Давние противоречия в отношениях между Алжиром и Марокко могут резко обостриться, если ситуацию вокруг Западной Сахары попытаются радикализировать

Западная Сахара — следующая горячая точка в Северной Африке?

Карл Хааг. Кочевник и его верблюд, отдыхающие в пустыне. 1874
Карл Хааг. Кочевник и его верблюд, отдыхающие в пустыне. 1874
Карл Хааг. Кочевник и его верблюд, отдыхающие в пустыне. 1874

Чуть более недели назад попытка нормализовать дипломатические и экономические отношения между Алжиром и Испанией потерпела фиаско. Запланированный на 12 февраля официальный визит министра иностранных дел Испании Хосе Мануэля Альбареса в Алжир, на который в Мадриде возлагали большие надежды, отменили в последний момент, за несколько часов до прибытия испанской делегации в международный аэропорт Уари-Бумедьен. В испанских СМИ заявили, что стороны упустили возможность полного восстановления отношений, которые уже 19 месяцев находятся в пике.

11 февраля в 20 часов вечера МИД Испании получил дипломатическую ноту от Алжира, в которой говорилось, что Хосе Мануэлю Альбаресу не стоит рассчитывать на аудиенцию у президента Абдельмаджида Теббуна в период нахождения испанского министра в Алжире. Согласно официальной причине, указанной в ноте, слишком плотный график президента Алжира не позволил бы ему встретиться с главой МИД Испании.

Этот шаг со стороны Алжира стал для Мадрида довольно неожиданным, поэтому в Испании решили отложить поездку Хосе Мануэля Альбареса на неопределенный срок. Поездку испанского министра в Алжир без возможности переговорить с президентом Абдельмаджидом Теббуном могли бы истолковать не в пользу Мадрида. Испанская сторона официально заявила, что это просто отсрочка, и не нужно по этому поводу особенно переживать, потому что и Алжир, и Мадрид действительно хотят вернуть отношения в нормальную колею.

В испанской газете «Эль Мундо» заявили, что марокканские власти могли разыграть карту нелегальных мигрантов, направляющихся в Испанию из Марокко, чтобы оказать давление на испанское правительство с целью помешать нормализации двусторонних отношений с Алжиром.

Однако в чем же причина дипломатической турбулентности, возникшей между двумя средиземноморскими странами: Алжиром и Испанией?

В марте 2022 года Алжир решил отозвать своего посла из Испании. Казалось, ничто не предвещало такого развития событий. Однако за несколько дней до отзыва алжирского посла правительство Педро Санчеса, лидера Испанской социалистической рабочей партии, решило поддержать план марокканской автономии по урегулированию конфликта в Западной Сахаре.

Это было очень смелое решение со стороны Испании и абсолютно неприемлемое с точки зрения Абдельмаджида Теббуна, поддерживающего фронт ПОЛИСАРИО. Этот фронт сначала боролся за независимость Западной Сахары от Испании, а потом от Марокко и Мавритании. Обо всем по порядку.

Изображение: Wikimedia Commons
Северная Африка
Северная Африка
АфрикаСеверная

Западная Сахара или Сахарская Арабская Демократическая Республика — бывшая испанская колония. Она так и не добилась свободы и независимости, в отличие от Марокко, Мавритании и Алжира, которые получили независимость от Франции в 1956, 1960 и 1962 годах соответственно. Западная Сахару — участок пустыни площадью 266 тысяч квадратных километров, расположенный на северо-западе африканского континента. На севере граничит с Марокко, на юге и востоке — с Мавританией, также есть небольшая граница с Алжиром на северо-востоке. На западе — побережье Атлантического океана, протянувшееся более чем на 1300 км. Сахарскую Арабскую Демократическую Республику (САДР) признали 84 государства — члена ООН.

Алжир отстаивает право экс-колонии на независимость. Марокко предлагает САДР автономию в рамках своего королевства, а сами жители частично признанного государства хотят независимости и свободы от марокканских «стен».

На фоне процесса деколонизации, активно развернувшегося во второй половине XX века, испанское правительство Франко столкнулось с давлением со стороны ООН и сахарских борцов за независимость. Испания согласилась пойти на уступки. В первой половине 1975 года должен был состояться референдум по вопросу самоопределения сахарского народа.

Однако ему не суждено было состояться, поскольку Марокко, также как и Мавритания, сразу же после получения независимости, заявили о своих территориальных претензиях на Западную Сахару. Чтобы предотвратить референдум и не допустить официального признания Западной Сахары, тогдашний правитель Марокко Хасан II прибегнул к мирной оккупации спорной территории. Несколько сотен тысяч безоружных марокканцев пересекли южную границу и заняли значительную часть бывшей испанской колонии. В итоге Мадрид уступил давлению со стороны Марокко и Мавритании и передал Западную Сахару под «временное административное управление Марокко и Мавритании», тем не менее оставив за собой контроль над двумя северными анклавами: Сеутой и Мелильей.

В 1973 году образованный западносахарскими студентами фронт ПОЛИСАРИО провозгласил создание САДР и начал партизанскую войну против оккупационных войск Марокко и Мавритании, которой в 1979 году пришлось покинуть Западную Сахару.

Марокко цеплялось за спорную территорию до последнего, но после многолетних боестолкновений в 1991 году Рабат (столица Марокко — прим. ИА Красная Весна) всё же заключил мирное соглашение с фронтом ПОЛИСАРИО. Марокко обещало провести референдум в САРД по вопросу самоопределения местных жителей, однако до сих пор его так и не организовали.

Изображение: (cc0)
Сахара
Сахара
Сахара

Алжир поддерживал ПОЛИСАРИО с момента его создания, а история многовекового соперничества Алжира с Марокко, по мнению некоторых исследователей, началась в XIII веке после распада империи Альмохадов — берберской мусульманской империи в Северной Африке, основанной в XII веке. На пике своего развития империя Альмохадов контролировала большую часть Пиренейского полуострова и Северной Африки (Магриб). Она распалась в результате Реконкисты — длительного процесса отвоевывания испанцами и португальцами территории Пиренейского полуострова, занятой мусульманами.

Испании нужно было предвидеть очевидные последствия своего решения о поддержке плана Марокко по урегулированию конфликта в Западной Сахаре. В итоге Мадрид понес значительные экономические потери с марта 2022 года. Испанский экспорт в Алжир практически полностью парализован, за исключением экспорта птицы и красного мяса, добравшегося до Алжира в начале 2024 года. Алжир также приостановил действие договора о дружбе с Испанией.

В 2023 году Алжир занял второе место среди экспортеров природного газа в ЕС. Поставки алжирского газа идут в Испанию и Италию, которая на фоне дипломатического кризиса между Алжиром и Испанией превратилась для Алжира в более предпочтительного партнера в сфере энергетики, чем Мадрид.

Интересным остается факт того, что Испания, поддержавшая позицию Марокко по Западной Сахаре, не только понесла серьезные экономические потери на алжирском рынке, но и продолжает сталкиваться с многочисленными проблемами, когда речь идет о таможенных переходах в Сеуте и Мелилье.

Да, с одной стороны, в апреле 2022 года Марокко и Испания договорились об упорядоченном открытии сухопутных границ в Сеуте и Мелилье, Рабат даже одобрил ранее запрещенный экспорт испанских товаров через таможенные посты, однако Марокко и дальше продолжает испытывать на прочность испанские нервы. Так, в августе 2023 года посольство Марокко в Испании опубликовало карту, на которой испанские анклавы Сеута и Мелилья включены в состав марокканского королевства. Что немаловажно, вся спорная территория Западной Сахары также принадлежит Рабату, согласно карте посольства.

Экс-президент автономного города Мелилья Хуан Хосе Имброда назвал карту «еще одной враждебной агрессией» Марокко против территории, которую он представляет. В ответ на публикацию карты в МИД Испании робко напомнили, что анклавы все же принадлежат Мадриду, а не Рабату. Хуан Хосе Имброда добавил, что в Испании готовы молча «проглотить» любые выходки Рабата.

Важно отметить, что Алжир готов к решительным действиям, в частности, к разрыву дипломатических отношений с Испанией, когда речь идет о Западной Сахаре. В этом смысле дипломатический кризис между двумя странами — это маркер, указывающий на непримиримую позицию Алжира по САДР. С другой стороны, Марокко упорно заявляет о своих территориальных претензиях не только на Западную Сахара, но и на испанские анклавы, не стесняясь направлять в ЕС официальные документы, в которых написано, что Мелилья и Сеута — территории, входящие в состав королевства. В-третьих, имеют место долгоиграющие противоречия в отношениях между Алжиром и Марокко, которые могут резко обостриться, если ситуацию вокруг Западной Сахары попытаются радикализировать.

Интерес во всей этой истории представляют не столько дипломатические и экономические отношения между Испанией и Алжиром, а ситуация вокруг Сахарской Арабской Демократической Республики, которая, при желании заинтересованных в этом сил, может быть разыграна для дестабилизации Северной Африки.

В период холодной войны с СССР США поддерживали сильных национальных лидеров, таких как ливийского лидера Муаммара Кадафи и иракского президента Саддама Хусейна, чтобы не позволить этим странам попасть в орбиту советского влияния. После поражения СССР в холодной войне Вашингтон стал активно продвигать альтернативное мироустройство, сделав ставку на разрушение национальных государств, а то вдруг они разовьются до такой степени, что захотят бросить вызов США; управляемый хаос; радикальные террористические движения.

США больше не могут позволить себе навязывать глобальный порядок, отправляя за рубеж сотни тысяч американских легионеров. Граждане Соединенных Штатов не готовы к таким жертвам. Теперь США сеют хаос и раздор, разжигая старые споры между государствами или организовывая «оранжевые революции», называя их борьбой за демократию.

В этой связи интересно высказывание бывшего помощника госсекретаря США Стивена Манна: «Миротворчество… не должно превращаться в создание псевдостабильности… если мы хотим решить проблемы в развивающемся мире… Мы должны быть открыты перед возможностью усиливать и эксплуатировать критичность… В действительности мы всегда предпринимаем меры для усиления хаоса, когда содействуем демократии».

Значит, если продвигать демократию, то с помощью хаоса как инструмента. Но в чем цель такого продвижения? Заявление основателя одной из ведущих американских аналитических корпораций STRATFOR Джорджа Фридмана могло бы прояснить этот вопрос. Этот аналитический центр также назвают «теневым ЦРУ». В книге «Следующие 100 лет — Прогноз событий XXI века», опубликованной в январе 2009 года, Фридман пишет:

«Систематически достигая своих стратегических целей, США видели свою конечную задачу в том, чтобы помешать появлению любого сильного государства в Евразии. … Как бы не заверяли политики общественность в обратном, США всегда вмешивались не с целью чего-то достигнуть, а с целью помешать чему бы то ни было. США хотели помешать установлению стабильности в тех областях, где могла появиться другая сила. Их целью было не стабилизировать, а дестабилизировать», — заявил Фридман.

Получается, если в том или ином регионе появляется потенциальный или явный конкурент — нужно выбить у него почву из-под ног, то есть лишить этот регион стабильности. Например, если в Северной Африке Китай стал очень сильно укреплять свои позиции, то нужно лишить Северную Африку стабильности, чтобы Китай утратил свои позиции. Террористические группировки, возникшие в навязанном хаосе на обломках бывших государств, опять же можно направить против своих геополитических конкурентов: России, Китая или даже ЕС. Такова логика США, продвигающих в разных регионах планеты свои мироустроительные проекты.

Территориальные споры вокруг Западной Сахары, стремление САДР к независимости, упрямство Марокко, непримиримость Алжира могут стать одним из подпроектов глобального американского проекта по переустройству мира с помощью хаоса.

В случае с САДР очень просто, если США этого пожелают, разжечь конфликт между Марокко, тяготеющего к США и Израилю, и Алжиром, выстраивающим отношения с Россией. Одновременно конфликт на севере Африки позволил бы нанести дополнительный миграционный удар по ЕС, усилив правые настроения в европейских странах. Всё, что для этого нужно, учитывая территориальные амбиции Марокко, поддержать Рабат поставками оружия, продавить среди стран ЕС поддержку плана марокканской автономии по урегулированию конфликта в Западной Сахаре и натравить Рабат на САДР, возможно, с помощью крупной военной провокации, якобы со стороны фронта ПОЛИСАРИО. В конфликт можно также втянуть Мавританию, пообещав ей часть территории Западной Сахары, и Алжир, который на протяжении десятилетий поддерживал САДР в ее стремлении к независимости.

Ситуация вокруг САДР — это еще одна точка напряженности, которую могут активировать мироустроители и сторонники «оранжевых революций». Для глобальной мироустроительной войны нужны новые дестабилизированные территории и новые участники, и САДР может стать одной из таких территорий.