Обзор политических и экономических противоречий в Хабаровском крае на примере завода «Амурсталь»

«Наезд» на Фургала и участие ФАС: обзор ситуации вокруг завода «Амурсталь»

Делами Комсомольского-на-Амуре завода «Амурсталь» на прошедшей неделе заинтересовались уже и в антимонопольной службе. Глава Хабаровского УФАС Елена Клостер заявила, что ею было направлено письмо главе ФАС России Игорю Артемьеву с указанием на то, что губернатор Хабаровского края Сергей Фургал через свою супругу, имеющую 25% доли в «Амурстали», связан с заводом. Но больше всего атимонопольщиков заинтересовал залоговый фонд, создаваемый краевым правительством для предоставления гарантий кредиторам предприятия. Последние, напомним, намерены приостановить кредитование завода после того, как был арестован один из его соучредителей.

«В аффилированном к губернатору и депутатам Закдумы ГК „Торэкс“ проводятся обыски. При этом из СМИ стало известно, что правительством края принято решение создать залоговый фонд для помощи металлургическому заводу. Хабаровское УФАС России в связи с такими обстоятельствами полагает необходимым выдать правительству предостережение о недопустимости нарушения антимонопольного законодательства» — заявила Клостер.

Действительно, телодвижения правительства по спасению предприятия своим вопиющим характером рассеяли все сомнения в прямой материальной заинтересованности некоторых представителей руководства края в делах завода. Создание же фонда на сумму 130 млрд рублей специально для спасения «Амурстали» в ситуации, когда все прочие гибнущие предприятия остаются без столь серьезного внимания со стороны властей, не могло не привлечь внимания профильных ведомств.

Читайте также: В ситуацию вокруг завода «Амурсталь» вмешалась ФАС

О таком подарке противники нынешнего «протестного» губернатора-лдпровца могли только мечтать. Слова же первого заместителя председателя правительства Юрия Золочевского, о том, что он никоим образом не причастен к деятельности завода, сказанные им на специальном совещании в правительстве по спасению завода после обысков в том же правительстве, очевидно, не убеждают никого. А вот его же слова про попытку «рейдерского захвата» предприятия некими «менеджерами среднего звена» заиграли новыми красками.

Жару в плавильном тигле поддал и третий соучредитель предприятия Павел Бальский, о котором ранее не было слышно ничего на фоне развернувшихся событий с арестами и обысками. Супруга губернатора Лариса Стародубова и арестованный Николай Мистрюков имеют по 25% доли предприятия. Бальский же, на правах учредителя, с 2017 года держит оставшуюся 50% долю. Он же фактически осуществил как бы ненавязчивую, но от того не менее болезненную атаку на губернатора Сергея Фургала. Прежде всего, Бальский заявил, что с 2017 года практически не общался ни с кем из соучредителей.

«Все переговоры всегда вел с Сергеем Фургалом, от момента приобретения завода и вплоть до осени этого года, когда мы обсуждали возможность покупки мною их доли или ими — моей для выхода из сложившейся конфликтной ситуации. Де-юре заводом владеет его супруга, но все решения принимал он и все переговоры вел тоже он. В двух компаниях он до настоящего времени является учредителем вместе с Мистрюковым. Остальные компании оформлены на жену. Да и Николай Мистрюков в большей степени сидел, что называется, на хозяйстве, решения принимал именно Фургал», — заявил Павел Бальский.

Он же пролил свет на конфликт, который в течение длительного времени разворачивался между ним и прочими руководителями предприятия. По его словам, он был полностью отстранен от управления заводом и прочими компаниями ГК «Торэкс». По его словам, все решения начали приниматься без его участия, в связи с чем он написал десятки писем с требованиями разъяснить ситуацию, но все они оставались без ответа. Он также отметил, что подобное поведение его партнеров наносит ущерб деятельности и деловой репутации.

Читайте также: Соучредитель «Амурстали»: меняю деньги на руководство заводом

Бальский заявил о готовности под личные гарантии обеспечить 2 млрд рублей для спасения завода вместо «залогового фонда», создаваемого правительством. Однако поставил условие — сменить генерального директора Сергея Кузнецова на «более компетентного управленца». При чем это требование он продавливает уже давно. Совершенно ясно, что в управление заводом Бальский намерен поставить «своего» человека.

После того, как в игру вступила ФАС, шансы на появление такого фонда становятся очень призрачными, а позиция Бальского — выигрышной. Нельзя исключать, что все аресты Николая Мистрюкова и еще троих человек по делу об убийствах пятнадцатилетней давности, являются отражением этого внутреннего конфликта интересов, который теперь был предан огласке. Так совпало, что этот деловой конфликт разворачивается в рамках конфликта политического, поскольку сдавшая свои позиции в крае «Единая Россия» сидеть сложа руки, очевидным образом, не собирается.

Сам же Фургал уверен, что имеет место именно рейдерский захват. В своем интервью «Губернии» он поведал историю о том, как будучи депутатом Госдумы получил задание спасти тогда еще завод «Амурметалл», нашел инвесторов. Те, в свою очередь, получили деньги в банках, но сам Фургал, будучи тогда депутатом, поручителем быть не мог, поэтому им стала его жена Лариса Стародубова. При этом после его избрания на пост губернатора, она якобы отошла от дел и передала свою долю в управление юридической компании, «которая ей раз в три месяца просто отчитывается о делах».

«На вопрос директорам, что у них происходит, мне было сказано, что по всем признакам, по всем мероприятиям, которые проходили по отношению к предприятию, — рейдерский захват. Все признаки налицо. Хабаровские учредители доложили, что они подали заявления в правоохранительные органы по данному факту и ведется расследование», — заявил Фургал, отметив, что никого обвинять при этом не хочет.

Фактически Фургал слово в слово повторил версию, озвученную ранее Золочевским. Только, по всей видимости мы теперь узнали имя того самого «менеджера среднего звена». Сам же губернатор начал давить на один единственный козырь, который у него остался — политическое давление на него через предприятие.

«Я, конечно, не хотел об этом говорить, но что касается политического давления — я его испытываю ровным счетом с 28 сентября 2018 года. Если у кого-то появилась мысль, что давление на меня прекращалось хоть на минуту, — это заблуждение. Я к этому привык», — заявил Фургал.

Безусловно, политическое давление имеет место, но, чтобы оно действовало, нужно чтобы было на что давить. А давить, судя по всему, есть на что. Благо, для давящих, большую часть работы за них делает само правительство вместе с губернатором. Ибо именно они сами подставились по всем фронтам с этим «залоговым фондом спасения». Политическая война после прихода к власти Фургала на протестном голосовании против «Единой России» с ее идиотской пенсионной реформой, была неизбежной.

Подробности ситуации с «Амурсталью»: Рейдерство, обыски и лоббизм: обзор ситуации вокруг завода «Амурсталь»

Фургал и «Амурсталь»
Фургал и «Амурсталь»
Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER