logo
  1. Культурная война
  2. Проблемы современного театра
ИА Красная Весна /
В современном мире, где идет война с культурой и с традиционными ценностями, работникам культуры очень сложно пробиваться через тернии и нести людям свет гуманизма. Сейчас это гораздо сложнее, чем несколько десятилетий назад. Почему — отдельный вопрос, но это так. И очень важно понять, а самим деятелям культуры этот самый свет такого «несовременного» гуманизма нужен?

«Апгрейд» русской сказки про богатырей, или детский спектакль о симпатичном зле

Спектакль «Иван — богатырский сын»
Спектакль «Иван — богатырский сын»
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Осенью мне довелось побывать на одном мероприятии из цикла «Лекции на лестнице», которое проходит в Кирове. Это встречи театральных профессионалов и зрителей, которые в неформальной обстановке разговаривают о современном театре. Проводит эти встречи кировский «Театр на Спасской». Раньше он назывался ТЮЗ — театр юного зрителя. Но и сегодня на его сцене показывают в основном детский репертуар.

Очередная лекция «Мертвые/живые сказки. Есть ли шанс у Кощея Бессмертного стать героем для детей XXI века?» была посвящена обсуждению нового спектакля по пьесе молодого пермского драматурга Дарьи Уткиной. На этой встрече театральные деятели посетовали на то, что дети на спектаклях скучают, и потому начинают шуметь, бросать номерки — в общем, теряют интерес к действию на сцене. Именно поэтому режиссер театра Наталия Красильникова, обеспокоенная тем, что детям не интересны классические постановки, решила искать какие-то новые и необычные прочтения старых сказок. Так была найдена пьеса Дарьи Уткиной «Иван — богатырский сын».

Во время обсуждения на этой лекции между работниками театра и гостями произошел своего рода спор. Одна из гостей, библиотекарь, рассказала, что современным детям не могут быть скучны сказки, потому что они их не знают. Родители перестали читать детям сказки на ночь. И поэтому, по словам гостьи, следует предлагать детям именно классическое прочтение сказок. Но работники театра отвечали, что детям нужно что-то более современное, и огорчались тем, что зрителям так важно, чтобы принцесса выглядела как принцесса.

После интересной дискуссии мы решили, что новый спектакль надо непременно посмотреть и понять, чем же «Театр на Спасской» хочет заинтересовать юного зрителя.

Спектакль действительно оказался красочным, красивым, там было много интересных световых и звуковых эффектов. Всё мигает, сверкает, дымится. Короче, есть всё для привлечения внимания роняющих номерки детей. Есть и обещанные новинки, призванные заинтересовать современного ребенка, как, например, волшебный клубок Бабы Яги. Это шаровидный девайс с подсветкой — своего рода мобильный навигатор. В принципе, это всё не страшно, пусть бы и была такая новизна. Хотя, если дети, не знающие сказок, не будут знать, что такое клубок вообще, то им будет сложно уловить весь заложенный юмор в такое новое прочтение клубка.

Отзывы о спектакле очень хорошие, залы полны, ребячьи глаза сверкают, публика смеется и рукоплещет, никто не скучает. Это успех.

Посмотрев спектакль всей своей семьей, а нас с детьми пятеро, после мы долго беседовали и обсуждали увиденное. И даже наши дети поняли, что с этим спектаклем что-то не так. Дети у нас просто привыкли, что Кощей — это зло, что богатырь — это сила, защищающая добро, что невеста богатыря — скромная, любящая и трудолюбивая девушка.

Как оказалось, в спектакле «Иван — богатырский сын» всё иначе. Видимо, авторы, так устав от классической подачи героев, решили всё перевернуть с ног на голову. Но полезно ли это детям, и особенно тем, которым не читают на ночь?

Вообще тема жалкого сына могучего богатыря показалась мне знакомой. Уж очень она перекликается с фильмом «Последний богатырь» 2017 года про потомка Ильи Муромца. Иван из спектакля по пьесе Дарьи Уткиной — сын Добрыни Никитича, что ему тоже не помогло. Кстати, это довольно интересно, ведь, по сути, такая подача: «никчемный сын великого героя» — это оправдание своей собственной некудышности. Авторы будто намекают: «Да, у нас были сильные, мудрые и могучие предки, но сейчас у нас обычная жизнь и надо жить своей маленькой жизнью, не рваться на подвиги, и…». А вот это «И» мне бы и хотелось обсудить.

Спектакль «Иван — богатырский сын»
Спектакль «Иван — богатырский сын»
Фото с сайта culture.ru

Иван, молодой деревенский парень, полюбив дочку Василисы Прекрасной Марьюшку, решил взять ее в жены. Дома у Ивана заботливая мать и висящие на стене отцовские доспехи, а над ними портрет самого батюшки Добрыни Никитича. Мама Ивана, Забава Петровна, кормит его пирогами и нянькается, как с маленьким. А невеста Марьюшка, хоть и первая раскрасавица на деревне, но по факту — капризная самовлюбленная эгоистка, помыкающая Иваном. Она ставит жениху перед свадьбой условие, чтобы он доказал, что способен не только мух на печке ловить, но и подвиги богатырские совершать, и что для этого надо добыть для нее ожерелье из слез Русалки. Мать рассказала дома Ване, что Русалка — дочь Кощея, она злая, и зубы у нее в два ряда. Кощей богатырей ловит, расчленяет и дочке скармливает.

В итоге после сыновней нерешительности типа «А может папа сходит?» мамаша выпроваживает недобогатыря в путь. Тут и начались приключения героя.

Но мы зря ждали процесс трансформации богатырского сына в настоящего богатыря. Он не стал совершать подвигов, и всю дорогу добивался своего исключительно с помощью жалоб и слез.

Спектакль «Иван — богатырский сын»
Спектакль «Иван — богатырский сын»
Фото с сайта culture.ru

Первым делом, заблудившись в лесу, непутевый Иван перепугался, и в истерике бросил отцову карту. С голоду вышел на запах пирожков к избушке Бабы Яги. Та решила его сварить и даже сунула ему чабрец под мышку. Но не стал сын богатыря ожидаемо ставить старуху на место привычным богатырским «Сначала накорми, напои…». Самым позорным образом Ваня начал бить на жалость: что папа, мама да невеста-красавица иссохнут от тоски по нему, да и вообще он тощий да невкусный. В итоге разжалобил старухину душу (хотя какая у Яги душа?). Накормила Яга сердобольного пирогами с малярийными комарами (вспомнилось, как Пер Гюнт вкушал противную еду троллей, чтобы приобщиться к ним), дала клубочек и, нежно попрощавшись, отправила его в путь.

Спектакль «Иван — богатырский сын»
Спектакль «Иван — богатырский сын»
Фото с сайта culture.ru

Но и дальше, повстречавшись с Лешим, Иван не проявил ни силы, ни доблести. Леший чуть не утопил непочтительного жалкого парня. На этот раз Ваню спасло героическое прошлое его отца. Услышав от гостя, что он сын самого Добрыни, того доблестного богатыря, который спасал целые города, Леший отпускает бедолагу.

Спектакль «Иван — богатырский сын»
Спектакль «Иван — богатырский сын»
Фото с сайта culture.ru

И вот у ворот Кощея мы видим, как бодрится герой, вызвав Кощея на бой. Сейчас, наверное, произойдет его преобразование в богатыря? Но создатели спектакля не дали Ване никакого шанса. Эффектно и жутко появившийся Кощей оказался не страшным злодеем, а милым добрым дедушкой в мягком халате и с короной из ложек и вилок. Сражаться он напрочь отказался, посетовав на то, что он и так запрятал от всех свой замок, а к нему всё идут и идут сражаться.

Спектакль «Иван — богатырский сын»
Спектакль «Иван — богатырский сын»
Фото с сайта culture.ru

Снова не вышло стать у Ивана богатырем. Таким он и пришел к горюющей дочери Кощея, которую водяной превратил в Русалку. Вспоминая страшные рассказы матери о зубах Русалки, парень был несказанно удивлен увиденным. Дочь Кощея оказалась писаной красавицей, доброй и чуткой, которой близки интересы и мечты Ивана. Подарила девушка свое ожерелье из слез, и вернулся богатырский сын с ними домой таким, каким был. И все те злые предсказания матери, что сына сожрут или утопят, не сбылись, зло оказалось совсем не злым, а чутким и милым.

В финале, вручив невесте бусы, Иван понимает, что капризная Марьюшка не любит его, и что сам он любит дочку Кощея. Поняв, что его любовь расколдует Русалку, и она избавится от рыбьего хвоста, Ваня возвращается. Расколдованную кощееву дочь и взял Иван в жены.

В финале известного фильма-сказки Александра Роу «Морозко», ленивая дочь мачехи Марфушка оказалась посрамлена. Я надеялась, что и противную Марьюшку из спектакля будет ждать такая же участь. Но нет, у этой девушки тоже всё складывается очень удачно, она с радостью пошла в сожительницы к Кощею и его богатству. Такой вот конец, все счастливы и рады.

Конечно, все любят счастливые концы, когда честным пирком да за свадебку, потому и понравился зрителям этот спектакль. Да еще и новое видение старых героев, когда злодеи вовсе не злые, живут, никого не трогают, и вообще милые создания, с которыми можно дружить. Обычному обывателю, не желающему сопротивляться жизненным перипетиям вроде введения пресловутой пенсионной реформы, это даже ближе, чем классическая борьба со злом до победного конца. Ведь это же чудесно осознать, что зло вовсе не злое. И может зря мы всю свою историю сопротивлялись чему-то, а то давно бы уже «пили баварское»?

Да и классическому добру в спектакле не нашлось места в мире людей. Вот в упомянутом фильме «Морозко» среди людей были две девицы: Настенька и Марфушка. Марфушка, как ленивая и никчемная, посрамлена. Но ей противопоставляется другая героиня — трудолюбивая и скромная Настенька. Она получает за свои труды награду и жениха. И она живой человек! А в спектакле «Иван — богатырский сын» дрянной деревенской девушке противопоставлена, по сути, нечисть, дочь Кощея.

Дарья Уткина чутко уловила витающий в воздухе и прилетевший к нам с Запада тренд, когда зло и добро уравниваются, а то и меняются местами. И было бы странно, если бы эту тему наша творческая интеллигенция не стала бы воплощать под местный колорит. Так, даже в упомянутом выше фильме «Последний богатырь» Кощей — добрый друг, а Баба Яга — соблазнительница. А с добром всё совсем плохо. Главным злодеем оказывается богатырь с говорящим именем Добрыня, а это совершенно прямая аналогия того, что Добро стало Злом.

С современными тенденциями, которые идут к нам с Запада, где последние десятилетия правит бал постмодернизм, всё ясно. Потому что постмодернизм откровенно говорит, что необходимо уничтожить в сознании людей вертикаль верха и низа, света и тьмы, добра и зла. Потеряв вертикаль, люди утратят иммунитет, с помощью которого можно давать отпор разрушительным тенденциям вокруг них. Но тем, кто создает подобные тренды, только и надо, чтобы люди утратили способность оценивать жизнь и бороться за ее сохранение.

Я не верю, что Дарья Уткина ставила подобные цели, когда писала эту сказку. Она просто уловила современную, модную подачу старого материала. Выполнила, как пишут журналисты, так называемый «сказочный апгрейд». А режиссер Наталья Красильникова уцепилась за эту подачу как за нестандартное решение, которое может заинтересовать юного зрителя «Театра на Спасской». Родители ничего плохого не заметили. А дети получили дозу информационно-психологического яда от предложенного им тренда потери вертикали добра и зла. По сути, они причастились к скверне.

А потом мы будем удивляться, почему дети на улицах бросают бутылки с зажигательной смесью в правоохранителей и скачут под иноземные барабаны или устраивают колумбайны и буллинги. Ведь если отказаться от понимания разницы между добром и злом, очень скоро окажется, что люди будут служить злу. И это зло сначала поработит, потом заставит служить, заставит уничтожить всё, что было дорого, а в итоге уничтожит и самого человека. Непонимание этих вещей не может снять ответственность за развращение малых сих.