logo
Отклик

К статье Сергея Кургиняна «Победа и поражение» в № 326

Русский героизм сквозь тусклое стекло шапкозакидательства

Мамаев курган в День Победы. 2019 (Фото — Александр Куликов / ИА REGNUM)Мамаев курган в День Победы. 2019 (Фото — Александр Куликов / ИА REGNUM)

Русский дух, или же коллективное бессознательное русского народа представляется среднестатистическим гражданином современной России в форме абсолютной победительности и безмерного героизма. Вряд ли кто-то оспорит этот факт. И такой национальный оптимизм, разумеется, в сотни тысяч раз предпочтительнее, нежели либерально-диссидентские стенания по принципу «пропала собака…». Но задумывался ли кто-нибудь над тем, что же скрывает обратная сторона такого оптимизма, поскольку она, конечно, есть? Ведь обратная сторона медали есть у всего.

Мало кто будет спорить с тем, что особую роль в оформлении образа такого героизма занимает победа Советского Союза в Великой Отечественной войне. Действительно, на сегодня этот великий праздник остается единственным по-настоящему народным и почитаемым. Увы, не в последнюю очередь из-за того, что другие народные праздники власть усердно стирает из народной памяти, например, 7 ноября, а взамен предлагает лишь убогие симулякры, вроде 12 июня, который ныне стыдливо переименован из своего первоначального позорного варианта в «День России».

Вся история России переполнена примерами безмерного героизма, особенно героизма воинского. «Мы — русские. С нами Бог!» — гласит всем известная фраза Суворова, кстати, довольно популярная в наши дни. Русский героизм — вот то, что является содержанием этого самого русского духа. Вне этого героизма нет русского народа, нет России как таковой. И победа в Великой Отечественной войне для людей является высшей точкой в проявлении исконно русского героизма.

Героизм, действительно составляющий неотъемлемую часть русской души, в каком-то смысле стал для русских столь естественным, что представление о необходимости добывания права на этот героизм совершенно стерлось из сознания людей. Начиная с образов Евпатия Коловрата или Александра Невского, современный житель России, изучая историю своей страны, начинает воспринимать героизм как чуть ли не обыденность русской жизни. Возникает ощущение, что за героизм не нужно предварительно заплатить серьезную цену.

Описанное выше смутное ощущение окончательно сформировалось у меня в стойкое убеждение после того, как в День Победы мне довелось взять несколько интервью у прохожих для новостной трансляции на Красной весне. Для людей, рассказывающих в интервью о своем отношении к Великой Победе, был заготовлен каверзный вопрос — «Могла бы современная Россия победить в Великой Отечественной войне?». К моему немалому удивлению, практически все интервьюируемые без тени сомнения отвечали, что да, смогла бы. Причем главным аргументом при таком ответе была ссылка именно на русский героизм и великие победы наших предков.

У отвечающих даже не возникало сомнения в том, что героизм советского солдата был не только частью его коллективного бессознательного, но и результатом огромной просветительско-пропагандистской, воспитательной и, в конце концов, организационной работы партии и государства. Ведь героизм матросов крейсера «Варяг» не помог Российской империи победить в Русско-японской войне. Да и героизм красноармейцев, до самого конца сопротивлявшихся в Аджимушкайских каменоломнях, не привел бы к Великой Победе, если бы помимо этого беспримерного и беззаветного героизма не было бы сложнейшего государственного организма, способного обеспечить фронт и тыл всем необходимым, тем самым позволив оставшимся в живых бойцам отомстить за павших товарищей.

Видимо, бесперспективность нынешней российской постсоветской действительности не слишком располагает людей к размышлению на тему того, как именно государство будет организовывать свой народ на героические подвиги. Не в этом ли кроется причина того, что, говоря о героизме как ключевом качестве русских, наши сограждане вообще выводят за скобки государство, предпочитая говорить исключительно про национальные качества русского народа.

И здесь возникает тот самый вопрос развития, на котором делает акцент Сергей Ервандович Кургинян в своей статье «Победа и поражение». Ведь уже сегодня в нашей стране сформировалась целая плеяда новых героев, которые беззаветно жертвовали и продолжают жертвовать жизнью ради своей Родины. Роман Филипов, подорвавший себя и окруживших его боевиков, Александр Прохоренко, вызвавший огонь на себя, после того, как он был окружен противником, Магомед Нурбагандов, отказавшийся по требованию боевиков призвать своих коллег уйти со службы из правоохранительных органов, и многие-многие другие. Ведь новые герои России отдали свои жизни для того, чтобы обезопасить свою Родину от смертельной угрозы. А в ответ на это наша страна становится все менее устойчивой перед этими угрозами. Обеспечит ли наше государство вне этого самого развития банальную безопасность своих граждан, в том числе, кстати говоря, семей погибших героев?

Увы, но мало кому хочется признавать правду, если она сурова и жестока, если такая правда не предлагает простых решений и ходов. Приведу другой пример такой жизни «с широко закрытыми глазами». Общаясь в силу работы преподавателем в вузе со студентами на самые различные темы, рано или поздно приходится затрагивать и исторические события, повлиявшие на нашу действительность. Однажды, разговаривая со студентом-заочником среднего возраста о преемственности и традициях российской государственности, вынужден был указать своему собеседнику, который в качестве такой преемственности привел Парад Победы 9 мая на Красной площади, на то, что уже с 2005 года Мавзолей Ленина стыдливо закрывают различными декорациями. К моему удивлению, студент вообще не замечал этого ранее. А ведь именно к Мавзолею были брошены штандарты нацистских дивизий, и именно с него высшее руководство страны и генералитет принимали Парад Победы в 1945 году. То есть человек видел лишь внешнюю оболочку, считая, что между Парадом Победы сегодня и Парадом Победы в 1945 году нет особой разницы в плане наполненности смыслами. Но ведь это-то как раз и не так, поскольку нынешние власти неприкрыто пытаются девальвировать советские смыслы, а значит и тот самый советский героизм, который мы чтим.

Все эти примеры, как мне кажется, отражают проблему того, что наши сограждане до сих пор боятся посмотреть правде в глаза и признать, что та победительная героичность, которая двигала нашу страну к новым историческим рубежам, сегодня, увы, является лишь достоянием прошлого. Потому, что для формирования именно победительного героизма не хватит одного лишь русского духа, для этого нужна плотнейшая связь народа и государства, осознание направленности героизма в светлое будущее, которое не может состояться без развития.

Парадокс этой ситуации заключается в том, что сам страх наших сограждан взглянуть правде в глаза вызван подсознательным ощущением того, что при сегодняшнем состоянии постсоветской России живой связи народа и государства быть не может ни в каких вариациях. И именно поэтому жителям нашей страны остается надеяться только на героизм русского народа, на тот самый русский дух, который видится панацеей от всех бед.

Но уход от проблемы ее в итоге не решит. Поэтому только осознание и принятие тех угроз, которые в полный рост встают перед нашей страной сегодня, а также готовность к долгому, напряженному труду по их преодолению должны стать теми первыми шагами, которые хоть в какой-то степени позволят «широко закрытым глазам» наконец-то прозреть. Иначе вера в русский героизм и всепобедительность русского оружия может легко превратиться в шапкозакидательство, а это до добра не доведет.