23
авг
2020
  1. Социальная война
Иван Мягков / Газета «Суть времени» №391 /
Число умерших от так называемой пандемии в моем регионе лично меня не впечатляет. Тем более что в опубликованных списках умерших честно указывается, что это списки не больных, умерших от ковида, а списки больных, умерших с ковидом, среди которых есть и те, кто всего лишь был заражен коронавирусом, и этот вирус даже еще и не успел хоть как-то повлиять на течение болезни. Почему-то со всеми остальными болезнями так не поступают. А то ведь можно публиковать ежедневные сводки больных, умерших с вирусом герпеса, с лямблиями, с атеросклерозом, с выпавшими зубами и т. д. Но где эти ежедневные сводки больных, умерших с артериальной гипертонией?

Ситуация с коронавирусом глазами провинциального врача «скорой помощи»

Анонимный художник, Казань. «НАДЕНЬ МАСКУ. Твой Новый Мир». 2020
2020Мир».НовыйТвойМАСКУ.«НАДЕНЬКазань.художник,Анонимный
Анонимный художник, Казань. «НАДЕНЬ МАСКУ. Твой Новый Мир». 2020

Немного о ковиде

Сразу хочу сказать, что вызываемая коронавирусом болезнь COVID-19 — это страшная и коварная болезнь. Страшная она потому, что некоторые люди переносят ее очень тяжело и в конце концов умирают. А коварная — потому что подавляющее большинство людей, зараженных коронавирусом, либо вообще не испытывают никаких симптомов этого заболевания и не чувствуют себя больными (да и фактически таковыми не являются), либо испытывают лишь небольшое недомогание и продолжают вести активный образ жизни, заражая всех, с кем общаются.

В случаях, когда коронавирус поражает 70–80% легких, у больного появляется одышка, даже если он прошел всего лишь несколько шагов, иногда настолько сильная, что он вынужден останавливаться, чтобы отдышаться. Иногда он начинает задыхаться даже в покое.

Его мучает лихорадка, у него пропадает аппетит, появляются боли в груди, головные боли, иногда головокружение. Все это истощает его силы, болезнь подавляет волю, и больной выглядит изможденным.

Для удобства медиков любой человек, у которого в организме с помощью специальных анализов выявили коронавирус, уже считается больным. За ним нужно вести медицинское наблюдение, даже если он вообще себя больным не чувствует, потому что в любой момент болезнь может проявиться, в том числе и в тяжелой форме. И, повторю, его требуют изолировать от общества, чтобы не заражать окружающих.

Если распространить подобный подход на все вирусы, бактерии и другие микробы, которые попадают в организм человека, то окажется, что немалый процент человечества постоянно болен теми или иными инфекционными заболеваниями, даже не подозревая об этом.

Однако такой подход почему-то действует лишь для коронавируса. В медицинских сводках, распространяемых на широкую немедицинскую аудиторию, любой зараженный уже считается больным, даже если никакого недомогания он не чувствует, да и не почувствует вплоть до так называемого выздоровления, когда вирус уже не будет выявляться в его организме.

Далее. Число умерших от так называемой пандемии в моем регионе лично меня не впечатляет. Тем более что в опубликованных списках умерших честно указывается, что это списки не больных, умерших от ковида, а списки больных, умерших с ковидом, среди которых есть и те, кто всего лишь был заражен коронавирусом, и этот вирус даже еще и не успел хоть как-то повлиять на течение болезни. Почему-то со всеми остальными болезнями так не поступают. А то ведь можно публиковать ежедневные сводки больных, умерших с вирусом герпеса, с лямблиями, с атеросклерозом, гипертонией, с выпавшими зубами и т. д. Но где эти ежедневные сводки больных, умерших с артериальной гипертонией? Их нет, а вот с коронавирусом — есть.

Но люди, в том числе и медики, не дураки. И давно уже поняли, что если в телевизоре стали дико вопить об ужасных цифрах какого-то семейно-бытового насилия, то значит, хотят разрушить традиционную семью. А если завопили об ужасном коронавирусе, то значит, хотят всех посадить на самоизоляцию, детей перевести на дистанционное обучение и заставить всех покупать трехрублевые маски по 50 рублей за штуку.

Но если менять эти маски, как рекомендуют, через каждые два часа, то какую сумму в месяц должен потратить самоизолированный и потому безработный человек? И откуда он ее возьмет? А ведь есть еще и антисептики, и лекарства для профилактики. А если эти маски не менять, то они сами станут источником заразы. Но — носить обязательно!

Интересно, а вот сколько людей заразилось с помощью этих несменяемых масок? Несменяемых потому, что у народа просто не было денег покупать маски по ценам, выросшим на порядок, но за отсутствие которых штрафовали беспощадно.

Не берусь утверждать, что тот случай, о котором мне рассказали, действительно произошел в моем городе, но мне кажется, он мог произойти. Одного знакомого знакомых, ехавшего на велосипеде в час ночи в малолюдном районе, задержали органы. «Преступник» был задержан за то, что он ехал без маски. Задержанный ссылался на то, что в этом районе в такое время суток нет никого и что поэтому он не сможет никого заразить и заразиться сам. Он показывал пальцем и спрашивал: «Ну где здесь хоть один человек?» Но стражи порядка были непреклонны. «Нарушитель» был задержан и доставлен в участок. Когда в три-четыре часа ночи его привели к «начальству», то оно спросонья, с трудом разбираясь, что произошло, в конце концов осознало всю «тяжесть» вины «преступника». «Начальство», возопив и проклиная идиотов, которые лишили его сна, отпустило нарушителя без штрафа, объяснив тому, что он был задержан за наличие в его сумке электродрели без соответствующих документов, доказывающих, что она была им приобретена на законных основаниях, а не украдена. «Нарушителя» строго предупредили, что если поступят заявления о краже подобных дрелей, то «заслуженной» кары ему не избежать. «Начальство», в отличие от подчиненных, прекрасно понимало, что задержать человека за отсутствие маски в такое время и в таком районе — нонсенс, и грамотно «проложилось». Конечно, все это из разряда городских баек, и не более того. Но ведь раньше же и таких баек, и такого маразма не было.

СИЗы

Истерию коронавируса, именно как истерию, а не предупреждение об опасности, я ощутил сразу, как только стали появляться первые данные о массовом распространении коронавирусной инфекции в России.

Государство срочно решило «защитить» врачей и фельдшеров скорой помощи от этой «ужасной», в подавляющем большинстве случаев бессимптомной или малосимптомной болезни.

Нам стали выдавать СИЗы (средства индивидуальной защиты). Сначала выдавали одну-две одноразовых медицинских маски на всё суточное дежурство. Учитывая, что все СМИ транслировали, что маски надо менять через каждые два часа, а также, что маска в основном защищает не того, кто ее носит, а окружающих, почему ее вообще нужно причислять к этим самым СИЗам?

Через некоторое время нашу защиту решили «усилить» женскими прокладками. Причем прокладки предлагали не только женщинам и надевать их предлагали не на то место, для которого они предназначены, а на маску, якобы для усиления ее защитных свойств. А также потому, что прокладок было много, а маска — одна. Прокладки предлагали периодически менять на маске, тем самым якобы сохраняя ее защитные свойства.

При этом в многочисленных интервью, распространяемых СМИ, опытные инфекционисты утверждали, что по-настоящему защитить органы дыхания от коронавируса может только респиратор класса F2, а лучше F3 (если точнее, то FFP2 и FFP3), а отнюдь не обычные маски, и тем более не женские прокладки.

Но если вы раздуваете истерию, а не хотите реально защищать медиков, то на подобного рода «мелочи» не обращаете никакого внимания.

Да, потом нам стали выдавать и так называемые респираторы, по одному на суточное дежурство, но определить их класс защиты невозможно. На упаковке этих изделий, которые я бы назвал дизайнерскими масками, мелким шрифтом напечатана таблица, в которой указывается, насколько надежно защищает тот или иной класс респираторов. Но информацию о том, к какому классу относится именно это изделие, лично мне найти так и не удалось. Хочется надеяться, что не удалось из-за слишком мелкого шрифта маркировки и недостаточной остроты моего зрения.

Поэтому даже теперь, когда прошло уже несколько месяцев с момента начала массового распространения коронавирусной инфекции, у меня остается множество вопросов по поводу этих самых СИЗ органов дыхания. К ним относятся и вопросы о том, можно ли повторно использовать снятый респиратор, и о времени действия его эффективной защиты, и о том, какой процент медиков может 24 часа работать в тщательно подогнанном респираторе необходимого класса защиты.

Но если целью является именно истерия, то отвечать на вызов будут показухой, а не реальной защитой.

Кроме СИЗ, защищающих органы дыхания, есть и другие. Медиков заставляют надевать бахилы, по две пары перчаток, шапочку, капюшон, комбинезон, очки или защитный экран. Всё это, за исключением комбинезона (а иногда и он), изготавливается из недышащей ткани.

Как можно проработать в этой экипировке 24 часа, мне неясно до сих пор. Лично я на это не способен и потому, как и многие мои коллеги, «оптимизирую» СИЗы. Одно дело, когда в ковидном госпитале медики работают в режиме «четыре часа работы, восемь часов отдыха», другое дело — подряд 24 часа, как на «скорой помощи».

Хочу подчеркнуть, что именно респиратор соответствующего класса является основным средством защиты, а не бахилы или шапочка. У коронавируса нет зубов, и он не может прогрызть человеческую кожу или забраться в волосяную луковицу. Да, он может попасть в организм через слизистую оболочку глаз, но вряд ли это является существенным путем проникновения данного вируса.

Медик, облаченный в многочисленные СИЗы, но не имеющий респиратора необходимого класса защиты, напоминает мне рыцаря в тяжелых латах и шлеме, у которого надежно защищена голова, руки, ноги и спина, но на уровне сердца латы почему-то отсутствуют, и вместо них имеются лишь легкие кожаные доспехи.

Такие СИЗы слабо защищают, а вот наводить панику на окружающих с их помощью можно довольно успешно. Машина «скорой помощи» останавливается у подъезда, оттуда выходят медики в комбинезонах, с экранами, в бахилах и перчатках, картину дополняет сидящий за рулем водитель в СИЗах — народ в ужасе шарахается, поправляет съехавшие на подбородки маски, начинает рыскать по карманам, тщетно выискивая завалявшиеся там перчатки, а придя домой, живо описывает увиденное членам семьи.

СИЗы научились делать красивыми — ткань комбинезона приятной для глаз фактуры, изгибы экранов совершенны, маски-респираторы проектируют опытные дизайнеры, их форма безупречна. Женщины-медики научились со вкусом надевать СИЗы, комбинировать их, подбирать под их цвет носки и футболки, завязывать лямки изящными узлами, на матерчатых бахилах искусно формируют складки идеальной формы. Иной раз женщины в СИЗах выглядят лучше, чем в своих обычных платьях, и если истерия коронавируса не будет остановлена, то по велению моды дамы начнут надевать их и повседневно, и на праздники. Всё для коронавируса!

О больных COVID-19

Из-за раздутой коронавирусной истерии положению больных COVID-19 не позавидуешь. Сначала с помощью СМИ власти раздували панику, а потом, когда люди стали заболевать, то оказалось, что получить нормальную медицинскую помощь даже больному с такой «важной» болезнью довольно проблематично. Врача поликлиники ждут подчас по нескольку дней, результатов тестов даже за неделю иногда не дождешься, «скорую помощь» ждут часами, а попасть в ковидный госпиталь могут только «счастливчики» с большим процентом поражения легочной ткани на КТ (компьютерная томография, медицинский метод исследования легких).

А ведь многие заболевшие мечтают попасть в ковидарий — их сначала сильно напугали, а потом отказали в госпитализации, и они не знают, что делать дальше. Они принимают большое количество разных антибиотиков, отравляя ими свой организм и не чувствуют облегчения. А с чего оно будет? Антибиотики не убивают вирусы, в том числе и коронавирус, а помогают только в случаях дополнительно присоединившейся инфекции. «Продвинутые» больные хотят оценить эффективность лечения с помощью пульсоксиметра (прибор, показывающий количество кислорода в крови), но бывают шокированы взлетевшими на него ценами.

Многое из этого можно было бы значительно сгладить. И люди бы так не боялись, и обращений было бы меньше. Но их несколько месяцев неоправданно пугали — теперь пожинаем плоды.

Обо всех остальных больных

А вот про них-то как раз и забыли, системе здравоохранения как-то стало не до них. Система, понимаете ли, с ковидом борется, а эти под ногами путаются и создают дополнительную нагрузку на нее. Нет болезней, кроме COVID-19, а Роспотребнадзор — пророк ее. Он вычисляет коэффициент распространения инфекции, по его указанию людей заточают на самоизоляцию или же милостиво выпускают. Наступило время его власти (по крайней мере теоретически).

Хотя и главврач ковидного госпиталя тоже не лыком шит.

Коллеги рассказывали случай, когда они доставили на госпитализацию заместителя руководителя одного важного надзорного ведомства.

Важному чиновнику «не повезло», у него была лишь малая степень поражения легких, и не было показаний для госпитализации, но лечь в госпиталь ему хотелось. Зачем ему это было нужно — мне неясно, так как многие мои коллеги, даже имея такие показания, отнюдь туда не стремятся, прекрасно зная, что там «медом не намазано», и ложатся только в случае, когда без этого никак не обойтись.

Но чиновнику очень хотелось получить причитающуюся ему, по его мнению, медицинскую услугу. И он не сомневался в том, что ее непременно получит. Поначалу так и было, врачу приемного отделения даже и в голову не пришло отказать столь важной персоне. Но потом медик на всякий случай решил доложить «наверх». Как же удивился он, а уж тем более чиновник, узнав, что в госпитализации было отказано!

Чиновник рвал и метал, нецензурно ругался и обещал на голову «обнаглевшего» главврача всевозможные неотвратимые кары.

«Этот чудак забыл, что он осенью будет лицензироваться? Да он еще приползет ко мне! Я комиссиями тут всех замучаю!» — грозил он. Но «чудак» знал себе цену и на уступки не пошел. Сладко бремя власти!

Я уж не говорю про каких-нибудь там работников арбитражного суда. При аналогичной ситуации с ними даже и разговаривать не стали, об их претензиях врач приемного отделения даже и не удосужился доложить начальству.

Вспоминается советская сатирическая миниатюра, исполняемая Аркадием Райкиным. Там герой миниатюры наиболее статусными лицами считал тех, кто распоряжался «дефицитом», — директора магазина, товароведа, особенно обувного отдела, заведующего складом. Именно они сидели в первых рядах во время просмотра премьеры в театре.

Сегодня присутствие на премьере вряд ли можно отнести к разряду престижных удовольствий, да и в первых рядах «премьеры жизни» будут сидеть совсем уже другие лица. У директора магазина, закрытого во время самоизоляции, денег на билеты на модные премьеры (если их начнут снова показывать) уже не будет, да и времени не будет. Он будет таксовать на своем «Лексусе» (лично меня так подвозил один разорившийся предприниматель).

Вместо него на престижное место сядет директор ковидного госпиталя. Про товароведа, хоть и обувного отдела, уже никто и не вспоминает, на его место сядет чиновник Роспотребнадзора. И только завскладом сохранил свой статус, особенно если это склад масок, антисептиков и пульсоксиметров. Он даже «поднялся» — на эти товары цены выросли подчас в разы.

Кто в первых рядах сидит? Уважаемые люди сидят: главврач ковидария сидит, Роспотребнадзор сидит, «масочные короли» и «бароны антисептиков». По-прежнему не замечают и даже плюют на простого «инженеришку», которому и работу-то подчас не найти из-за массового закрытия производств.

Губернаторы там тоже, конечно, сидят. Они окончательно решают, уйдут ли все на самоизоляцию или будут отпущены на свободу. И чей бизнес будет разрешен в первую очередь, а чей во вторую, а чей вообще неизвестно когда заработает.

Я озаглавил эту часть «О всех остальных больных», но так ничего про них и не написал пока. Так потому и не написал, что всем не до них. Тут «уважаемые люди» с ковидом борются, на все остальное нет времени.

А «остальные» — это женщина среднего возраста, к которой меня как врача «скорой помощи» вызвали ее родственники. Женщина была одинокой, она жила работой, после которой систематически прикладывалась к бутылочке. Когда у нее отобрали работу, осталось только бутылочка, а другого у нее ничего не было. Получилось все как в детской считалочке, в которой А и Б сидели на трубе. И когда А упало, осталось только Б, то есть бутылочка.

Женщина не пила уже несколько недель, у нее кончились деньги, да и пить она уже больше не могла или не хотела. Она вообще уже ничего во время моего осмотра не хотела — ни лечиться, ни жить, похоже, тоже. А ведь она могла бы еще долго и внешне благополучно жить и работать, и получать назначенную ей хорошую зарплату. Но у нее, якобы для ее же блага, отобрали работу, и тем самым фактически отобрали жизнь.

«Остальные» — это больные-гипертоники, сердечники, язвенники и многие другие. Им надо корректировать лечение, им надо регулярно сдавать анализы и своевременно систематически проводить курсы стационарного лечения.

Им также нужна «скорая помощь», и они не могут ждать по шесть часов, когда она приедет. И хорошо еще, если через шесть — может ведь и через пятнадцать.

Вообще я ожидал, что эти больные во время истерии коронавируса столкнутся с массой проблем, которые окажутся неразрешимыми. Но «голь на выдумки хитра», и они всё же выкрутились. Вдруг на дачах стали за разумную плату принимать врачи-пенсионеры, у кого-то нашлись знакомые, а у кого-то знакомые знакомых, у которых можно хоть как-то проконсультироваться. Кто-то научился пользоваться медицинской литературой. И на несколько месяцев это как-то заменило пробуксовывающую систему. Но это не может длиться вечно!

Если истерия коронавируса не прекратится и власти сочинят и нагонят так называемую вторую волну, то имеющаяся система здравоохранения просто ее не выдержит!

Не желая уподобляться тем, кто нагнетает коронавирусную истерию, я все описал в мягкой форме, сглаживая острые углы и не акцентируясь на некоторых вопиющих фактах. В действительности всё хуже, намного хуже. Реальная медицина вообще намного хуже, чем думают многие. Но одновременно и лучше, и подчас даже гораздо лучше, чем также многие думают.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER