В Грузии в октябре может сложиться классическая «майданная ситуация» — легитимность власти поставят под сомнение и оппозиция, и западные партнеры

Чем заплатит Грузия за попытку слезть с крючка Запада?

Изображение: Джордж Беллоуз. Рыбак. 1917
На крючке
На крючке
На крючке

На прошлой неделе правящая партия «Грузинская мечта» позволила себе неслыханную дерзость — она начала конфликт с самим Евросоюзом. Оппозиция на это дело смотрит с удивлением, но потирает руки от предвкушения «майдана», который теперь довольно отчетливо просматривается на горизонте.

Триггером к росту напряжения послужило банальное на первый взгляд событие. Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили 31 августа объявил, что правительство страны отказывается от финансовой помощи на сумму €75 млн, которую обещал выделить ЕС. Чем помешали деньги? Просто «помощь» — это кредит.

Гарибашвили заявил, что долгов у Грузии и так очень много (что правда), а экономика страны резко пошла в рост (что удивительно, но тоже правда), а потому в правительстве решили, что новые кредиты пока не нужны. Решили со старыми кредитами рассчитаться.

Казалось бы, отказались от кредита, с кем не бывает. Но все не так просто. Изначально Евросоюз обещал «помощь» на €150 млн, но с условием. В Грузии нужно было провести судебную реформу так, чтобы сделать суды и судей независимыми. И €75 млн грузинские власти уже получили.

Когда начал подходить срок для передачи второго транша «помощи», в ЕС стали настойчиво напоминать, что пора бы «Грузинской мечте» принять ряд поправок к конституции. И заявление Гарибашвили фактически означает: «А не будем мы проводить реформу, обойдемся без ваших денег». При этом половину денег правительство уже получило.

Ответ представительства ЕС в Грузии был довольно сдержанным: «Мы уважаем решение властей Грузии, но отмечаем, что Грузия не смогла должным образом выполнить условия для получения макрофинансовой помощи, в частности, повысить независимость, подотчетность и качество судебной системы».

В посольстве США отметили, что удивились поступком Тбилиси: «Мы были удивлены заявлением правительства Грузии о том, что Грузии не нужна помощь в размере 75 миллионов евро, несмотря на высокий уровень безработицы, показатель бедности и влияние пандемии коронавируса».

Были и более жесткие заявления от депутатов Европарламента и членов Конгресса США, неофициальные. И грузинская оппозиция сразу оживилась — оппозиционные партии давно ждут реформы, так как в случае их принятия смогут в суды «протаскивать» своих судей. Но теперь, хотя перехват судов и назначение «нужных» судей откладывается, видно, что Вашингтон и Брюссель недовольны поведением Тбилиси. А это дорогого стоит.

Ведь тут дело даже не в том, что в Грузии затягивают с проведением реформ. Понял Гарибашвили или нет, но его заявление о желании расплатиться с долгами и не брать новых похоже на попытку слезть с кредитного «крючка» Запада. Министр иностранных дел России Сергей Лавров это так и понял. Иначе как объяснить его слова, сказанные 1 сентября, на следующий день после заявления грузинского премьер-министра?

«Если Грузия действительно хочет не разыгрывать российскую карту в стремлении сохранять покровительство Запада, а хочет с нами как со своим соседом нормально жить, мы к этому готовы в любой момент», — сказал глава российского МИД.

Интересно, что Тбилиси на это никак не ответил. Только посол США в Грузии Келли Дегнан в тот же день обозначила позицию независимого грузинского народа.

«Грузия неоднократно слышала заявления Кремля, но они не вызывают доверия. Они были бы более убедительными, если бы были подтверждены уходом России с оккупированных территорий Грузии, отказом от признания Абхазии и Цхинвали и выполнением обязательств, наложенных на Россию после войны 2008 года», — сказала тогда Дегнан.

После этого на несколько дней наступило затишье. Можно было даже подумать, что Запад решил простить «дерзость» Грузии. Но следующее событие, возможно, и является ответом на отказ Тбилиси от кредита и реформ.

6 сентября бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, который скрывается от грузинского правосудия на украинской земле, объявил, что приедет на родину к выборам в органы местного самоуправления, которые должны пройти 2 октября.

Конечно, Саакашвили уже много раз грозился приехать, но этого так и не произошло. Да и выборы не настолько важные, чтобы сильно повлиять на ситуацию в стране.

Но раньше Саакашвили давал обещания таким образом, что его нельзя было обвинить в нарушении слов. То он говорил, что приедет в случае победы его партии «Единое национальное движение» (ЕНД), то не называл дату, то говорил, что примет участие в политическом процессе, но не говорил как… А в этот раз Саакашвили сказал, что приедет обязательно.

И с выборами не все так просто. После парламентских выборов 2020 года (Грузия — парламентская республика, и это основные выборы для страны), оппозиционные партии обвинили власти в фальсификациях и пытались раскачать ситуацию и перехватить власти по схеме «майдана». Председатель ЕНД Ника Мелия даже добился, чтобы его арестовали, и стал «политическим заключенным». Но в схеме не хватало поддержки Запада.

В апреле 2021 года протесты выдохлись, «Грузинская мечта» подписала с парламентскими оппозиционными партиями соглашение, в котором пошла на уступки в обмен на отказ от бойкота. Правящая партия обязалась провести реформы (за что и получила первые €75 млн), а также пообещала провести досрочные парламентские выборы, если на выборах 2 октября наберет меньше 43%.

Сначала казалось, что обещание с досрочными выборами — формальность. Осенью 2020 года «Мечта» набрала 48%. Но в мае произошло непредвиденное: покинувший ранее ряды правящей партии и пост премьер-министра Георгий Гахария основал свою партию «За Грузию».

Гахария стал переманивать в партию членов «Мечты», в том числе чиновников. Но самое важное, что, по данным соцопросов, новая партия бывшего премьер-министра оттягивает на себя около 10% голосов от правящей партии.

После такого правящая партия в июле вышла из апрельского соглашения. Поводом стало то, что ЕНД отказывалась его подписывать. Но это никак «Мечте» не поможет. Документ является не юридическим, а, скорее, символическим. Главным «символом» там стал председатель Евросовета Шарль Мишель, который текст соглашения и составил, и подписал. ЕС является гарантом соглашения и будет требовать его исполнения.

Получается, что ко 2 октября в Грузии может сложиться классическая «майданная» ситуация. Легитимность власти поставят под сомнение. Если «Мечта» не наберет 43%, то оппозиция будет требовать провести выборы. Если наберет, то будут обвинения в фальсификациях. Скорее всего, каждая из сторон будет считать по своим правилам и заявлять о своей правоте.

Второе слагаемое под названием «политический заключенный», похоже, обеспечит Саакашвили. Если он приедет в Грузию, его придется посадить в тюрьму, так как там его заочно осудили по нескольким статьям. О смелости Саакашвили ходят легенды, значит, если он приедет, то будет понятно, что его заставили под угрозой более страшных кар. А это может сделать только Запад.

И поддержка Западом оппозиции тогда станет третьим и основным слагаемым майдана. Если до этого отношение Вашингтона и Брюсселя к политическим баталиям в Грузии сводилось к призывам типа «ребята, давайте жить дружно», то теперь ситуация изменилась. Теперь «Грузинская мечта» под подозрением в том, что она пытается уйти из орбиты влияния. А разве может быть более тяжкий грех для сателлита?

И не стоит забывать — Саакашвили и его партия имеют успешный опыт по свершению «цветных революций» в Грузии. Если переворот состоится, то грузинский народ окажется в еще более тяжелом положении.

Читайте также: В Грузии перед выборами опубликовали рейтинги политических партий

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER