logo
Статья
/ Юрий Высоков
«Сорос и Киска встретились 20 сентября в США, когда словацкий президент был в США с визитом. Тогда, по сути, и было задумано то, что сейчас происходит»

Потерять страну в третий раз? Интервью верховного судьи Словакии

Председатель уголовной коллегии Верховного суда Словакии Штефан ГарабинПредседатель уголовной коллегии Верховного суда Словакии Штефан Гарабин
Hvalne Spravy Konzervativny Dennik

Потерять страну — Чехословакию — когда большинство населения, как и в СССР, не хотело ее терять. Второй раз потерять страну в 1998 году, когда, после свержения главы правительства Владмира Мечяра были проданы все стратегические предприятия, чего никто не хотел и подавно. Теперь словакам предлагается потерять свою страну в третий раз — после того как удалось, в общем, невероятное: оправиться от первых двух ударов (взять хотя бы тот факт, что в стране производится наибольшее количество автомобилей на душу населения в мире).

В чем же состоит событийный ряд этого «третьего раза»?

15 марта премьер Словакии Роберт Фицо ушел в отставку. Перед этим он заявил президенту Андрею Киске, что готов покинуть свой пост, если будет сохранена правительственная коалиция и не будет досрочных выборов. 12 марта сложил свои полномочия глава МВД Роберт Калиняк, выполнив тем самым требования толп, до боли знакомых по кадрам цветных революций на Украине, в Грузии, в Египте, в Ливии. Перед появлением этих толп было известно о прибытии в Словакию правой руки американского миллиардера Джорджа Сороса Марчелло Фабиани. И также было известно, что заодно с Соросом — президент страны Андрей Киска.

В интервью ИА Красная Весна бывший вице-премьер, министр юстиции Словакии и Председатель Верховного суда, а сейчас — председатель уголовной коллегии Верховного суда Штефан Гарабин утверждает, что в сложившейся ситуации словацкий народ, тем не менее, не готов пожертвовать суверенитетом, отдав его Вашингтону или Брюсселю.

— Господин Гарабин, чем, по существу, вызваны события, которые сейчас в стране разворачиваются?

— Несколько недель тому назад премьер Роберт Фицо, на которого сейчас оказался направлен гнев «майданщиков», отказался ратифицировать международный документ о гендерном равенстве — Стамбульский протокол — Конвенцию Совета Европы N 210, который был подписан еще в 2011 году правительством Иветы Радичовой и который заключает в себе опасную идеологию, противоречащую конституции страны. Этот документ ставил внешние, международные законы в приоритет над внутренними, словацкими. При этом Фицо решительно отверг прием мигрантов по квоте Евросоюза (в Словакии 75% населения — христиане и эти люди не хотят, чтобы состав верующих менялся в пользу мусульман), а в довершение всего выступил против антироссийских санкций Запада…

— Сегодня Фицо ушел в отставку. Что Вы считаете важным сказать на этот счет?

— Фицо осуществил свой вариант, как решить острый кризис. Он взял на себя самую тяжелую роль — «пожертвовал собой», уйдя с поста. Но он сделал это с двумя важными условиями, которые поставил перед президентом Киской:

 1. Фицо назвал кандидатуру нового премьера Петера Пеллегрини, который занимал пост вице-премьера. Президент Киска согласился на эту кандидатуру

 2. Досрочных выборов не будет

Фицо выбрал, наверное, очень правильный путь. Это успокоит многих. Словакия будет продолжать развитие после корректировки внутренней политики. А развитие есть, и оно подтверждается цифрами: это и ВВП за 80 млрд евро у страны с населением 5,5 млн, и активно растущий экспорт, объективно растущие зарплаты (средняя — около 1000 евро) и падающая безработица.

— Как Вы прокомментируете отставку главы МВД Словакии Роберта Калиняка 12 марта?

— Ситуация вызвана давлением извне. Проводником этого давления стали неправительственные организации (НПО), связанные с американским миллиардером Джорджем Соросом. Эти НПО работают заодно с президентом Киской, который поддерживает соответствующие уличные выступления и кампанию в СМИ.

Сорос и Киска встретились 20 сентября в США, когда словацкий президент был в США с визитом. Тогда, по сути, и было задумано то, что сейчас происходит.

Сорос также давит на Словакию через Брюссель. Это происходит через НКО, открыто требующих «реструктуризации» правительства. Сорос хочет всячески разрушать легитимную систему в стране.

И наконец, возвращаясь к отставке Калиняка, необходимо подчеркнуть, что в Словакии, как и в целом сейчас в Европе, министр внутренних дел — это политическая фигура, а не профессионал. Если бы Калиняк был профессионалом, то не допустил бы скатывания ситуации в такой кризис, какой мы сейчас имеем. Калиняк политизировал полицию, замкнув политическую власть на себя. Это антидемократический подход, который допускать нельзя. Это ослабило и борьбу против коррупции. Коррупционеры высокого уровня стали чувствовать себя вольготно… Что и вызвало соответствующую реакцию общества. И эту реакцию сейчас используют.

— Кто и почему выходит на улицы?

— Как всегда с майданами бывает, на эти митинги многие пришли не поддержать то, что хочет сделать Брюссель с помощью Сороса, — люди пришли выступить против социальной несправедливости, против коррупции. Для этого надо сделать другого типа митинг! Поставить эти вопросы. Придет множество людей!

Медийное пространство в Словакии, по большому счету, принадлежит Соросу и Брюсселю. СМИ, которые выражают мнение простого народа, в меньшинстве. С другой стороны, в интернете альтернативные СМИ уже составляют сегмент не менее 40%. Поэтому «оранжевые» технологии дают сбой.

У нас хотели повторить то, что было в Киеве против Януковича. Коррупция и социальная несправедливость есть во всех странах — и в Словакии в том числе. Я сколько живу, столько критикую это. Но я ни разу не сказал, что надо переворот делать. Потому что, если будет переворот, в правительство придут в разы более коррумпированные люди.

— Когда мы увидим тысячи людей в Братиславе под другими знаменами?

— «Оранжевые» в Словакии — это 25 лет великолепного менеджмента. Они развиваются, растут. Это первое.

Второе — во главе России, государственности России стоит патриот. А кто стоит во главе Словакии? Человек, который абсолютно против словацкого государства, который работает с соросовскими министрами, такими как министр иностранных дел Мирослав Лайчак — человек фактически возглавлявший митинги в Югославии во время «бульдозерной революции» против Милошевича в 2000 г. Человек, который помогал разделить Косово. В круг президента Киски также входит замминистра обороны Роберт Одрейчак, который объявил Россию врагом Словакии.

— А на самом деле?

— Год назад в нашей стране провели соцопрос, который показал, что из народов Средней Европы словаки лучше всех относятся к России. Они ценят ее внешнюю политику, которая направлена на то, чтобы сохранить мир. Словацкое общество в подавляющем большинстве выступает против антироссийских санкций Запада, равно как и против размещения сил НАТО на территории страны.

— Но вернемся к Киске.

— Киска дружит с президентом фашистской Украины Порошенко. Они целуются, когда встречаются. А еще наш президент объявил, что его личный друг — Эрдоган. Все это возмущает словацкое общество.

К сожалению, у нас нет президента, который объединил бы нацию и выступал за ее интересы против Брюсселя. Президент Киска выступает против словацких интересов.

— Какую позицию в создавшейся кризисной ситуации занимает Верховный суд?

— И премьер, и министр внутренних дел, и, конечно, президент в сложившейся ситуации могли бы вести себя иначе и не допустить деструктивного развития событий. Конечно, справедливость и законность — то, чего Словакии не хватает. Но всеми этими слабостями пользуется Запад, которого справедливость и законность интересуют в последнюю очередь. Запад интересует запуск управляемого хаоса в нашей стране. Безусловно, в этом виноваты внутренние силы, которые позволяют этому хаосу развиваться. А в результате Брюссель понимает: «Словаки слабые. Они не могут собой управлять. Не могут законы принимать, какие им надо». И посылает своих прокуроров, своих «умных менеджеров», чтобы управлять нами, оформляя протекторат. Верховный суд Словакии — решительный противник такого положения дел.

В чем основной шанс Словакии отбить «оранжевую волну»?

На самом деле, то, как все сделал Фицо, уже подтверждает, что майдан в Словакии не прошел. Людей на улицы вышло много, десятки тысяч, но для победы Соросу и Брюсселю нужно больше, а это уже невозможно. Это не так просто сходу понять, но у словацкого общества — мощный христианский базис и все, что идет от того Запада, который де-факто от христианства отрекся, словаками не воспринимается. Например, если нам говорят, что нынешняя ситуация выгнала на улицу около 40 тысяч человек, то во время демонстрации граждан "за жизнь" всего лишь в двух крупнейших городах Словакии (Братислава, Кошице) собралось около 160 тысяч человек. В результате Соросу и Брюсселю нужно договариваться с теми, кто сдавать страну не собирается, с теми, кто все же выражает интересы общества.

Желаемого для Сороса и Брюсселя эффекта не будет в случае «реструктуризации» правительства или досрочных выборов, хотя последнего очень не хотелось бы. Но даже если досрочные выборы произойдут, правительство, о котором мечтает Брюссель, не сформируется.

А закончится все, я верю, формированием правительства, которое возьмет курс на сближение с Россией. Словакия выиграет, только если станет мостом между Россией, с одной стороны, и Западом и США — с другой. А если говорить шире, Вышеградская четверка: Словакия, Чехия, Венгрия и Польша — могут и должны стать препятствием на пути сил, желающих конфронтации с Россией, — в том числе военной.

P.S.

В момент публикации интервью на официальном сайте Штефана Гарабина был начат сбор подписей за его выдвижение в президенты Словакии.