Опрос показал, что в Мурманской области  повышение пенсионного возраста подталкивает наиболее значимую для экономики группу населения — молодежь — к смене места жительства с Крайнего Севера на регион с более комфортными условиями 

Ученые узнали, как пенсионная реформа влияет на желание работать в Арктике

Владимир Игошев. На далеком Севере. 1957
Владимир Игошев. На далеком Севере. 1957
Владимир Игошев. На далеком Севере. 1957

Исследователи из ФГБУН ФИЦ Кольский научный центр в рамках проекта «Социально-экономическая динамика и перспективы развития российской Арктики с учетом геополитических, макроэкономических, экологических, минерально-сырьевых факторов» проводили анкетирование жителей Мурманской области в том числе с целью оценить, как повышение пенсионного возраста сказалось на настроениях трудоспособного населения. Респондентов также спрашивали об их планах в отношении дальнейшего проживания в регионе. О результатах исследования корреспонденту ИА Красная Весна рассказала один из соавторов — доктор экономических наук, профессор Татьяна Скуфьина.

ИА Красная Весна: Объясните, пожалуйста, чем обоснован выбор темы для опроса, были ли какие-то основания полагать, что повышение пенсионного возраста скажется на миграционных настроениях населения?

— Выбор темы для опроса обусловлен системной проблемой Крайнего Севера России — миграционным оттоком населения. В Кольском научном центре сейчас проводится комплексное междисциплинарное исследование, поддержанное грантом Российского научного фонда № 19-18-00025, направленное на выявление проблем и перспектив развития российской Арктики.

При этом какой бы уровень проблем мы ни рассматривали — региона, муниципалитета, крупнейшего или малого предприятия — на каждом из этих уровней в качестве одной из основных проблем фиксировалась недостаточность трудовых ресурсов. Несмотря на значительные усилия государственного управления, направленные на сокращение миграции с Крайнего Севера, действующую систему северных льгот (масштабы которой несопоставимо выше всех приполярных стран), острота этой проблемы усиливается, поскольку основу миграционного оттока с Крайнего Севера составляет молодежь и население трудоспособного возраста.

С целью выяснить миграционные настроения населения в 2019 году мы провели серию опросов населения в Мурманской области, которые не только подтвердили остроту проблемы, но и установили усиление миграционных настроений. Причем выяснилось, что значительная часть северян связывает изменение планов проживания на Севере с увеличением возраста выхода на пенсию.

ИА Красная Весна: По сравнению с другими регионами России жители Крайнего Севера по-прежнему имеют льготы и при определенном стаже имеют право уходить на досрочную пенсию.

— Да, Вы абсолютно правы, жители Крайнего Севера после 15-летнего северного стажа имеют право досрочного выхода на пенсию, на пять лет раньше общеустановленного пенсионного возраста. Эта льгота сохранена. Поэтому выход на пенсию у северян после поэтапного повышения пенсионного возраста (в течение 10-летнего периода) на 5 лет составит 55 лет у женщин и 60 лет у мужчин.

Скорее всего, связь в сознании населения увеличения пенсионного возраста и желания уехать вызвана тем, что проживание на Севере имеет свою специфику. Так, популярной поведенческой стратегией северян являлся переезд в климатически благоприятные регионы с наступлением пенсионного возраста, причем относительно нестарыми людьми — напомним, ранее это было 50 лет для женщин и 55 лет для мужчин.

Северянам это позволяло прожить длинную новую жизнь на новом месте с более комфортным климатом, а для государства тоже выгоды очевидны — эффект северного удорожания определяет высокую стоимость содержания социальной инфраструктуры на Севере. Но пенсионный возраст изменился, и оказалось, что часть северян не готова работать еще 5 лет в условиях Севера и корректирует свои планы на отъезд, но уже в трудоспособном возрасте.

ИА Красная Весна: То есть повышение пенсионного возраста стало фактором, подталкивающим население Крайнего Севера к отъезду?

— Для ответа на этот вопрос в 2019—2020 годах мы провели углубленное исследование оценки влияния пенсионной реформы на экономику российской Арктики, поддержанное грантом Российского фонда фундаментальных исследований № 19-010-00022, результаты которого включили в том числе и ответ на этот вопрос. Нашим соавтором — к. э. н. Ириной Гущиной было проведено анкетирование по репрезентативной выборке в городах и районах Мурманской области, которое показало усиление миграционных настроений наиболее значимой для экономики группы населения — молодежи (18–29 лет) и среднего возраста (30–49 лет).

Анкета включала вопрос «Изменились ли Ваши планы в отношении дальнейшего проживания в Мурманской области в связи с увеличением пенсионного возраста?» Среди молодежи в связи с указанной причиной точно изменили планы, подыскали другое место жительства и работы 13,3% опрошенных, а «задумались» о переезде и «скорее изменили» планы дальнейшего проживания в Мурманской области 25,9%. Конечно, следует понимать, что основная причина оттока населения с Севера — это дискомфортность условий проживания, низкое инфраструктурное обустройство, меньший доступ к услугам, безработица и так далее, но пенсионные изменения явились ускоряющим фактором, поэтому изменение планов жизни на Севере опрошенные связывают именно с увеличением пенсионного возраста.

ИА Красная Весна: То есть в целом жители Мурманской области относятся к повышению пенсионного возраста отрицательно?

— Конечно! Так же, как и в любом регионе, в любой стране мира люди относятся отрицательно к повышению пенсионного возраста, равно как к повышению налогов и т. д. Поэтому подобные вопросы никогда не выносятся на референдум. В развитых и развивающихся странах мира, в том числе и в России, повышение пенсионного возраста — это вынужденная мера, вызванная фундаментальной проблемой старения населения. Однако регионы России очень разные, и следует знать, что именно пенсионная реформа принесет конкретным регионам. У государства всегда есть возможность дифференцированного подхода к установлению пенсионного возраста на определенных территориях.

Что касается отношения населения Мурманской области к изменению возраста выхода на пенсию, то ответы получены ожидаемые в той части, которая касается отрицательного отношения населения (87,1% опрошенных). Однако беспокоит именно резко отрицательное отношение, которое продемонстрировали 64,6% опрошенных, 22,5% опрошенных склоняются к «скорее отрицательному» восприятию и только 4,1% — к «скорее положительному». Более 70% опрошенных жителей Мурманской области считают, что изменение возраста выхода на пенсию не отвечает интересам населения Севера и Арктики.

ИА Красная Весна: Скажите, в других арктических регионах ситуация такая же? Проводили ли Вы там такое же исследование?

— Да, в рамках нашего исследования в 2020 году наш соавтор Ирина Гущина со своей командой интервьюеров провела опросы во всех регионах, территории которых полностью расположены в зоне Арктики (помимо Мурманской области, это Ямало-Ненецкий, Ненецкий, Чукотский автономные округа) и выяснила восприятие населением пенсионной политики правительства РФ, поведенческие настроения населения, включая миграционные.

Сейчас идет обработка анкет, но предварительно уже можно сказать, что ситуация с высоким уровнем миграционных настроений сходна. Более того, по мнению респондентов, условия пандемии ухудшили последствия повышения пенсионного возраста для жителей Крайнего Севера в связи с ростом безработицы, ухудшилось и положение людей предпенсионного возраста.

ИА Красная Весна: Когда проводилось анкетирование, в чем специфика, были ли какие-нибудь проблемы при проведении исследования?

— Спасибо большое, что задали этот вопрос. Проведение экспедиционных социологических исследований населения — это многотрудная работа, которая включает не только кабинетную, научную часть, связанную с разработкой опросов, трудоемким процессом обработки тысяч анкет. Это еще и поездки, в том числе и в удаленные поселения Крайнего Севера, ЗАТО, непосредственная работа с людьми. Поэтому, пользуясь случаем, хочу поблагодарить за огромную и научную, и научно-организационную работу по проведению опросов к. э. н. Ирину Гущину и ее команду интервьюеров, особенно выделив среди них молодого ученого Андрея Яковчука.

Подобные исследования очень дорогие, поскольку включают затраты на поездки, проживание. Огромный опыт организации и проведения опросов в регионах Крайнего Севера нашей Ирины Гущиной частично решает проблему включением в работу аспирантов и студентов старших курсов специальности «Социология», которые проводят опросы во время каникул в своих и соседних, в том числе и очень отдаленных, поселениях.

Однако стоимость остается очень высокой и не позволяет выполнять исследования за счет собственных средств. Поэтому особенная благодарность научным фондам — Российскому фонду фундаментальных исследований и Российскому научному фонду, поддерживающим наши исследования грантами. В современных условиях без грантов осуществлять научные исследования на высоком уровне невозможно. Но это отдельная тема для обсуждения, и очень злободневная для ученых нашей страны.

ИА Красная Весна: Будут ли проводиться дальнейшие исследования на эту тему и, если будут, то в каком направлении?

— Конечно, мы продолжаем наши исследования сразу по многим направлениям, поэтому обозначу только пару из них. В этом году будет продолжено моделирование социально-экономических процессов, увязывающих численность занятых и инвестиции с экономическим ростом в регионах Крайнего Севера. Это позволит дать количественные рекомендации управлению, в том числе по оптимальной численности трудоспособного населения северных территорий для достижения требуемых параметров экономического роста.

Что касается оценок пенсионной реформы, то здесь тоже множество интереснейших направлений наших исследований. Например, повышение пенсионного возраста объясняют еще и увеличением продолжительности жизни, причем здоровой жизни. Многочисленные исследования указывают на достаточность медико-демографических резервов у России в целом для увеличения возраста выхода на пенсию. Однако ситуация со здоровьем населения жителей Крайнего Севера настолько отличается, что, согласно предварительным исследованиям нашего соавтора — кандидата экономических наук Екатерины Торопушиной, ставит под сомнение достаточность медико-демографических резервов этой территории для увеличения возраста выхода на пенсию. Следовательно, нужно этот вопрос детально изучить и затем выйти на задачу обеспечения достаточного уровня медицинской помощи населению Крайнего Севера.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER