10
мая
2020
ИА Красная Весна /
Сигнальные звоночки о грядущем разделении общества на высшую и низшую касты раздавались и до коронавируса

Общество разделят на две касты? Какое будущее ждет нас после коронавируса

«Тварь ли я дрожащая или право имею?» Вопрос, мучивший героя «Преступления и наказания» сто пятьдесят лет назад, вдруг перешел из литературно-философской плоскости в плоскость конкретной прикладной политики. Прикладной в самом буквальном значении слова: каждый этот вопрос, пускай своими словами, прикладывает к себе. А кто-то и вопросом не задается, только все ниже опускает голову, считая, что никаких прав он не имеет, и говорить-то о них бесполезно, иначе будет хуже. Позиция такого априорного бесправия была выражена в конце «святых» 90-х поэтом Владимиром Соколовым: «И не надо мне прав человека, я давно уже не человек».

Александр Дейнека. Два класса. 1934
Александр Дейнека. Два класса. 1934

Известно, что поэты, как антенны, нередко улавливают сигналы из будущего. Но обычные люди, не обладая поэтической сверхчувствительностью, оказались не готовыми к столь резкому переходу. Не думали не гадали, что однажды могут оказаться в принципиально другом обществе. В обществе, которое разделилось на две касты: высшую (малочисленную, как и подобает высшей) и низшую, в которую входят все остальные.

Разделилось не само по себе, без широкого обсуждения, без волеизъявления народа и, конечно, без каких-либо поправок в Конституцию и другие законы. Как в известной пьесе Шукшина «А поутру они проснулись…» Проснулись и вдруг обнаружили, что не имеют права без особого разрешения передвигаться на метро, ездить на дачу, а то и вовсе выходить из дома. А разрешение выдают чиновники, которые назначили себя высшей кастой, никого не спросив, а просто воспользовавшись форс-мажорной ситуацией.

Недавно академик С. Ю. Глазьев сделал доклад, который вызвал большое недовольство высшей касты. Рассерженная Набиуллина даже обратилась к президенту РФ с просьбой окоротить непрошеного советчика. Доклад, называвшийся «О глубинных причинах нарастающего хаоса и мерах преодоления экономического кризиса», был посвящен проблемам современного экономического кризиса, и известный экономист предлагал пути выхода из него, которые в корне противоречат воззрениям нашей прозападной элиты. Но во введении академик Глазьев затронул и интересующую нас тему.

Говоря о мировом кризисе и о зарождении нового мирохозяйственного уклада, он отметил, что глобалисты без боя не сдадутся, и надо ожидать с их стороны различных провокаций. Одна из таких масштабных провокаций разворачивается на наших глазах. Это пандемия коронавируса. «Хронология спецоперации COVID-19, которую можно квалифицировать как террористическую акцию, — пишет Глазьев, — ведет свой отсчет с 2010 года, когда был обнародован Доклад Фонда Рокфеллера. При том обращает на себя внимание точность прогнозов и сценарного моделирования. В одном из сценариев этого доклада представлена модель глобальной дестабилизации посредством пандемии вируса искусственного происхождения. А в 2015 году в публикации авторитетного научного журнала „Nature Medicine“ уже содержалось документальное подтверждение успешного лабораторного синтезирования нового вируса, способного заражать человека коронавирусами летучих мышей. Об этом говорилось в статье, подписанной сразу пятнадцатью авторами, двое из которых являлись сотрудниками Уханьского института вирусологии».

Очень показательно, по словам Глазьева, как описан образ будущего в упомянутом докладе Фонд Рокфеллера, каковы футурологические прогнозы. Вот они: «Во время пандемии национальные лидеры во всем мире усилят свои полномочия и установят строжайшие правила и ограничения. Даже после того, как пандемия пройдет, этот авторитарный контроль за гражданами и их деятельностью останется и даже усилится».

«Именно так и происходит, — уже от себя добавляет Глазьев, — идет установление тоталитарного контроля, кое-где сопровождаемого формальным введением Чрезвычайного Положения. Вводятся беспрецедентные меры надзора над всеми сферами экономической и хозяйственной активности. Прогрессирует подчинение общественного организма строгим правилам во имя безопасности».

На самом деле сигнальные звоночки о грядущем разделении общества на высшую и низшую касты раздавались и до коронавируса. Что такое ювенальная юстиция, когда чиновники, полностью пренебрегая правом человека на частную жизнь, вторгаются в его жилище и диктуют, какой перечень продуктов нужно иметь в холодильнике, какое количество детских игрушек и канцелярских принадлежностей может считаться достаточным, как должно выглядеть спальное место ребенка — в общем, при каком «джентльменском наборе» его милостиво оставят в семье, а не отберут у родителей?

Обращаем внимание на то, что законов, по которым вы имеете право растить детей, только если у вас есть определенный уровень доходов, соответствующие жилищные условия и т. п., в нашей стране нет (во всяком случае, пока). Все это есть в западных методичках, которыми руководствуются чиновники, решая вашу судьбу. То есть в основу этой системы положен произвол, наглая уверенность самоназначившейся высшей касты повелевать, не подчиняясь закону.

Они, как и их методички, выше закона. Даже смерть детей в результате изъятия из семьи ни разу, насколько нам известно, не повлекла за собой уголовного наказания чиновников, по вине которых произошла такая трагедия. И это не случайно, а отражает идеологию нового кастового общества. Высшая каста не может быть виновата. Она непогрешима по определению. Во всем всегда виноваты низшие. В данном случае — родители.

Ювенальная юстиция не вызвала массового протеста, поскольку многим казалось, что это касается лишь «маргиналов». И наступление «высших» продолжилось. Иначе и быть не могло, это обычная тактика захватчиков, когда они не получают массового отпора. Следующим, уже более громким сигналом был законопроект о профилактике семейного насилия (в просторечии «СБН»). По этому закону надзорные и репрессивные функции «высших» распространялись уже не только на родителей и детей, но и на всех членов семьи.

Каста чиновников вознамерилась принуждать людей к тому, к чему, казалось бы, принудить невозможно: как «низшим» любить друг друга, как строить отношения и выражать эмоции. Для тех, кто еще не в курсе, кратко поясним, что речь идет отнюдь не об убийствах, истязаниях и побоях, которые и так запрещены нашим законодательством. Нет, «высшие» замахнулись на то, чтобы под угрозой репрессий заставить миллионы людей не чувствовать себя в своей семье свободными, а жить по чьим-то жестким стереотипам.

Даже если бы эти стереотипы соответствовали самым что ни на есть высоконравственным нормам, все равно это бы попирало личную свободу. А тут вдобавок навязываются извращенные понятия о разрешенном и запрещенном! К примеру, жена развлекается с любовником, а муж не смеет выразить свое недовольство — это проявление насилия. Ребенок хамит, безобразничает — он в своем праве. А любые воспитательные меры по отношению к нему — это насилие. Насилие — удерживать детей от ранних сексуальных связей и «поисков своей гендерной идентичности». Короче, всё поставлено с ног на голову, и люди под угрозой наказания должны это «всё» принять.

Ну, а происходящее сейчас уже никак ни звоночком, ни даже звонком не назовешь. Если длить звуковую метафору, то это оглушительный вой сирены, который не услышать невозможно. Высшая каста простерла свою повелевающую длань на весь народ от мала до велика. На семейных и бессемейных. Богатых и бедных. Государственников и анархистов. На всех.

Приказы сыплются, как из рога изобилия. И ни малейшего намека на общественное обсуждение. Даже имитировать его «высшие» не считают нужным. К чему напрягаться? Приказано — выполняйте. Ишь, разбаловались! Абсурдность многих приказов поражает не только нас. Народ недоумевает: почему можно продавать салаты, винегреты и прочие закуски, которые неизвестно кем и в каких условиях приготовлены и даже не имеют герметичной упаковки, но нельзя торговать одеждой и обувью? Почему закрыты книжные магазины, но открыты рынки? Неужели вирус живет на книгах дольше, чем на бочковой сельди? Почему собаки имеют право на «выгул», а дети должны чахнуть дома? А приказы властей об обязательном ношении масок!

Ведь даже ВОЗ заявила, что здоровым людям это не нужно. Специалисты же не столь высокого ранга, но все же дипломированные врачи, говорят, что маски как раз могут способствовать заболеванию, потому что создают парниковый эффект. То есть идеальные условия для размножения вируса. И еще много подобных «проклятых» вопросов терзает разум наших сограждан.

Похоже, они не торопятся признать себя тварями дрожащими, рабами, которым не положено задаваться вопросами, этакими (снова вспомним русскую классику) жителями города Глупова, которых местные градоначальники «хватают и ловят, секут и порют»… Даром, что ли, предки тех, кого сегодня так опрометчиво записали в «низшие», открыв первую советскую азбуку «Долой неграмотность: Букварь для взрослых», по слогам читали: «Мы не рабы, рабы не мы»?!

В интернете есть видео. Известный сербский певец Горан Брегович поет итальянскую песню «Белла чао» — тоже очень известную. Она звучит во все в более нарастающем танцевальном ритме, и молодежь, собравшаяся в зале, пляшет, скачет, смеется, размахивая руками, и, будучи захвачена шальным весельем, совершенно не воспринимает текст песни. Съемка 2013 года. Теперь, когда молодежь и за границей, и у нас сидит взаперти и отовсюду слышит завывания, что жизнь больше никогда не будет прежней, бодрые ритмы отходят на задний план, а слова, наоборот, слышатся все отчетливей.

Это песня итальянских партизан, и содержание ее более чем серьезно. Парень прощается с любимой и уходит бороться с фашизмом. «Morto por la liberta» («Умер за свободу»), таковы последние слова «Bella ciao». И глядя на все это из нашего «карантинного далека», понимаешь, что еще немного — и борьба за свободу станет реальностью. Не будут люди долго сидеть под домашним арестом. Ни в Италии, ни в Сербии, ни в России. Не та у них порода, не те ответы закодированы в их генетической памяти.

Думаете, эту картину рисует наше романтическое воображение? Тогда сошлемся на фрагменты совместного опроса Российской ассоциации политических консультантов (РАПК), ВЦИОМ и экспертной сети «Клуб регионов». Опрос, проведенный 5 мая сего года, показал, что возникают риски «воинствующего», а не мирного выхода накопленной тревожности. Ожидания, что население будет пассивно наблюдать за ситуацией и уходить во внутренние переживания, подтверждения не находят. Процитируем и вывод: «Важно, чтобы сама власть не давала повода активизировать негативные реакции». Так что наши предположения далеки от фантазий.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER