Уже в середине-конце 2019 года в турецких СМИ появилось и далее стало постоянным штампом и у журналистов, и у политиков определение всего восточного Средиземноморья словами «Наша голубая Родина»

Турция — неоосманский синдром. Часть VI

С начала августа в Средиземном море резко обостряется конфликт между Турцией и Грецией. Турция начинает активные сейсморазведочные исследования на природный газ в пределах акваторий, официально входящих в морскую экономическую зону Греции.

11 августа Греция запросила созыв экстренного совещания совета по иностранным делам ЕС, и одновременно Брюссель ввел санкции против двух руководителей турецких энергокомпаний. Анкара объявила, что в конце августа начнет выдавать лицензии на изучение и освоение участков Средиземного моря, которые входят в экономическую зону Греции. Сейчас в этом районе ведет работу турецкое сейсморазведочное судно Oruç Reis. При этом глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что судно продолжит свою работу в этом районе Средиземного моря, которую Анкара считает своей экономической зоной, и будет выдавать лицензии: «Мы не пойдем на компромисс».

Уже в середине-конце 2019 года в турецких СМИ появилось и далее стало постоянным штампом и у журналистов, и у политиков определение всего восточного Средиземноморья словами «Наша голубая Родина». То есть прямая адресация к эпохе Османской империи, когда восточное Средиземноморье действительно было «внутренним морем» османов. Политически это означает неявный фактический отказ Анкары от всех договоров, которые 100 лет назад определили современные (в том числе морские) границы Турции.

Примечательно, что пока и ЕС, и ООН об этом факте говорят осторожно и невнятно, или вообще молчат. Остро реагирует только Греция, которая высылает в район острова Кастеллориза, где ведет сейсморазведку Турция, боевые корабли и самолеты. Но Анкара отвечает тем же.

12 августа МИД Израиля выпустил заявление, осуждающее Турцию и поддерживающее Грецию в конфликте вокруг газовых месторождений восточного Средиземноморья. А 13 августа портал Pentapostagma сообщил, что в качестве реакции на конфликты между военными кораблями Греции и Турции в восточной части Средиземного моря Париж решил оказать помощь Афинам, перебросив в Грецию два истребителя «Рафаль».

14 августа Сирийская обсерватория по правам человека (SOHR), сообщила, что к настоящему времени в Ливию было переброшено более 17 420 сирийских боевиков, в том числе 350 несовершеннолетних. По меньшей мере 6000 из них вернулись в Сирию за последние несколько месяцев после выполнения своих контрактов, и сейчас устраивают протестные акции в Африне, требуя от турецких эмиссаров-вербовщиков полной обещанной оплаты своих контрактов. При этом SOHR указывает, что сирийские боевики уже потеряли убитыми в Ливии более 400 человек.

16 августа состоялся телефонный разговор между Трампом и Эрдоганом «с целью изучения способов разрядить напряженность в Ливии и привести к политическому урегулированию». А 17 августа в Анкаре посол США в Ливии Ричард Норланд в интервью турецким СМИ заявил, что «военное вмешательство Турции помешало командующему Ливийской национальной армии маршалу Халифе Хафтару и „российской группировке Вагнера“ захватить контроль над Триполи и, таким образом, проложило путь к политическому урегулированию в североафриканской стране». То есть от имени США однозначно встал на сторону ПНС и Турции во внутриливийском конфликте, а заодно столь же однозначно обвинил Россию в провоцировании и эскалации этого конфликта.

СМИ сообщили, что Норланд обсуждал с Эрдоганом два главных вопроса: ситуацию вокруг Сирта и возобновление добычи нефти в Ливии. И прокомментировал «обеспокоенность экспертов по поводу того, что Ливия может быть «окончательно разделена» в результате продолжающегося конфликта с множеством внешних игроков: «Есть опасения, что подобная военная тупиковая ситуация вокруг центральной части страны может привести к фактическому разделу Ливии. Это, конечно, кошмар для ливийцев, и мы это точно не поддерживаем».

17 августа к Сарраджу в Триполи приехали представители двух стран, оказывающих главную поддержку ПНС: министр национальной обороны Турции Хулуси Акар и зам. премьер-министра, госминистр обороны Катара Халид бен Мухаммед аль-Аттыйя. А 18 августа телеканал Al Arabiya сообщил, что они договорились о создании в Мисурате турецкой военно-морской базы со сроком аренды 99 лет и трехстороннего военного координационного центра. Соглашение включает «отправку катарских военных советников в Ливию для обучения ливийских военных, а также предоставление Ливии мест в турецких и катарских военных училищах… Предполагаются ежемесячные встречи представителей Генштабов трех сторон… Целью соглашения является повышение боеспособности воинских подразделений, подчиняющихся ПНС». Стороны также обсудили планы наращивания военного потенциала группировки ПНС в районе Сирта и Аль-Джуфры.

Отметим, что вопрос легитимности таких решений без участия и одобрения второй и неотъемлемой части ливийской власти — Палаты представителей в Тобруке — даже не ставился. Ливию поставили перед фактом распространения на всю ее территорию фактического турецко-катарского оккупационного режима внешних и внутренних «Братьев-мусульман»*. И весь мир смотрит на это международное правовое безобразие практически безучастно.

19 августа телеканал «Аль-Арабия» сообщил, что Турция, Катар и ПНС Ливии договорились о предоставлении сирийским, сомалийским и тунисским боевикам-наемникам ливийских паспортов с последующей интеграцией их в силы ПНС под контролем Турции: «Контроль и обучение под руководством Турции будут проводиться на авиабазе Аль-Ватия и в международном аэропорту Триполи при финансовой поддержке Катара, и назначении им (боевикам-наемникам) конкретных задач, включая обеспечение безопасности и защиту штаб-квартиры ПНС)».

Для Египта укрепление и политическая институциализация режима «Братьев-мусульман»* в Ливии под прямым военным контролем Турции и Катара, да вдобавок с официальным инкорпорированием в их военные и полицейские части хорошо подготовленных и профессионализированных наемников, — прямая угроза и фактический «казус белли».

В тот же день, 19 августа, президент Египта ас-Сиси направляет главе ЛНА Хафтару секретное послание. RT Arabic утверждает, что послание посвящено координации действий Египта и ЛНА при разных сценариях развития ситуации в регионе, причем Египет гарантирует свою поддержку силам Хафтара перед лицом возможных действий со стороны Триполи, в том числе атаки Триполи на Сирт и муниципалитет Аль-Джуфра.

Между тем Саррадж, обеспечив ПНС мощную военно-политическую и экономическую поддержку Турции и Катара, в очередной раз пытается «вбить клин» между главой Палаты представителей в Тобруке Агилой Салехом и главой ЛНА Халифой Хафтаром. 21 августа глава Высшего государственного совета Ливии в Триполи Халед аль-Мишри предлагает Салеху провести переговоры о мирном урегулировании конфликта, причем на нейтральной территории — в Марокко. При этом аль-Мишри подчеркивает, что Марокко под руководством короля Мухаммеда VI давно прилагает усилия для продвижения дипломатических попыток разрешить ливийский кризис. В этом предложении Триполи Хафтар, несмотря на его решающую военную роль в конфликте, фактически полностью исключается из процесса политического урегулирования.

Впрочем, Салех, судя по молчанию СМИ, на предложение аль-Мишри не откликнулся. Но при этом арабские и международные СМИ отмечают, что в последнее время обе стороны конфликта — ПНС при поддержке Турции и Катара и ЛНА при поддержке Египта и ОАЭ — быстро наращивают свои группировки авиации и средств ПВО в ключевых зонах противостояния, и прежде всего в районе Сирта и Аль-Джуфры.

19 августа представитель ЛНА генерал Ахмед аль-Мисмари сообщил, что главнокомандующий ЛНА Халифа Хафтар в качестве жеста доброй воли решил дать согласие на экспорт ливийской нефти из нефтяных резервуаров в портах. При этом аль-Мисмари подчеркнул, что это вовсе не означает возобновления добычи нефти на месторождениях и экспорта их из хранилищ.

20 августа издание Arab News сообщило, что президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси в ходе встречи с высшим командным составом ВС Египта поручил генералам быть готовыми к выполнения любых задач в свете текущих вызовов в регионе и отдал приказ вооруженным силам страны поддерживать наивысший уровень боевой готовности для защиты национальной безопасности республики.

Ас-Сиси заявил, что его страна имеет законное право вмешиваться в дела Ливии, где формируется опаснейший очаг террористической угрозы: «Любое прямое вмешательство египетского государства теперь приобрело международную легитимность, когда Египет сталкивается с прямыми угрозами от террористических наемников, поддерживаемых зарубежными странами».

И Турция, и Саррадж поняли, что их военно-политический нахрап зашел опасно далеко. Кроме того, они признали, что он дал почти все необходимые результаты, включая беспрецедентные, фактически неоколониальные соглашения по турецкому контролю в Ливии, не ограниченные даже наличием законной (но не признанной ООН, в отличие от ПНС в Триполи) Палаты представителей в Тобруке.

И они понимают, что военного решения проблемы Сирта и стратегической базы в аль-Джуфре в условиях сохранения власти Хафтара в ЛНА и «категорической» его поддержки Египтом — нет. Наступило время политической игры на закрепление и легитимацию завоеванных позиций, причем при поддержке заинтересованного Запада. И США, преследующих собственные интересы. И ЕС, панически боящегося нового военного «взрыва» в Ливии и нового потока в Европу ливийских беженцев.

Первыми такой вариант действий поддержали США, которые еще в начале августа выдвинули — сначала неофициально — «миротворческие» предложения, направленные и Триполи, и Тобруку. Предложения включают превращение Сирта и аль-Джуфры в демилитаризованную зону, уход сил Хафтара из конфликтных районов, размещение в «буферной зоне» на линии разграничения сторон международных наблюдателей и миротворческих сил, а также восстановление по всей стране и в полном объеме работы Национальной нефтяной корпорации, но «с максимально транспарентным распределением доходов от нефтяного экспорта».

Очевидно, что фактически это политическое решение в пользу Турции и Триполи, которые достигли почти всех своих целей. И не менее очевидно, что ни Палату представителей Салеха (у которой уже давно нет иллюзий относительно справедливости международного миротворчества), ни тем более Хафтара такое решение не устраивает.

(Продолжение следует.)


* Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Турецкое сейсморазведочное судно Oruç Reis
ReisOruçсудносейсморазведочноеТурецкое
Турецкое сейсморазведочное судно Oruç Reis
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 393