События последних дней в Киргизии некоторые СМИ уже назвали «Молниеносной революцией». Но произошедшее в стране, скорее, можно охарактеризовать как молниеносное погружение в хаос: самозахваты внезапно опустевших высоких кабинетов, рейдерские атаки на предприятия и развернувшаяся борьба за кресло премьер-министра говорят о том, что события, вероятно, еще далеки от завершения

Молниеносная революция? Как проходит очередной госпереворот в Киргизии

Киргизия хоть и известна своей историей госпереворотов, однако события последней недели оказались неожиданностью для внешнего наблюдателя. Уж очень быстро всё произошло.

Началось всё с выборов в Жогорку Кенеш — так в Киргизии называется парламент, — которые прошли в стране 4 октября. Сразу стоит отметить, что наблюдатели от СНГ и ОБСЕ признали выборы прошедшими на высоком уровне. Поздравили с прошедшими выборами страну даже США. Их посольство в Киргизии опубликовало соответствующее заявление, ограничившись дежурными комментариями в инспекторской тональности о некоторых выявленных нарушениях.

Пройти в парламент хотели 16 партий, но после подведения предварительных итогов голосования стало ясно, что семипроцентный барьер преодолели лишь четыре из них: президентская партия «Биримдик», «Кыргызстан», а также либеральная партия «Мекеним Кыргызстан» и «Бутун Кыргызстан» (ранее обе не имевшие представительства в парламенте). Позже выяснилось, что партий, прошедших в парламент, пять, но уже к вечеру 4 октября это стало не важно…

Проигравшие партии назвали прошедшие выборы нелегитимными и организовали акции протеста. Активнее других призывали митинговать сторонники экс-президента Киргизии в 2011–2017 годах Алмазбека Атамбаева, приговоренного в июне 2020 года к 11 годам лишения свободы за коррупцию и превышение должностных полномочий.

Действия протестующих

Поначалу акции протеста были совсем немногочисленными. 5 октября утром СМИ сообщали, что на митинг на центральной площади Бишкека Ала-Тоо собрались лишь 20 человек. Однако их число быстро выросло, и к восьми вечера, по сообщениям, достигло 5 тысяч человек.

А уже к ночи толпы протестующих пошли на штурм Белого дома. Хотя полиции удалось отбить первые атаки, в ночь с 5 на 6 октября, демонстранты захватили здания правительства, администрации президента и СИЗО, в котором содержался экс-президент Атамбаев. Он и ряд его сторонников были освобождены.

Утром 6 октября протестующие заняли мэрию Бишкека. Нарастающий хаос усугубляло то, что в этот день с улиц столицы исчезли все правоохранители, и гражданам пришлось формировать народные дружины, чтобы защитить свои жизни и имущество.

Два дня протестов при этом прошли относительно спокойно — за всё время за медицинской помощью обратились лишь 1002 человека, притом подавляющее большинство из них получили травмы, позволяющие продолжить лечение амбулаторно. Однако один человек скончался.

Все дни этого молниеносного госпереворота на улицах всё время были небольшие толпы митингующих, которые поддерживали то одних, то других политиков. Но, судя по сообщениям СМИ, в пике больше 5–6 тысяч протестующих на улицах Бишкека ни разу не собиралось.

Борьба за кресло премьер-министра

6 октября, после начала беспорядков, ЦИК страны решил признать недействительными итоги парламентских выборов и самораспуститься.

В этот же день заявление об отставке на имя президента подал назначенный в июне премьер-министр Кубатбек Боронов. По словам его пресс-секретаря, он ограничился тем, что «следит и наблюдает за ситуацией в республике». Где при этом находится сам премьер к третьему дню протестов перестало быть известно даже Совету безопасности страны.

А к вечеру 6 октября Жогорку Кенеш (парламент) в составе 35 депутатов дал письменное согласие назначить нового и. о. премьер-министра — дважды депутата Жогорку Кенеша (в 2005–2007 и 2010–2013 гг.) и главу Агентства по предупреждению коррупции при Государственной кадровой службе Киргизии в 2009–2010 гг. Садыра Жапарова, освобожденного в ночь с 5 на 6 октября из СИЗО, где он пребывал с 2017 года по делу о захвате заложника. С этим не согласилась другая часть парламентариев.

Уже 7 октября у Жапарова появился конкурент. Бывший кандидат на пост министра сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации от партии «Бир Бол» Тилек Токтогазиев на митинге заявил, что «народный» Координационный совет оппозиции назначил его и. о. главой правительства.

8 числа уже все подряд стали предлагать свою кандидатуру премьер-министра, включая министерство финансов страны и координационный совет, о котором пойдет речь далее…

Координационный совет оппозиции

На второй день протестов оппозиция сформировала Координационный совет, куда вошли атамбаевская Социал-демократическая партия, партии «Ата Мекен», прошедшая в парламент «Бутун Кыргызстан», а также не преодолевшие 7-процентный барьер «Республика», «Бир бол», «Замандаш», «Реформа» и «Ордо». Лидером первого КС стал глава партии «Бутун Кыргызстан» Адахан Мадумаров.

Однако этот орган просуществовал недолго. 7 октября часть оппозиции создала второй Координационный совет. В совет вошли глава партии «Чон казат» Максат Мамытканов, а также лидеры партий «Ордо» Мирбек Мияров, «Мекен Ынтымагы» Темирбек Асанбеков, член «Реформы» Урмат Джаныбаев и Чингиз Макешев от партии «Ыйман нуру». Таким образом, из первого КС во второй вошли только партии «Ордо» и «Реформа».

Новый координационный совет сразу же заявил, что принимает на себя всю полноту власти президента, парламента, правительства и распускает ЦИК, к этому моменту уже успевший заявить о самороспуске. Мамытканов при этом заявил, что поводом для создания нового совета стало несогласие вышеназванных партий с кандидатурой избранного накануне парламентом Садыра Жапарова.

А куда же смотрит президент? ©

В воцарившемся хаосе оставался еще один законный представитель властей — президент Сооранбай Жээнбеков, отставки которого также требовали митингующие: 7 октября координационный совет выпустил заявление о том, что планирует выдвинуть свою кандидатуру на пост президента.

Жээнбеков, в отличие от премьер-министра Боронова, не стал «следить и наблюдать», а обратился к оппозиции с предложением диалога, отметив, что никакой площадки для оного Координационный совет не создал. И заметил между прочим, что все «назначения», осуществленные протестующими, должны в законном порядке происходить через парламент, а также призвал граждан «поставить интересы государства выше своих собственных», и пояснил, что не вводит режим чрезвычайной ситуации, чтобы не накалять и без того горячую обстановку в стране.

8 октября пресс-служба президента сообщила также о том, что Жээнбеков не принял отставку премьер-министра Боронова, что послужило поводом для протестующих провести у здания правительства небольшой митинг численностью в 800 человек в поддержку Жапарова.

Вообще за эту неделю много кто высказывал пожелания, чтобы президент ушел в отставку. Судя по сообщениям СМИ, по состоянию на ночь 9 октября Жээнбеков готов уйти в отставку после того, как «будут утверждены легитимные руководители исполнительной власти и страна встанет на путь законности». Учитывая положение в стране, эти условия еще не скоро выполнятся.

Кадровая чехарда: новые назначения и самозахваты

Борьбой за кресло премьера кадровые перестановки не ограничились. Практически сразу после начала протестов в руководстве министерств и ведомств Киргизии начался настоящий хаос: руководители один за другим начали подавать в отставку, а их место стали занимать либо их «коллеги по цеху», либо те, кто носил до этого момента статус «бывший» в своей должности.

Так, когда 6 числа протестующие заняли мэрию Бишкека и градоначальник Азиз Суракматов подал в отставку, его кабинет тотчас занял экс-директор Департамента регистрации транспортных средств и водительского состава при Государственной регистрационной службы Киргизии Жоошбек Коеналиев. В кресле мэра Коеналиев продержался сутки — уже 7 октября Координационный совет оппозиции заменил Коеналиева на вице-мэра при Суракметове и бывшего вице-министра финансов страны в 2013–2018 годах — Алмаза Бакетаева. А утром 8 октября в свой кабинет внезапно вернулся ушедший в отставку Суракматов, «чтобы подготовить город к отопительному сезону». И вообще заявил, что он никуда не уходил, а просто работал эти дни удаленно из дома.

6 числа Совет безопасности страны объявил экс-заместителя министра внутренних дел Курсана Асанова комендантом Бишкека и и. о. главы МВД, после того как свой пост бросил экс-министр МВД Кашкар Джунушалиев (хотя официально он так и не подавал прошения об отставке). Однако, спустя несколько часов, бывший начальник 10-го управления МВД Рафик Мамбеталиев тоже назвал себя комендантом столицы и заодно захватил кресло начальника ГУВД города.

Вслед за МВД сменился глава минфина страны. Министерство провело экстренное совещание с «представителями народа», в ходе которого единогласно назначило на должность и. о. министра еще одного представителя «народных масс» — Кыялбека Мукашева, с апреля возглавлявшего Управление планирования расходов отраслей экономики.

А вот кресла министра здравоохранения и главного санитарного врача Бишкека самозванцам так просто не отдали. Пока министр здравоохранения Сабиржан Абдикаримов отсутствовал на рабочем месте, его кабинет попытался занять бывший глава столичной станции скорой помощи Жаркынбек Касымбеков. Но сознательные коллеги выставили Касымбекова за дверь и опечатали кабинет — на всякий случай. А кабинет главного санврача Бишкека безуспешно пытался занять Кадыр Керимбаев, ранее возглавлявший Госинспекцию по санитарной, ветеринарной и фитосанитарной безопасности столицы.

Кроме того, подали в отставку главы Государственной Регистрационной службы Акын Мамбеталиев и Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП) Таир Бакиров. Их места заняли некие Нурлан Саитов и Алтынбек Жумагулов. Через несколько дней Таиров передумал уходить.

Второй город страны, так называемая Южная столица — Ош, тоже поменяла мэра. Депутаты горсовета выразили недоверие градоначальнику Таалайбеку Сарыбашову. Бывший (и, видимо, тоже народный) мэр в 2009–2013 годах Мелис Мырзакматов, вернувшийся в этот момент из Турции, обратился к народу, обвинив «темные силы» в том, что они сеют смуту, и призвав противостоять им. Сам Мырзакматов решил противостоять темным силам из кресла мэра города Ош.

Заявление об отставке подали также полпреды сразу четырех областей — Иссык-Кульской (Балбак Тулобаев), Таласской (Марат Мураталиев), Нарынской (Эмильбек Алымкулов) и Баткенской (Алишер Адбрахманов). Но Тулобаева «народ попросил» не уходить, поэтому он, вняв требованиям населения, передумал. Через несколько дней передумали Абдрахманов и Мураталиев.

«Неизвестные лица» и их хозяйственные интересы

Пока протестующие протестовали, а политики делили власть, разные «неизвестные лица» сфокусировали свое внимание на хозяйственной деятельности. 6 октября «Бишкекводоканал» обратился к общественности, координационному совету, временно исполняющему обязанности премьер-министра Садыру Жапарову с просьбой предотвратить рейдерский захват предприятия.

А 7 октября неизвестные попытались захватить офис железнодорожной компании «Кыргыз Темир Жолу» в Бишкеке.

В тот же день СМИ сообщили о попытке группы лиц порядка 50 человек захватить офис угольной компании «Кыргызкомур», но благодаря помощи дружинников и правоохранителей предприятие удалось отстоять. За атакой на «Кыргызкомур» последовали попытки захвата золотодобывающей компании «Альянс Алтын», золотоносных месторождений Жамгыр и Кумтор, предприятия-производителя меди KAZ Minerals и угледобывающего месторождения Кара-Кече, принадлежащего предприятию «Кыргизкомур». В большинстве случаев «протестующие» требовали отставки руководства компаний.

Причем попыткам захвата подверглись не только национальные, но и зарубежные предприятия, в том числе бизнес инвесторов из Казахстана, что побудило МИД этой страны опубликовать отдельное обращение.

Действия «неизвестных лиц» возмутили не только руководство компаний, но и производственные коллективы. 8 числа представители профсоюзов горно-металлургического сектора республики обратились ко всем политическим силам с требованием прекратить попытки рейдерских захватов.

В список подвергшихся нападениям предприятий бюджетообразующей отрасли профсоюзы включили, помимо вышеуказанных, также офисы ГП «Кыргызкомур», ОАО «Кыргызалтын» и производственные объекты ГП «Кыргызкомур», ОсОО «Фулл Голд Майнинг», ОсОО «Алтынкен», ОсОО «Эти Бакыр-Терек-Сай», а также единственный в стране аффинажный завод, построенный еще во времена СССР.

Постоянные попытки неизвестных лиц препятствовать работе предприятий заставили некоторые из них усилить свою безопасность. Так, руководство международного аэропорта «Манас», во избежание сбоя в штатной работе, вынуждено было увеличить штат охраны до 500 сотрудников.

Хаос, наконец, перекинулся на рынки, где тоже начались многочисленные рейдерские захваты, что побудило сотрудников правоохранительных органов 8 октября пройти маршем в знак протеста против действий оппозиции.

Вместо подведения итога…

Оппозиции Киргизии буквально за несколько дней, организовав сравнительно небольшие по численности митинги, удалось совершить в стране уже третий за последние годы государственный переворот. В СМИ эти события уже окрестили «Молниеносной» революцией. Но по царящей кадровой чехарде в высоких кабинетах и хаосу на улицах сложно сказать, как и когда страна войдет в хоть какое-то правовое русло, и не приведут ли последние события к настоящему гражданскому противостоянию. Выразим надежду, что нет.

Но уже ясно, что политический ландшафт необратимо изменился: 9 октября президент страны Жээнбеков отправил в отставку правительство, премьер-министра и главу спецслужб и тем самым узаконил весь госпереворот.

Мы продолжим следить за развитием событий в соседней стране.

Фредерик де Ханен. Киргизские ухаживания (фрагмент). 1913 год
год1913(фрагмент).ухаживанияКиргизскиеХанен.деФредерик
Фредерик де Ханен. Киргизские ухаживания (фрагмент). 1913 год
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER