Реформаторы откровенно провалились, за что платят, проигрывая выборы и парламентские, и сейчас президентские

Иранское общество разочаровалось в реформаторах. Интервью

Минучихр убивает отступающих туранцев. Иранская миниатюра XIV в.
Минучихр убивает отступающих туранцев. Иранская миниатюра XIV в.
Минучихр убивает отступающих туранцев. Иранская миниатюра XIV в.

Накануне выборов ситуация в Иране не самая радужная: экономика в плачевном состоянии, доходы домохозяйств упали, государственный бюджет постоянно сжимается, во внешней политике сплошные провалы.

Кого в Иране считают виноватым в текущих бедах и почему результаты тринадцатых президентских выборов стали почти предсказуемыми? На что способны иранские консерваторы и есть ли у них планы реформ в стране? На эти и другие вопросы ответил ИА Красная Весна специалист по Ирану, доктор наук, историк, журналист-международник, заместитель Генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов Игорь Николаевич Панкратенко.

ИА Красная Весна: Кто на Ваш взгляд выиграет на выборах?

Игорь Панкратенко: По всем опросам лидирует кандидат от консервативного лагеря Ибрахим Раизи*, за него готовы голосовать около 60% опрошенных. У кандидата от лагеря реформаторов, экс-главы Центробанка Ирана Абдольнасера Хеммати позиции неизмеримо слабее, за него готовы отдать голоса примерно 10% опрошенных. Если добавить к этому фактор консолидации сторонников реформаторов, то у него есть шансы на 20%, максимум — 25 процентов голосов, особенно в Тегеране.

Но вообще иранские выборы — вещь весьма непредсказуемая, и потому сюрпризы вполне возможны. Впрочем, в самом Иране в победе Раизи мало кто сомневается, поле для него от серьезных соперников тщательно зачищено еще в процессе допуска кандидатов, буквально сутки назад еще два кандидата снялись, призвав своих сторонников голосовать за него. Так что, думаю, выборы пройдут по сценарию, написанному в канцелярии Верховного лидера. Который, кстати, видит в Раизи своего преемника.

ИА Красная Весна: Будет ли эта победа являться выражением каких-либо структурных изменений в иранском обществе и элитах?

Игорь Панкратенко: О структурных изменениях я бы говорить не стал, у меня недостаточно данных для этого. Но в одном я совершенно уверен — общество разочаровалось в реформаторах, которых приветствовало еще четыре года назад.

Много слов и минимум дел — так можно оценить два президентских срока Хасана Рухани и его команды «либералов-прагматиков». Да, санкции Трампа, но ведь они были и раньше, тем не менее — не наносили такого ущерба, как сейчас. Экономика в плачевном состоянии, доходы домохозяйств резко упали, во внешней политике, куда ни глянь, сплошные провалы.

А поддержка внешнеполитических активов Ирана — в Сирии, в Йемене, в Ливане и Афганистане — добивает государственный бюджет, который постоянно сжимается. Реформаторы откровенно провалились, за что и платят, проигрывая выборы что парламентские, что сейчас президентские.

ИА Красная Весна: На ваш взгляд, насколько вероятно возникновение масштабных уличных протестов после опубликования итогов выборов?

Игорь Панкратенко: При существующем разрыве в поддержке кандидатов, фальсификация итогов выборов как причина массовых протестов представляется маловероятной. Это всё же не 2009 год, когда Ахмадинеджад и Мусави шли, что называется, «ноздря в ноздрю», и каждый бюллетень имел значение.

Более вероятным представляется другой вариант — реформаторы спровоцируют молодежные демонстрации в Тегеране. Впрочем, и это пока не просматривается.

Необходимо так же отметить, что в Иране протестные выступления в последние годы происходят все чаще, но лозунги пока только экономические, это во-первых. А, во-вторых, протесты не имеют ярко выраженного ядра и лидеров.

ИА Красная Весна: Если выиграет Ибрагим Раиси, насколько вероятно заключение сделки между США и Ираном в ближайшее время?

Игорь Панкратенко: Понимаете, сделка — это необходимость для Ирана, вне зависимости от того, кто станет президентом страны. А потому, вопреки звучащей иногда в Тегеране воинственной риторике, иранские элиты будут к ней стремиться.

Буквально вчера по этому поводу высказался глава иранской делегации на переговорах в Вене, заместитель министра иностранных дел исламской республики Аббас Арагчи: «Сбоя в переговорах по ядерной сделке в случае избрания Раизи не будет. Позиция Раизи по внешней политике, как показали заявления в ходе избирательной кампании, является реалистичной, и кандидат склонен к сотрудничеству с международным сообществом… Его взгляды на ядерную сделку и текущие переговоры также отражают эти реализм и прагматизм».

ИА Красная Весна: На Ваш взгляд, есть ли у Ирана план хотя бы на пять — десять лет вперёд, и если есть — в чем он заключается?

Игорь Панкратенко: Разумеется есть. И мне порой удивительно слышать мнение о том, что, дескать, планы модернизации и развития существуют только у реформаторов, а иранские консерваторы только и способны, что закручивать гайки.

Ибрахим Раизи в прошлом — глава судебной власти и прекрасно осведомлен и об уровне коррупции, и о технологическом отставании, и об уязвимости иранской экономики. Его главные лозунги — борьба с бедностью и коррупцией. А это само по себе подразумевает комплексные меры по преодолению нынешнего социально-экономического кризиса в Иране.

Скажу больше. Уже несколько лет в Иране идет оживленная дискуссия об экономических реформах в рамках «экономики сопротивления», есть серьезные наработки по целому ряду вопросов, включая и водный кризис, и энергодефицит, достигшие пика в нынешнем году.

Раизи идет во власть с хорошо проработанным пакетом реформ, направленных на экономическое развитие и укрепление системы безопасности. А вот у реформаторов этого нет, как не было и у кабинета Рухани. Впрочем, это отдельная тема, о которой можно будет подробно поговорить после выборов…

*Для имен собственных сохранена орфография эксперта.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER