Если считывать мысли и чувства напрямую из мозга пока невозможно, то что остается? Остается отслеживать внешние реакции человека

Мир технически готов к началу внедрения общества психологического контроля

Изображение: Эдвард Мунк. Аасе и Гаральд Нордегард. 1899
Человеческие эмоции
Человеческие эмоции
Человеческие эмоции

Меры, принимаемые государствами мира для борьбы с пандемией коронавирусной инфекции, всё сильнее ограничивают человека. Достаточно сложно разделить, какие из этих мер и в какой момент необходимы, а какие — просто удобны принимающим их.

Очевидными выглядят два важных в данном случае момента. Во-первых, контроль над обществом осуществляется. Во-вторых, часть населения меры принимает и даже готова выступать против другой части населения, меры не принимающей и старающейся минимизировать контроль над собой.

В то же время меры контроля, не принимаемые значительной частью населения, вызывают реакцию даже у избалованного и не готового к серьезным протестам потребительского общества. Эта ситуация заставляет задуматься о готовности мира к следующей стадии контроля над обществом в современном мире.

Эта стадия подразумевает проникновение контроля в единственное место, в котором человек всё еще может остаться наедине с самим собой. Туда, где человек еще может сделать свой выбор, — в мысли и чувства.

Общество психологического контроля неоднократно показывалось в западных романах-антиутопиях и аналогичных им фильмах. С той лишь разницей, что, например, в фильме «Эквилибриум» и подобных антиутопиях больше упор сделан на механизм подавления эмоций, тогда как современные технологии больше готовы к отслеживанию эмоций и мыслей.

Механизм реагирования на оценку можно увидеть на примере китайского «социального рейтинга». Подобные системы пока достаточно примитивны и распространены мало. Эта сторона вопроса реализована слабее и всё равно опирается на систему сбора и оценки данных. Без данных принимать решение практически невозможно.

Технологические возможности

Интерфейсы мозг-компьютер активно разрабатываются во многих странах мира. Отдельные наработки уже есть. Так, в декабре 2020 года подразделение Data61 Государственного объединения научных и прикладных исследований Австралии (CSIRO) представило шлем с датчиком-имплантом, позволяющим своевременно предсказать и предотвратить судорожный припадок. Подобных технологий всё больше, однако указанный пример выбран неслучайно.

С одной стороны, он наглядно демонстрирует технологический уровень. Полноценное взаимодействие высшей нервной системы с компьютером в ближайшей перспективе не просматривается — еще «копать отсюда и до обеда». Результаты деятельности компании Neuralink Илона Маска не исключение. С другой, подаются подобные исследования в основном под соусом медицинских. А использоваться будут по-разному.

Если считывать мысли и чувства напрямую из мозга пока невозможно, то что остается? Остается отслеживать внешние реакции человека. В большинстве своем внешние реакции можно автоматически сопоставить с эмоциональным состоянием. В частности, существуют мимические карты. Более широкий язык тела также описан. Зная информацию о человеке, а ее в современном мире ой как много, в ряде случаев можно выстроить соответствие между чувствами и мыслями.

Для этого нужно собрать информацию, передать ее, классифицировать реакции, определить человека, сопоставить с имеющимися о нем данными. В случае недостаточной точности: а) классификации реакции, б) определения личности, в) получения о нем массива информации и г) сопоставления реакции или набора реакций с данными о человеке зафиксировать аномалию, которую передать на дальнейшее изучение.

Часть данных человек о себе оставляет в сети Интернет. Как минимум, тексты уже возможно анализировать по теме и типу реакции на тему — негативная, нейтральная, позитивная. Другая часть собирается камерами наблюдения и другими датчиками. Эту информацию предварительно возможно обработать прямо в пограничном устройстве — производительности встраиваемых в камеры или иные системы сбора информации — вычислительных систем вполне хватает.

Следующий этап — передача данных. Сети связи 5G позволяют передавать большое количество данных, освобождая от необходимости кабельного подключения. Это заметно упрощает монтаж устройств сбора данных. В то же время скорости беспроводной связи впервые становится достаточно для массовой передачи медиаданных.

Внедрение 5G в мире буксует. В том числе по причине торговых войн между США и Китаем. Эту, но не только эту, задачу решает распределение обработки первичных данных между периферийными и мощными облачными вычислительными системами. К тому же требования к вычислительным системам на старте любого проекта, связанного с работой искусственных нейронных сетей, заметно ниже. По мере накопления данных и уточнения критериев они растут.

Классификация реакций и сопоставление их с накопленными о человеке данными реализуется с помощью технологий искусственного интеллекта (ИИ) — глубокого обучения и других. Искусственные нейросети сегодня позволяют распознавать образы, классифицировать их, проводить морфологический и семантический анализ текста, а также выявлять аномалии.

Дальше тупик для человека

Применение подобного подхода дает на старте невысокую точность 60–70% или чуть более и постепенно может быть доведено до значений выше 90–95%. Такая точность всё равно порождает избыточный для ручного анализа поток выявленных аномалий и в остальном описывает лишь нормальное поведение человека.

Любое отклонение от нормы можно считать аномалией, которую необходимо анализировать либо сразу реагировать на нее. Сразу реагировать на аномалию невозможно. Таких аномалий будет столь много, что почти все люди могут быть уличены в отклонении от нормы. При текущем технологическом развитии это бы создало на общество такое давление, что оно бы возбухнуло. А имеющееся описание человека столь ущербно, что общество, каким-то образом загнанное под такие нормативные рамки, выродится слишком быстро.

С другой стороны, возможно использовать сочетание тех же технологий ИИ с ручным трудом исследователей для классификации аномалий. Выбор из них не ошибок оценки, а конкретных девиаций. Девиации уже использовать для уточнения модели поведения человека.

Но даже самая развернутая модель человека описывает, по сути, сверхсложный автомат. Между роботом и человеком есть разница? Если она есть, то системы автоматического контроля будут принимать решения, направленные на подавление человеческого в обществе. Человек, полностью укладывающийся поведением и эмоциональными проявлениями в автоматически контролируемые нормативные рамки, будет подобен роботу. Это будет менее надежный, точный и несколько капризный робот. А кому нужен капризный робот?

Если условно разделить мысли, реакции и действия человека на нормальные и девиации, то последние в себя включают негативные для общества, нейтральные и позитивные. Нейтральные и позитивные отклонения также должны быть отсечены механизмом реагирования. Тогда это установка на сворачивание развития, принятие идеи отсутствия в мире новизны и возможности у человека привносить в мир нечто принципиально новое.

Таким образом, технологии готовы к началу реализации систем сбора, анализа данных о каждом человеке. Вплоть до реализации общества психологического контроля и частичного контроля над мыслями. Реализация систем получения данных о каждом человеке хотя бы в крупных городах мира позволит дальше разбираться с обществом при одобрении значительной части населения.

Сначала, скажем, врагами будут обозначаться граждане, сомневающиеся в пользе прививок от SARS-CoV-2, затем люди, которые, например, не хотят брать кредиты и тем вредят экономике, потом другие с иными «неправильными» установками. Пока дело не дойдет до подавления отдельных «неправильных» личностей и малых групп. Все зависит от того, кто управляет машиной, кто задает ей правила.

Яростно принимающую все правила часть населения можно будет назвать вечными детьми или плохими роботами в части труда. Это будет население, неспособное отстаивать свои ценности, отдавшее эту заботу на откуп тех, кто контролирует машину. И выполняющее относительно простые виды работ, потому что в сложных нужно творческое участие, что подразумевает творческий подход и нетипичные реакции. Успешная реализация такого проекта подталкивает к идее о последующем этапе — уничтожении ненужного человека. Вероятно, о плавном его уничтожении — выбрасывании на обочину мира.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER