logo
  1. Информационно-психологическая война
  2. Десоветизация на постсоветском пространстве и борьба с ней
Интервью ИА Красная Весна /
Судья Конституционного суда РФ, заявляя о незаконности создания СССР, создает почву для реабилитации фашизма в преддверии 75-летия Победы

«Отрицаем Победу?» — историк оценил слова судьи КС Арановского про незаконность СССР

Михаил Жаркой об особом мнении судьи Конституционного суда Константина Арановского
Михаил Жаркой об особом мнении судьи Конституционного суда Константина Арановского
Сергей Анашкин © ИА Красная Весна

17 февраля, в год 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, судья Конституционного суда Константин Арановский опубликовал свое особое мнение относительно Постановления от 10 декабря 2019 г. № 39-П, чем вызвал шквал критики и осуждений в свой адрес. Постановление было вынесено по делу о проверке конституционности положений статьи 13 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», пунктов 3 и 5 статьи 7, пункта 1 части 1 и части 2 статьи 8 Закона города Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения».

Арановский написал, что «Российская Федерация не продолжает собою вправе, а заменяет на своей территории государство, незаконно однажды созданное, что и обязывает ее считаться с последствиями его деятельности, включая политические репрессии».

Особое мнение члена Конституционного суда прокомментировал корреспонденту ИА Красная Весна кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России Жаркой Михаил Эмильевич.

Михаил Жаркой: Я, прежде всего, хочу сказать, что судья Конституционного суда согласно действующему законодательству, несомненно, имеет право на высказывание особого мнения. Это предполагается и Федеральным конституционным законом о Конституционном суде. И судьи этим правом пользуются.

Что касается заявления Арановского, то его тоже хотелось бы конкретизировать. Ведь сам доктор юридических наук Константин Арановский сказал, что якобы государство было незаконно создано. Вторая часть его высказывания состоит в том, что Российской Федерации надо отказаться от репрессивного наследия, от репрессивной политики Советского государства.

На мой взгляд, подобное заявление более чем странно. Странно это слышать от представителя такого кладезя юридической мысли, которым является Конституционный суд. Ведь здесь собраны представители, которые обладают высшей квалификацией в области юриспруденции.

Скорее всего, заявление Константина Викторовича имело целью обратить на себя внимание. Ведь нельзя не понимать, что принятие версии о незаконности создания не только Советского государства в форме Советской России, в форме Советского Союза, но и любого государства влечет сразу за собой ряд последствий. Это значит, что надо выбросить целый пласт истории. Значит, надо отказаться от тех позитивных наработок, которые были в советской истории. Это, конечно, абсурд. Это противоречит здравому смыслу.

По большому счету, процесс создания государства — это сложное эволюционное явление, и он не мог не знать как грамотный юрист про слова Никколо Макиавелли, который писал, что государства могут быть двух видов — унаследованные либо приобретенные. А последние «приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью». Поэтому здесь — как повезет.

Как известно, факт создания Соединенных Штатов Америки не ставится под сомнение, несмотря на то, что, когда принимали Конституцию Соединенных Штатов, настолько лихо принимали, что впопыхах забыли включить главный блок — блок буржуазного права, то есть раздел о правах и свободах человека и гражданина. Пришлось потом принимать первый конституционный документ, который вносил первые десять поправок в Конституцию США.

Теперь про отказ от репрессивного наследия Советского государства. Если отказываться от репрессивного наследия СССР, значит, надо совсем прекратить разговоры о репрессиях, а ведь это было сказано им самим в связи с обсуждением применения закона о реабилитации. Значит, следующим шагом надо лишить лиц, которые в том числе незаконно были подвергнуты карательному воздействию со стороны государства, пенсий, пособий и так далее. Так получается. Признать незаконность существования, значит, признать законность попыток уничтожения.

Есть еще одна проблема. Я всегда на это обращаю внимание, когда слышу подобного рода заявления из уст достаточно сильных специалистов — ведь он специалист именно в области Конституционного государственного права. Непонятно, как можно сегодня при таких убеждениях о незаконности создания Советского государства защищать-таки диссертацию в 1990 году о конституционности нормативных актов местных Советов. Если государство было создано незаконно, какая может быть конституционность?

90-й год — это еще существование Советского Союза. Значит, если судья Конституционного суда России придерживается такой позиции, то как честный юрист он должен отказаться от тех регалий, которые были получены в незаконно существовавшем государстве, и стараться зарабатывать те же ученые степени, ученые звания в законно, как надо полагать, созданном государстве.

Из этого заявления следуют очень далекоидущие последствия. А как насчет легитимности самой Российской Федерации? Ведь она появилась в результате именно нарушения Конституции СССР и советских законов существовавшего на тот момент государства, в этом случае не важно, законно оно или незаконно. Но были Конституция СССР, Конституция РСФСР, которые оказались грубым образом нарушены даже не в 91-м году, а в 90-м, когда принимались акты о возможности частной собственности, о возможности нахождения земли в частной собственности. В конце концов, о приоритете закона РСФСР над союзными законами — это архиглупость!

ИА Красная Весна: К чему, в принципе, подобные заявления Арановского могут привести?

Михаил Жаркой: Провокационная роль подобных высказываний, тем более в преддверии 75-летия Победы якобы незаконно созданного государства — это нонсенс. Будем отрицать Победу? Если Советский Союз незаконно создан, то действия других стран следует признать законными, например, стран оси Берлин — Рим — Токио, по ликвидации государства СССР, которое терроризирует если не весь мир, то Европу. Тогда легитимность действий стран «оси» становится очевидной.

Он относительно молодой. Он заканчивал вуз в 1987 году. В том же году юрфак заканчивал и Медведев. Когда Арановский поступил в аспирантуру, он учился там с Медведевым. И это никто не скрывает. Близки они в высказываемых взглядах как-то. Что иногда Дмитрий Анатольевич скажет — не совсем понятно. Напомню известные события: можно ли было заявить «Денег нет, но вы держитесь»? Человек, который находится на вершине власти — и вдруг такие лапидарные заявления. Полагаю, что политик такого масштаба не имеет права подобные вещи говорить.

ИА Красная Весна: Сейчас в России активно обсуждается конституционная реформа. На конец апреля намечено голосование по поправкам в Конституцию. Как вы оцениваете данное событие? Своевременно ли их принимают?

Михаил Жаркой: Я как-то выслушал концептуально сильное заявление Зорькина. Это было на «Кутафинских чтениях» в Москве в 2011 году. Он очень правильно сказал, что, прежде чем менять какие-либо Конституции, надо научиться жить по одной Конституции. Вот конфликт 1993 года: он принципиально состоял не в том, чтобы принять новую Конституцию, а в том, чтобы уметь выполнять предшествующую. Вот тогда уже можно говорить об изменениях. В Конституции России заложен, я бы даже сказал, большой демократический потенциал. Надо уметь его раскрывать. Те поправки, которые сейчас инициированы, они соответствуют конституционному процессу. Насчет своевременно или нет — право динамично. Оно должно поспевать за общественно-политическими процессами. Если это право не поспевает, то тогда получается перестройка. Я в буквальном смысле слова говорю. Перестройка — как разрушительная политика второй половины 80-х годов. Поэтому, на мой взгляд, еще рано говорить, своевременны эти изменения или нет.

Но я хочу сказать, что у меня тоже есть кое-какие мысли, и я бы предложил, например, внести следующую поправку: акцентировать несколько по-другому внимание в вопросе о соотношении прав, свобод и обязанностей граждан Российской Федерации. Я бы предложил вернуться, кстати, к норме, которая имелась в советских конституциях. Сегодня реализация гражданами своим прав ставится в зависимость от того, не нарушается ли реализация права других лиц. А я бы предложил выверенную формулировку, которая соответствует цивилизованному развитию: «Реализация гражданами своих прав неотделима от выполнения своих обязанностей». Права плюс свободы. Права плюс обязанности. Свободы плюс ответственность. Единственная, на мой взгляд, форма цивилизованного поведения.

Есть же другой конституционный процесс внесения поправок: в главы с 3 по 8 включительно. Они четко прописаны в статье 136 Конституции. Однако вы видите, сейчас это инициируется путем всенародного опроса, предполагающего выяснение мнения населения по этой проблеме. Поэтому мне кажется, что это в какой-то степени более демократический путь.