logo

К статье Сергея Кургиняна «О коммунизме и марксизме — 142» в № 335

ИА Красная Весна /

Почему на православие нет надежды

Илья Репин. Крестный ход (эскиз). 1877
Илья Репин. Крестный ход (эскиз). 1877

Статья поднимает очень важный вопрос: почему исчезает религиозность людей, почему обращение к Богу не может стать выходом в нынешней ситуации формирования «постчеловека» для тех, кто эту ситуацию не приемлет и хочет изменить. Речь пойдет о православии, потому что мне ближе эта религия, я гораздо меньше знаю об исламе и Коран не читала.

Это непреложный факт, что основная масса людей сегодня нерелигиозна по сути. Даже те, кто совершил обряд крещения, часто делали это формально и в церковь не ходят. Убийственными для перспективы распространения христианства выглядят социологические исследования, говорящие о том, что молодые люди, считающие себя верующими, среди ценностей выбирают веру в последнюю очередь.

Руководитель НП «Центр политических и психологических исследований» Валентин Семенов на конференции «Религиозная ситуация на Северо-Западе: религия в постсекулярном мире» в 2019 году представил многолетние исследования религиозных воззрений молодежи, проводившихся в форме опросов студентов. Исследователь подчеркнул, что в последнее время число студентов, считавших себя верующими, никогда не опускалось ниже 50%. При этом число студентов, выбиравших веру в качестве ценности, не превышало 17%. В течение всего времени исследований студенты в основном выбирали в качестве ценностей семью, здоровье, друзей, интересную работу.

То есть обращение к религии среди молодежи сегодня в массе является либо модой, которой следуют ради престижа, либо неудавшейся попыткой прикоснутся к чему-то необходимому и отброшенной в связи с неудачей. Конечно же, этот факт требует осмысления. Почему люди, обратившиеся к религии сознательно или прикоснувшиеся к ней случайно, не проникаются ее сутью, не остаются в ней? Почему секуляризация общества становится необратимой?

На мой взгляд, причина кроется в несоответствии текстов православия и того, что люди (и не только молодые) видят в Церкви как в институте, в поведении священников. Какой бы ни была тяга к трансцендентному, как бы ни мучила необходимость выйти за рамки обычного бытия, стремление найти в религии смысл жизни наталкивается на то, что невозможно истолковать иначе, как лицемерие, на элементарную двусмысленность реальности церковной жизни (во всяком случае, извне она выглядит именно такой). А лицемерие не может притягивать. Оно отталкивает, как бы сильно не воздействовали бы христианские тексты, заложенные в них мысли и проповеди отдельных священников.

Я с большим уважением отношусь к самим идеям христианства и православия в частности. Но осознание факта, что эти идеи и вера в Бога, проповедующего любовь, не в состоянии изменить людей, которые ему служат, никак не может способствовать вере. Если даже те, кто связали свою жизнь со службой Богу, ежедневно молятся, выполняют нужные обряды и даже претендуют на заботу о духовном здоровье других людей, сами не могут избавиться от греха, то так ли действенна вера? Если священнослужители говорят одно, делают другое, да еще и находят объяснение своим поступкам с помощью толкований религиозных текстов, то не лицемерие ли это? Тут хотелось бы отметить, в чем лично я вижу лицемерие.

Все Евангелие пронизано любовью. Главная заповедь в христианстве — возлюби Бога, вторая — возлюби ближнего. Люби, не суди, измени самого себя к лучшему, прости, избавься от ненависти и от раздоров, не привязывайся к имуществу. Помню, когда-то мне было трудно вникнуть в смысл совета подставить вторую щеку под удар после первого удара. Но потом поняла, что это может не означать смирения перед злом. Это может означать поиск причины в себе. Может, перед вторым ударом ты успеешь понять, что именно сделал неправильно, вызвав или не предотвратив агрессию, несправедливость? Изменив себя, ты сможешь предотвратить кое-какое зло, и не обязательно для этого надо кого-то бить, судить, ненавидеть. Изменив обстоятельства мягкой силой, можно добиться гораздо более действенного, длительного результата. Достаточно любить, в том числе — и врага, если ты считаешь род людской единым. Почему же те, кто призван заботиться о духовном здоровье верующих, не делают этого?

Для большинства граждан нашей страны советское прошлое имеет очень большое значение, и это подтверждается социологическими опросами. Именно тогда люди могли жить вне законов джунглей, труд ценился, а отношения между людьми могли строиться именно на почве любви, а не экономической зависимости. Понимание, что вовсе не всё подряд в строительстве социалистического общества было правильным, никак не означает, что то хорошее, что тогда было, надо откинуть под предлогом, что это было достигнуто спорными методами, а само это строительство осудить. Но именно этого сейчас добиваются официальные церковные власти. Почему?

Одним из поводов шельмования Советского государства со стороны Церкви являются настороженное отношение к священникам и их преследования, гонения на церковные структуры, разрушение многих храмов.

Казалось бы, в соответствии с Евангелием, посмотрите, что вы сами, как церковные служители, сделали, чтобы вас воспринимали врагами, считали ненужными, разрушали храмы? Говоря «вы», я имею в виду священнослужителей как продолжателей православной традиции и тогда, в начале XX века, и сегодня. Примите свою вину, поймите, почему это делалось, простите возможные ошибки тех, кто это делал. Не судите и ненавидьте за это, ведь сейчас этого уже нет. А помиритесь и идите молиться Богу. Но нет! Революция воспринимается как зло, которое нужно проклинать и которому нужно сопротивляться до сегодняшнего дня. Не видно никакого признания Церковью собственной вины в произошедшем.

Еще одним из поводов для шельмования советского времени являются жестокость и насилие, которые творились во время революции. Почему бы не подумать, в соответствии с учением Христа, что священнослужители делали не так до революции, если масса людей, которые в большинстве своем были крещенными и с детства ходили в церковь, выросли такими жестокими? В чем причина, что люди не доверяли попам, не ценили церковь и веру, решали свои проблемы силой? Но нет, не видно никакой проекции на себя как на виновника, никакого раскаяния в собственных промахах. И более того, со стороны Церкви встречается даже откровенное одобрение преступников, творивших такое же насилие, но по другую сторону баррикад, в белой армии. Это ли не лицемерие?

Есть еще один повод обвинения в лицемерии многих православных служителей. Все они знают высказывание Христа о том, что за ним могут идти только те, кто не держится за собственность (речь о притче, в которой Христос посоветовал юноше раздать свое богатство бедным). Я не понимаю, как этот эпизод может укладываться в голове проповедующих православное учение одновременно с обвинением большевиков в том, что те использовали храмы для своих нужд, забирали церковную утварь в государственных целях в первые годы советской власти и вообще национализировали частную собственность.

При таком лицемерии тех, кто призван распространять веру, не удивительно, что сейчас большинство православных лишь формально себя таковыми называют. Это наглядный пример русской поговорки «Каков поп, таков и приход». А значит, никакой надежды на православие как некую силу, которая может изменить направление деградации нравственности в обществе, нет. И не может быть. Нужно искать другие средства.