logo
  1. Мироустроительная война
  2. Военная операция Турции против курдов
ИА Красная Весна /

Путин и Эрдоган решили судьбу «Источника мира» и сирийских курдов

Путин и Эрдоган
Путин и Эрдоган
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Вчера в сочинской резиденции президента РФ Бочаров Ручей состоялись переговоры между Владимиром Путиным и турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, посвященные в основном сирийской тематике.

Ключевой темой переговоров стала турецкая операция «Источник мира» на северо-востоке Сирии. 22 октября в 22:00 по Москве подходил срок окончания перемирия, о котором договорились Эрдоган, госсекретарь США Майк Помпео и вице-президент Майк Пенс в ходе визита последних в Анкару в прошлый четверг.

Все 120 выделенных на перемирие часов турецкие политики и военные регулярно напоминали Вашингтону и миру, что перемирие не вечно. И недвусмысленно намекали о продолжении операции, если курдские формирования не будут отведены на 30 км от сирийско-турецкой границы.

При этом в запланированную Анкарой «буферную зону» попадали и критически важные для курдов города Айн-эль-Араб (Кобани) и Камышлы. И было понятно, что Сирийские демократические силы (СДС) не готовы отойти из этих городов, поскольку такие потери для курдов близки к критическим — это территории, на которых курды проживают десятилетия и составляют этническое большинство.

В конце прошлой недели Эрдоган заявил, что решение о продолжении «Источника мира» будет принято после встречи с Путиным в Сочи 22 октября, и мы видим — турецкий президент оказался прав в своем прогнозе.

Переговоры Эрдогана с Путиным оказались еще более длительными и тяжелыми, нежели встреча с Пенсом и Помпео в Анкаре — более чем 6 часов против 5. По их результатам стороны опубликовали меморандум, который может ознаменовать разрешение одного из узловых противоречий всех последних лет сирийского конфликта.

Заявлено, что приграничная зона между сирийскими приграничными городами Тель-Абьяд и Рас-аль-Айн остается под контролем Сирийской национальной армии (СНА, группировка сирийской оппозиции, поддерживаемая Турцией). По сути, за Анкарой будет приграничная зона сирийской земли около 120 километров в длину и, в зависимости от скорости продвижения за время «Источника мира», до нескольких десятков километров в глубину (максимально — 32 км). Это Эрдоган на переговорах с Путиным отстоял.

Операция «Источник мира» прекращается. В 12:00 23 октября начинается отвод курдских формирований на расстояние 30 км от турецко-сирийской границы, на эту операцию отводится 150 часов. Вместо них границу с сирийской стороны занимают подразделения Сирийской арабской армии, и гарантом выступает Россия — поддерживать сирийцев будет военная полиция (ВП) ВС РФ. Отдельно уточнено, что курдские формирования и их вооружение должны быть выведены из знаковых городов Манбидж и Телль-Рифат (в документе названы Мэнбидж и Таль Рифат).

После окончания 150 часов, отмеренных на вывод курдов из тридцатикилометровой приграничной зоны, турецкая армия и военная полиция ВС РФ начинают совместное патрулирование. Оно будет производиться в десятикилометровой приграничной зоне западнее и восточнее территории, которую протурецкие формирования и турецкая армия успели занять в ходе «Источника мира».

Важно, что в зону патрулирования не попадает город Камышлы, то есть турок в ключевой для курдов город не пустят. Вполне вероятно — чтобы избежать возможных провокаций против турецких солдат со стороны курдов. Но другой значимый для курдов город — Кобани — не отмечен в качестве исключения, а значит, российско-турецкие патрули будут его посещать.

Подчеркнуто, что Россия и Турция сознают важность сирийско-турецких Аданских соглашений от 1998 года, и Российская Федерация будет стремиться к реализации этого договора в современных условиях.

Остальные пункты меморандума либо подтверждают сказанное ранее, либо являются дежурными, как заверения обеих сторон о принятии мер по предотвращению инфильтрации террористов.

В чём же важность этой встречи и этих соглашений? Заметим, что в тексте документа ни слова не говорится о США и американских войсках. Не звучит в них и ничего об Иране. И не может звучать — ведь речь идет об отношениях между двумя государствами, а все остальное находится вне рамок международного законодательства.

Хотя все участники сирийского конфликта (не только Москва и Анкара) постоянно подчеркивают, что привержены сохранению территориальной целостности Сирийской Арабской Республики (САР), Эрдоган за эти 6 часов сумел оставить за Турцией территории, которые под власть Дамаска не вернутся. По крайней мере пока.

Де-факто это означает, что Турция получит на неопределенное время еще один приграничный район Сирии, в дополнение к занятым в ходе операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» району вокруг города Азаз и Африну.

Кроме того, Анкара под гарантии России — ведь всем ясно, что гарантом выступает Москва, а не Дамаск — получит давно желанное: курды покинут приграничные с Турцией территории и лишатся существенной части своей самостоятельности. Но о курдах позже.

Занятые в ходе «Источника мира» территории явно совершенно недостаточны для переселения даже миллиона сирийских беженцев с турецкой территории, не говоря уже о заявленных Анкарой 3,6 млн. Но хотя бы частично эта проблема будет решаться.

Зато на эти территории можно вывести все подконтрольные Турции формирования сирийской «умеренной оппозиции», что позволит приступить к решению проблемы Идлиба, где останется только «Хайят Тахрир аш-Шам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

К слову, Асад 22 октября побывал на линии фронта в идлибском городе Аль-Хобейт и встретился там с самым известным сирийским военачальником последних лет — генералом Хасаном Сухейлом.

Теперь к курдскому вопросу — все стороны конфликта решили вопросы с территориями восточнее Евфрата за счет лишения курдов надежд на внесирийскую самостоятельность.

После начала «Источника мира», когда выяснилось, что Вашингтон не будет оказывать курдам не то что военную, а даже действительно весомую дипломатическую поддержку, вопрос для сирийских курдов встал ребром.

Быстро стало понятно, что без помощи со стороны они не смогут оказать Турции и протурецкой оппозиции достаточного сопротивления. И выбор у курдских лидеров незавиден.

Либо оккупация их ключевых территорий Турцией, руководство которой многократно заявляло о желании переселить в этот регион очень большие массы арабских беженцев. Либо соглашение с Дамаском, который никакого «свободного Курдистана» не допустит. Но, по крайней мере, не претендует на изменение этнического состава региона. И, добавим, никогда не претендовал.

Уже имея перед глазами пример Африна, курдские лидеры которого долгое время пытались выторговать у Дамаска и Хмеймима (Москвы) чрезмерные уступки перед лицом турецкого вторжения и в результате потеряли всё, курды северо-востока Сирии оказались более договороспособными.

При этом в документе имеется отсылка к Аданскому соглашению — согласно нему Сирия и Турция в существенной степени солидаризируются в недопущении усиления курдов.

Нельзя не отдать должное позиции России. Можно объяснить исключение Камышлы из зоны росскийско-турецкого патрулирования банальной прагматикой, о которой сказано выше — для недопущения провокаций. Но можно и предположить, что Москва постаралась по возможности учесть стремления всех участников конфликта.

Вероятно, именно скрупулезность в учете, сверке и, по возможности, реализации интересов всех сторон и стала одной из причин такой длительности переговоров лидеров России и Турции.

Открытым остается вопрос о том, чем в реальности закончится нынешнее сокращение американского присутствия в Сирии. Неясно, уйдут ли американцы из Сирии совсем или оставят контингент, который поможет курдам сохранить контроль над нефтяными месторождениями, о чем заявил действующий глава Пентагона Марк Эспер.

Кроме того, Дональд Трамп вчера согласился выделить 4,5 миллиона долларов печально известным сирийским «Белым каскам». Учитывая характер нынешнего обитателя Белого дома — а Трамп очень не любит тратить деньги попусту, новость о решении финансировать «Белые каски» появилась очень вовремя.

Наконец, об Иране. Тегеран осудил проведение Турцией военной операции. И перед переговорами с Путиным, Эрдоган заявил, что эти заявления из Ирана «неприятно слышать», но это говорит не президент Ирана Хасан Рухани, и он бы желал, чтобы Рухани «попросил их замолчать».

Ирану важно усиление Дамаска, а по результату переговоров в Сочи такое резкое усиление подтверждено уже не только устными, но и письменными договоренностями. При этом ставка на курдов чужда Ирану также, как и Дамаску.

Разумеется, невозможно утверждать, что 22 октября Путин и Эрдоган разом решили все проблемы очень сложного региона. Однако созданы условия для некоторой стабилизации отношений между Анкарой и Дамаском. А это одна из самых непростых задач нынешней ближневосточной дипломатии.