Коронавирус и самоизоляция осложняются тем, что будущее непонятно, а в настоящем несколько раз в сутки сообщаются разнонаправленные послания, внутри которых зашит основной триггер — страх смерти.

Непродуманная самоизоляция запустила патологические процессы — интервью

Изображение: Лаура Альма-Тадема. Смотрящая в окно (фрагмент). 1881 год

Совершенно неожиданно условия жизни огромного количества людей изменились. Вчера еще можно было без каких-бы то ни было ограничений выходить на работу, гулять, заниматься на спортивных площадках спортом. И вдруг в нашу жизнь вошел коронавирус, борьба с которым потребовала серьезных, надеемся временных, ограничительных мер. Карантин с пропусками и жесткими ограничениями пребывания вне дома вынудил людей оставаться в самоизоляции.

Изображение: Лаура Альма-Тадема. Смотрящая в окно (фрагмент). 1881 год

О том, какое влияние длительная самоизоляция может оказать на психическое здоровье людей, о мерах, которые необходимо предпринять для смягчения последствий, мы побеседовали с кандидатом наук, психофизиологом, биофизиком, психологом, режиссером, консультантом по стратегическим коммуникациям Каринэ Гюльазизовой.

ИА Красная Весна: Каринэ Сергеевна, здравствуйте!

— Добрый день!

ИА Красная Весна: Как карантин и самоограничения скажутся на психологическом здоровье разных возрастных групп населения?

— В данном случае нужно смотреть статистику. Насколько знаю я, такой статистики на сегодняшний день не существует. А что касается ситуации в целом, то для меня очевидно, что она будет иметь неутешительные последствия.

Любая изоляция, любой карантин, любые ограничения — это всегда фрустрация и, в результате — стресс. А масштабы стресса зависят от того, насколько затяжными будут эти ограничения.

Коронавирус и самоизоляция, с ним связанная, усложняются еще и тем, что будущее крайне зыбко и в принципе непонятно, а настоящее несколько раз в сутки сообщает разнонаправленные, разновекторные смыслы, которые формируют сегодняшнее медийное поле. А внутри этих разновекторных посланий зашит основной триггер, который так или иначе будет проявлять и уже проявляет всякого рода патологические процессы — страх смерти. Такие предлагаемые обстоятельства в обязательном порядке приводят к тревожным, невротическим и психотическим расстройствам.

ИА Красная Весна: Можно ли ожидать изменения в поведенческих стереотипах? Если да, то в каких?

— Я думаю, что речь может идти об апатии, которая уже развивается и разовьется гораздо тяжелее после того, как скажут: все, товарищи, коронавирус вошел в нашу жизнь. Коллективный иммунитет выработался. Жизни вашей не угрожает ничего, по крайней мере со стороны коронавируса.

И станет очевидно, что жизни социальной угрожает тот кризис, который разворачивается у нас на глазах уже сегодня. Такой острый период, который связан со страхом смерти, закончится. И начнется период, связанный со страхом жизни. В психической реальности это — апатия, депрессия и все с этим связанные формы психосоматических проявлений et cetera.

ИА Красная Весна: Что с пенсионерами может быть в таком режиме? Или уже после? Они нередко сидят одни. Есть пенсионеры — одиночки. Или семьи пенсионеров. Дети к ним приходили, а тут перестали приходить. Продукты привозят, ставят под дверь.

— Пенсионеры — одно из самых социально незащищенных сообществ в сегодняшней России. Они сейчас находятся в стрессе и в изоляции психологической прежде всего, не только физической. Для них мало, прямо скажем, делается. Я имею в виду нынешнюю эпоху. Еще в советские времена как-то что-то там пытались, по крайней мере.

Во время этого нагнетаемого ужаса они оказались за чертой вообще какой бы то ни было адекватности. СМИ до недавнего времени постоянно сообщали им: «товарищи, вы в группе риска». И только недавно стали появляться сообщения о том, что все, в принципе, в группе риска. Но до недавних пор под информационным ударом находились именно они.

При возрастании нагнетания, реальной помощи я знаю очень мало. Я имею в виду тех же волонтеров, которые в Москве. Я сейчас нахожусь на даче. И вот местные истринские волонтеры, конечно, пашут будь здоров. Моей семье на всем протяжении самоизоляции помогают волонтеры «Молодежного парламента» г. о. Истра. А вот в Москве я что-то как-то не особо слышу по друзьям, что это работает. По крайней мере в моем окружении.

ИА Красная Весна: Я наблюдаю, что у некоторых пенсионеров присутствует своего рода фатализм: «Будь что будет. Я уже свое пожил. Гулять не так страшно. Дети могут приходить». Если дети сами боятся, то пенсионеры им говорят: приходите, приходите. Будет, значит будет. Или это нетипично?

— Это нетипично, я предполагаю. Нужно собирать статистику, которой, повторюсь, на сегодняшний день нет…. Видела статистику, связанную с тем, как понимает население поддержку государства, как обстоят дела с работой, доходами и т.д…. А вот статистики психоэмоционального состояния людей, их понимания, про что и как они сегодня живут, какие их психологические потребности оказались под ударом, не собирается. В то время как именно это и есть показатели состояния душевно-духовного статуса народа. А ведь именно этот статус является основой любой государственности. Этим основанием человеческого в человеке сегодня не занимаются вовсе. Если подъезды еще как-то дезинфицируют, то «головы» — точно нет. А ментальный детокс сейчас крайне необходим! В этом смысле брошенный народ, как всегда брошенный. Где эти армии психологов, которых у нас (стараюсь оставаться вежливой) много? Уже столько, что просто вываливаются из всех щелей из каких только можно. Где они? Я имею в виду государственную политику, федеральный масштаб, где они? Почему в каждом эфире не сидит по психологу? Почему вещают какие-то странные спикеры, психиатры и психологи, говорящие взаимоисключающие месседжи? То есть абсолютно точно не те спасительные и однозначно обнадеживающие месседжи, которые могли бы помочь людям в сложившейся ужасной для них ситуации.

А что касается такой реакции пенсионеров, о которой Вы рассказали, то неудивительно. Это форма психологической защиты: такое отрицание и вытеснение. Такое как бы смирение… Потому, что очень страшно. Умирать страшно.

ИА Красная Весна. Поговорим о детях. Представим, что технические проблемы дистанционного обучения решены: у детей все есть, порталы школьные работают — бесперебойное онлайн-обучение налажено. Насколько дистанционное обучение может заменить обучение живое? Какие последствия для детей могут быть и физические, и интеллектуальные, если дистанционное обучение затянется?

— Ни на сколько не может заменить! Живой контакт человека с человеком заменить не может ничего! Все остальное — это поврежденный контакт. И это, безусловно, приводит к психотизации. Это приводит к тому, что человек все больше выносится из самого человека — из его тела — переносится в некие виртуальные миры. А это — реальность, в которой он перестает быть в согласии с собственной телесностью. Он перестает быть в согласии с собственными ощущениями и чувствами. И это беда — беда большая. И максимально «раздувается» его голова, ну метафорически говоря, его интеллект. Дальше всё — Arrivederci Roma. Страшные процессы дальше начинаются. Это вот и есть как раз дезинтеграция (распад) и шизофренизация.

ИА Красная Весна: Интернет уже привел к тому, что большое число детей перестали гулять с друзьями во дворе. Вынужденная самоизоляция доводит эту ситуацию до предела. Есть ли какие-нибудь компенсационные механизмы, которые позволяют детям, формально говоря, пройти социальную адаптацию. Неформально говоря, научить детей дружить, договариваться, радоваться общению, если режим самоизоляции будет продолжительным.

— Для этого нужна физическая нагрузка в обязательном порядке. За этим должны следить родители в семье, являя собой такой пример. Они должны взять за правило какие-то физические упражнения, подвижные игры, включить все это в режим дня свой и ребенка. Это с одной стороны.

С другой стороны, нужны, конечно, большие федеральные программы, связанные с такого рода помощью населению. Но что-то мне подсказывает, что это делаться не будет. Потому что там, «наверху», нет понимания важности и необходимости таких программ.

ИА Красная Весна: Какие программы?

— Это должны быть программы, связанные с погружением человека в его телесность. Телесно-ориентированных терапевтов у нас, слава богу, в достатке, йога-терапевтов, специалистов по лечебной физкультуре и спортсменов тоже достаточно! Может же на той стороне экрана сидеть специалист, который будет давать упражнения и заниматься детьми. Это должно стать значимой частью жизни ребенка, несколько раз в неделю или каждый день. Такую программу надо создавать так же подробно и основательно, как программу по математике, физике и прочим наукам.

В обязательном порядке должны с детьми заниматься психологи. Вот как раз на тему выстраивания коммуникации и так далее. И родители должны иметь доступ к этим специалистам, чтобы получить возможность с ними соотноситься по текущим вопросам, связанным с ребенком, и получить возможность развития сознательного родительства.

Необходимо создать каналы, по которым люди, находящиеся в замкнутом пространстве длительное время, будут иметь доступ к человековедам, которые в сложившихся обстоятельствах могут заниматься их межличностными отношениями. Это должна быть программа федерального уровня. Ну, а как иначе? Обязательно!

Это не столько должны быть телефоны доверия или какие-то ещё телефоны…… (не знаю насколько они эффективно работают — сомневаюсь), сколько программы по телевидению, прямые эфиры по тому же телевидению и радио, куда могут позвонить люди. Ну и так далее. То есть, это должна быть массовая история, запущенная в длину и надолго. Потому что проблемы не кончатся с победой над коронавирусом. Кризис, к сожалению, продлится дольше в более сложной психологической форме. Ведь известно, что острую форму заболевания лечить часто гораздо легче, чем хроническую. Так вот сейчас мы — в острой фазе…

ИА Красная Весна: В развитие вопроса: являются ли сетевые формы общения заменителем общения живого? В какой мере и для кого?

— Нет, не являются. Если мы говорим про качество и про суть, конечно, это — две разных формы коммуникации совершенно не равноценные. Это как нюхать цветы в противогазе. Онлайн-общение для каких-то узконаправленных задач может работать, но не стоит делать вид, что это — полноценная коммуникация. Эта коммуникация, конечно, неполноценная по сравнению с живым человеческим общением. Конечно, нет.

ИА Красная Весна: Как, на Ваш взгляд, делается что-нибудь для сохранения психического здоровья людей, вынужденных сидеть на самоизоляции?

— Чтобы людей как-то стабилизировать с точки зрения психологической, не делается ничего. Напротив, смысловое поле расшатывается до невероятных пределов уже даже не амбивалентным (двойственным), а поливалентным (имеющим несколько значений) образом. То есть, когда и плюс, и минус единовременно существуют. Они существуют в медийном поле в виде спикеров, которые говорят взаимоисключающие тезисы. То есть, один какой-нибудь очень весомый спикер, (я не буду называть, если позволите, имена и фамилии)… говорит про вирус одно. Потом появляется второй, не менее весомый. Он говорит про вирус другое. Потом появляется третий. Он говорит про вирус третье. Потом появляется четвертый. Он вообще говорит не про вирус, а про теорию заговора, и так бесконечно…

Один говорит, что вирус опасен. Другой говорит: друзья мои, это все игра сильных мира сего. Потом кто-то выходит и говорит что-то еще. Таким образом, весь этот медийный шум, в котором взаимоисключающие тезисы постоянно вращаются, с федеральных каналов валится на головы людям, которые, естественно, смотрят телевизор сейчас в фоновом режиме. А что им еще делать?

В интернете, который бомбит от вирусологов, конспирологов, футурологов и пифий, сидит в основном либо очень активная с точки зрения мышления взрослая аудитория, либо молодежь. И те, и другие к информации из интернета относятся избирательно и критически, хотя я знаю и печальные примеры влияния интернета сегодня на умы, казалось бы, зрелых людей. Но, правда, справедливости ради, ситуация сегодня не рядовая... А те, кто не привыкли особенно размышлять, те, кто доверчивы, утратят психологическое равновесие в обязательном порядке.

ИА Красная Весна: Я правильно понял из того, что Вы говорили, что телевизионные программы должны быть другой направленности? Они должны вовлекать в какую-то деятельность людей, в том числе физическую, разговаривать с людьми должны психологи? И этого совсем нет?

— Да. Более того, скажу Вам страшную вещь. Как-то включаю ночью телевизор, листаю каналы. По первому каналу вдруг вижу фильм. Правда, он шел ночью, но все равно никак не оправдывает тех, кто запускает. Во время пандемии коронавируса, когда горе, беда, тяжело болеют и умирают люди, разбиваются сердца, распадаются семьи. Разводы сейчас скорее всего увеличатся… Врачей отделяют от семей, они работают, живя отдельно, не видят своих родных, любимых и близких. При этом еще и умирают… Первый канал запускает фильм, который называется «Последняя любовь на Земле» (2011 года). В нем рассказывается, что появился некий вирус на Земле, постепенно поражающий органы чувств. Сначала у них там отказывает обоняние, потом отказывает вкус, потом зрение, слух и так далее. То есть хана всем.

У меня большой вопрос: это для чего так делается? То есть чего хотел сказать когда-то снимавший это режиссер мне понятно. Я не могу судить за это ни режиссера, ни артистов, ни тех, кто вообще принимал участие в этом проекте. Потому что понятно, что такого рода кино нужно было в определенный момент, чтобы показать насколько ценна жизнь.

Для чего оно сейчас? Сегодня оно приобретает совершенно другие смыслы. Кроме ужаса, кошмара, а значит стресса, в лучшем случае стресса, в худшем случае невроза как последствия, это ничего не вызовет.

ИА Красная Весна: Готово ли общество к новой нормальности, когда люди будут избегать друг друга. Возможна ли такая модель в принципе в нашем обществе?

— Да, я так думаю, что какое-то время это будет. Это здоровая реакция. Это инстинкт самосохранения. Тревожность возрастет. Она уже возросла. Возрастет еще больше, когда, условно говоря, всех выпустят. Потому что уже объяснили, что человек для человека опасен, что он может быть передатчиком смертельной опасности, потому что этот вирус может не проявлять симптомов, но может жить в человеке. Какое-то время это будет, конечно.

ИА Красная Весна: В связи с коронавирусом какие-то производства, особенно мелкий бизнес, закрыли. Это огромное количество людей, которые лишатся средств существования, в прямом смысле слова. Насколько нарастает тревожность общества в целом в связи с отсутствием работы у многих людей?

— Уже! Этот процесс идет, потому что выброшенных на улицу очень много. Это процесс мировой. Это страшно. Люди теряют не только средства на самое необходимое, чтобы жить. Они теряют еще и смысл, что уж совсем беда-беда для человека. Последствия этого мы будем еще очень долго расхлебывать, очень долго. Если мы говорим о государственно-стратегических вещах, то это, к сожалению, очередной «разлюляй» в отношении людей. Приходит в голову метафора про «детдомовских детей», которые, вроде, под присмотром, но «дядьки» и «тетьки» чужие вокруг… И — ни заботы, ни внимания полноценного, ни удовлетворения потребностей, ни, уж тем более, любви… «Живите, как сможете, раз уж родились»…

ИА Красная Весна: Как избежать излишней паники в связи с коронавирусом, но и не вести себя безответственно? Как психологически выдержать эту грань, чтоб не шарахаться от всех людей, и в то же время не стать источником заражения из-за своего безответственного поведения?

— Для этого нужно соблюдать все правила в жизни при пандемии. Они есть. Ограничить контакты, а лучше вообще не контактировать какое-то время. Если вам привозят продукты, то их обязательно обрабатывать. Потому что мне уже рассказывали о нескольких случаях только в моем окружении, когда заражались при доставке продуктов, при этом не имея контактов с курьером. Просто от самих пакетов. Обрызгивать антибактериальными средствами. Желательно все перемывать конечно, и так далее. Соблюдать все меры безопасности. Это во-первых. Во-вторых, понимать, что это не бесконечная история, что она закончится. Не бывает пандемий, которые бы не заканчивались.

Почитать, как пандемия протекает. Она выходит сначала на пик, потом на плато, потом на спад идет. Этот вирус очень злобный, конечно, но при этом все-таки смертность у него в процентном соотношении не такая высокая. Все равно, лучше не болеть. Ждать, как ни прискорбно. Стараться соблюдать режим. Набраться терпения и ждать.

ИА Красная Весна: Сейчас проходит из-за пандемии своего рода эксперимент по закрытию общества. Мы видим довольно резкие изменения в жизни людей. Согласны ли Вы с западными концептуалистами, что это будет новый мир и возврат к старому невозможен? Если согласны, в чем новизна и насколько она страшна?

— Вы знаете, мне пока трудно об этом судить. Я так думаю, что прямо сейчас довольно сложно делать прогнозы. Нужно посмотреть еще какое-то время. Сценариев развития ситуации несколько. Какой из них сработает, сказать очень сложно. Это может быть, действительно, переход в основном в онлайн-историю, а может и не быть… Есть очень разные мнения. Я не хочу фантазировать, не профессионально это.

ИА Красная Весна: Реакция на эту пандемию показала: люди мало способны объединяться. Европейские государства не объединились в борьбе с коронавирусом, а скорее разъединились. Эти истории, что они воровали друг у друга грузы. Что происходит с человеком сейчас? Что-то новое благодаря пандемии выяснилось о человеке на Западе, у нас, на Востоке?

— Я думаю, что это результат расчеловечивания, о котором я постоянно и говорю и пишу. Расчеловечивание — результат приведенной в действие идеологии хаоса. Я надеюсь, что скоро допишу и выпущу книжку как раз об этом.

Конечно, во всей этой чудовищной ситуации на наших глазах пишется очень мощная история: подвигами врачей, помощью молодых людей старикам. Мой опыт принятия помощи от волонтеров, которые рискуют не по законам и долгу предназначения профессионального (что само по себе — подвиг, который совершают сегодняшние врачи), а по законам человеческого в человеке, укрепляет меня в вере! В вере в то, что в сегодняшнем процессе расчеловечивания, как в океане Солярис возникают острова человеческих деяний. Эти истории про очеловечивание, вне всякого сомнения!

Теперь давайте посмотрим, кто объединился? Китай объединился. Авторитарная система, для которой всегда характерны быстрая мобилизация и единство. Системы, которые построены на мифе о свободе, как показывает опыт, менее жизнеспособны в критической ситуации, которая вроде и война — не война, и не понять что это такое, но что-то смертельно опасное. Но еще очень важно учитывать, что разъединение происходит по объективным причинам. То есть сидите все по домам, потому что в противном случае вы заболеете. Такова реальность…

Объединиться против какого-то общего врага, пойти сражаться с ним — это одна история. А здесь довольно сложно разъединившимся объединиться, если они — не врачи, скажем, или волонтеры, или службы экстренной помощи. Это как? Это государство должно придумать какую-то такую хитромудрую схему, чтоб разъединенных объединить.

ИА Красная Весна: Это новая задача?

— Это новая задача! Поиском решения которой никто не занят. В противном случае это было бы заметно, и результаты мы бы уже видели, будучи участниками процесса. Но, к сожалению, система работает на удержание, а не на развитие. И задачу объединить разъединенных никто не решает. А этим необходимо заняться. В противном случае все кончится не очень весело с точки зрения последствий, прежде всего психологических последствий.

ИА Красная Весна: Спасибо за беседу.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER