытовым насилием в России. В конце клипа появляется следующий текст: «В России 36 тысяч женщин ежедневно терпят побои от своих мужей. Ежегодно в результате домашнего насилия гибнут от 12 до 14 тысяч женщин. Одна женщина умирает каждые 40 минут».

О своей жизненной позиции Манижа рассказала в марте 2020 года в интервью журналу Hello!, где призналась, что поддерживает ЛГБТ и движение феминисток: «Я обожаю ЛГБТ-сообщество и я считаю классным поддержать их на своей платформе».

Изображение: Ольга Скопина © ИА Красная Весна
Толерантность
Толерантность
Толерантность

Как мы видим, позитивное отношение к нетрадиционной сексуальной ориентации является обязательным условием при отборе участников на конкурс Евровидение от России. Национальный отбор песни для Евровидения прошел на «Первом канале» вечером 8 марта. По результатам отбора на европейский конкурс прошла Манижа.

Что же касается ее песни Russian Woman («Русская женщина»), которую она приготовила для Евровидения, то, на мой взгляд, это своего рода гимн российских феминисток, также с намеком на разрушение традиционной семьи. Думаю, что на содержании песни, которая представляет нашу страну в Европе, стоит остановиться подробнее.

В первом же куплете Манижа атакует устоявшийся в России возвышенный женский образ девушки Ассоль, которая ждет появления принца на корабле с алыми парусами: «Ждём мы корабля, а чё ждать? Встала и пошла».

Там же Манижа говорит о том, что женщине не нужна опора на крепкую мужскую руку: «Ждать мне чьей-то ручечки, ручки? А кто подаст мне ручку, девочки?» Выходит, что русской женщине, по мнению Манижи, не стоит дожидаться своего мужчины, так как он в жизни не так уж и нужен.

Это подтверждается и содержанием текста припева на английском языке. Вот перевод этих строк: «Каждая русская женщина должна знать, что она достаточно сильна, чтобы отскочить от стены». Это можно расценить как атаку на еще один образ традиционных семейных отношений, принятых в России: «За мужем, как за каменной стеной».

Супружество, мужчина как каменная стена для защиты женщины — всё это не нужно, говорит нам певица. По мнению Манижи, русские женщины должны «отскакивать» от этих стереотипов.

Второй куплет намекает на приверженность певицы к модным на Западе движениям бодипозитивизма и чайлдфри: «Тебе уж за 30, алло, где же дети? Ты в целом красива, но вот, похудеть бы». Подытоживая тему бодипозитивизма, Манижа как манифест провозглашает: «Я вас не виню, а себя я чертовски люблю».

Тему домашнего насилия Манижа заложила в строки: «Сын без отца, дочь без отца, но сломанной family (семье) не сломать меня». Таким образом, Россия на весь мир провозглашает, что в нашей стране женщин ломают «сломанные семьи». Мы это несем миру?

Особенно оскорбляет ее хамское заявление в конце песни: «Эй, русский женщин, давай, голосуй за меня». А далее, она как мантру повторяет и снова на английском: «Ты достаточно сильная, не бойся, не бойся…»

Я как русская женщина, многодетная мать и любящая жена, ответственно заявляю, что не разделяю и, более того, презираю все эти убеждения Манижи. По моему мнению, мир, проваливающийся в какую-то адскую бездну, может спасти только нормальная семья, создаваемая мужчиной и женщиной, ведь именно такой союз еще способен создавать настоящего человека. И я ужасно расстроена таким подарком на 8 марта от главного телеканала нашей страны.

Когда феминистки Европы сжигают на площадях чучела младенцев, совершая свои ведьминские ритуальные танцы вокруг пламени, и обещают уничтожить государства, патриархат, семьи и мужчин, когда на Западе расцветает церковь Сатаны, когда содомиты проникают к детям, чтобы учить их перверсиям, что в это время делает Россия?

Мне стыдно, что Россия вообще принимает участие в конкурсе, давно ставшем боевым оружием против традиционного общества. И более того, стыдно, что мы пытаемся выглядеть передовиками на пути расчеловечивания и разрушения всех основ нормального человеческого общества.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER