Ошибок власти после принятия единого регистра не избежать, утечек тоже. Законопроект обсуждался недостаточно

Закон о едином регистре — сырой, ошибки будут. Интервью с сенатором РФ

Принятый в третьем чтении законопроект о едином федеральном информационном регистре вызывает много вопросов у граждан России. Звучат мнения и простых людей, и экспертов, что предлагаемые изменения делают мир все более похожим на антиутопии Оруэлла и Хаксли.

«Трудное решение» 1966 год холст, масло
«Трудное решение» 1966 год холст, масло
Изображение: Александр Дейнека deineka.ru

Законодательную инициативу прокомментировал первый зампред комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Франц Клинцевич в интервью ИА Красная Весна.

ИА Красная Весна: Франц Адамович, здравствуйте. Народ возмущен предлагаемой правительством цифровизацией. Мы бы хотели узнать Ваше мнение насчет принимаемого законопроекта.

Франц Клинцевич: Скажите, а чем возмущен народ?

ИА Красная Весна: В первую очередь, что данные о человеке отовсюду, в том числе и из соцсетей, будут собраны в одном месте. Безопасность данных — вопрос очень сложный. Если данные утекут, то это будет грозить даже безопасности страны. Это же могут быть данные на людей, которые, в частности, служат. Лично мне этот сбор данных напомнил «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли, где каждый шаг твой отслеживается. Народ уже окрестил это метафорой «электронный концлагерь».

Франц Клинцевич: Вы знаете, Вы с постановкой вопроса правы, но не с учетом того, как государство планирует сделать так, чтоб утечка не произошла. Вы правы в том, что в нашей стране мы уже не раз слышали от исполнительной власти, что чего-то не будет. А это происходило. Вот даже у меня телефон корпоративный, я — сенатор, но я часто получаю всякую информацию, звонки, когда мне предлагают унитазы и прочее. Но это же не должно быть! Согласно закону, никто из тех, кто системно хочет получить доступ к неким телефонам, не должен иметь возможность получить мой телефон, если я ему сам не дал.

Это вызывает озабоченность, и Вы очень правильно ставите вопросы изначально. Я считаю важным, что возникает эта дискуссия. Вам спасибо за это. С другой стороны, Вы абсолютно правы в том, что есть люди, связанные с закрытой сферой деятельности: военнослужащие, правоохранители, спецслужбы. И эта информация должна быть абсолютно закрыта. Но мы даже из кино видим, как во всем мире это проводится, когда серьезных агентов, которых так или иначе цифровизуют, потом преследуют какие-то бандиты, получившие доступ к их данным. Это очень большая проблема.

Сегодня в нашем комитете вопросами информационной и электронной безопасности занимается первый зам — Кожин Владимир Игоревич. Он очень давно уже и очень остро поднимает вопросы, которые Вы сейчас задали.

Но с другой стороны, мы живем в XXI веке, и весь мир так живет. Нам изменить эту ситуацию нельзя. Что бы как бы ни было, наступит такой момент, когда информацию о любом нашем шаге те, кому положено, смогут через эту информационную систему получить.

Я всегда в данном случае примеряю все на себя. Я исхожу в том числе из своего ощущения обычного гражданина. Честно Вам скажу, вот я — сенатор, если вдруг в силу каких-то обстоятельств кто-то хочет понаблюдать за мной, меня не волнует это, потому что я не делаю ничего противозаконного. Я не делаю того, за что мне надо стесняться, прятаться и так далее.

Уйти от этой системы уже нельзя. Если мы ее запустим, то мы будем находиться в этом тотальном информационном контенте, когда мы можем о любом другом человеке получить любую информацию. С точки зрения правоохранителей и того, как развивается наше общество, возможно, так и надо делать. Если возникла необходимость, кому положено, у него должна быть возможность достать эту информацию и воспользоваться ей.

Ну чего беспокоиться моему водителю Александру или Денису, которые очень порядочные молодые симпатичные люди? Ну чего беспокоиться им, если я ни о чем не беспокоюсь?

ИА Красная Весна: Франц Адамович, но ведь и сейчас правоохранительные органы могут обратиться в банк, в другие государственные структуры, могут залезть в соцсети, они и так могут собрать всю информацию о человеке. У правоохранительных органов проблем в этом нет. Когда же вся информация будет лежать где-то, она будет общедоступна. В частности, она может стать доступна и для врагов.

Франц Клинцевич: Вот здесь я с Вами полностью согласен, но это уже другой вопрос. Мы с Вами обсуждаем вопрос создания системы, которая облегчит нам жизнь, без которой мы уже сейчас не сможем жить. Так уже полмира живет.

Другой вопрос, что должна быть ответственность и в законе должно быть прописано, что если вдруг кто-то, в силу каких-то обстоятельств нашел эту информацию и воспользовался против гражданина, то там должны полететь масса голов. И в то же время должна быть создана такая система, чтобы на уровне обычного обывателя или даже талантливого преступника такую информацию он не мог достать.

Когда мы обсуждали у себя в комитете вопрос, который Вы сейчас поднимаете, мы увидели другую проблему. Она заключается в том, что создается вся эта система не на программном обеспечении и не на базе наших программ и железа. А используется какие-то иностранные носители. Вот это самая большая проблема! Я Вас смею заверить: если это будет делаться на зарубежных компонентах, мы это не позволим. Это должна быть чисто российская разработка, российские умы, российское железо и российское программное обеспечение.

ИА Красная Весна: Возникает еще важный философский вопрос. Когда собрана такая информация о человеке, логичный следующий шаг — включить какие-то автоматические алгоритмы классификации, контроля и даже управления людьми. Все больше и больше из управления будет исключаться человек как субъект управления, который будет замещаться программным обеспечением. Не может ли это в конечном итоге привести к тому, что управлять жизнью уже будут не люди, а искусственный интеллект?

Франц Клинцевич: Это не философский вопрос. Думаю, Вы слышали недавнее выступление президента насчет того, что мы вынуждены сегодня заниматься искусственным интеллектом, потому что весь мир этим занимается. Это может привести к серьезным изменениям.

Как любитель фантастики, я могу привести примеры из массы художественных произведений, в которых эта проблема в философском, нравственном, духовном аспекте раскрывается. Когда роль искусственного интеллекта привела к тому, что создатель оказался рабом и, в конечном итоге, погиб по вине вышедшего из подчинения искусственного интеллекта. Тут много всяких нюансов. Мы постепенно будем приходить к правильному пониманию проблемы. Наверное, столкнемся и с ошибками. Но мы уже этого не избежим. Хотя, тема, которую Вы поднимаете, правильная, своевременная и очень нужная. Ее нужно обсуждать, в том числе в экспертном сообществе людей, которые уже имеют этот опыт, которые работают над созданием искусственного интеллекта.

Здесь есть очень много нюансов. Но все равно, этого не избежать. Ваши дети какому-то другому сенатору будут задавать аналогичные вопросы уже по возникшим проблемам с искусственным интеллектом и по возможным корректировкам. На самом деле, эта тема очень широкая и серьезная. Пока что она так остро не стоит. А для того, чтоб мы могли функционировать, взаимодействовать, запускать эту систему нужно. Тем более, что последние события в мире, связанные с пандемией, требуют перехода к этой теме. Мы без нее не справимся.

ИА Красная Весна: На Ваш взгляд, достаточно ли широко обсуждался этот законопроект? У нас сложилось впечатление, что он принимается второпях. Недостаточно опросили экспертное сообщество. Недостаточно информировали граждан России об этом законе.

Франц Клинцевич: Он обсуждался. В сетях его обсуждали. Но Вы правы в том, что надо было провести не один круглый стол и посвятить этому не одно более детальное обсуждение, чтобы специалисты ответили на все серьезные вопросы, которые Вы сегодня задали мне. Все-таки, я не специалист в данной области. И я оперирую больше тенденциями и теми общими знаниями, которыми я владею. Я интуитивно понимаю, что закон необходимо принимать, но на конкретные вопросы, которые Вы задали, я не смогу дать ответ. Наверное я мог бы с Вами согласиться, что закон обсуждался недостаточно, но в то же время его надо принимать и этот механизм запускать. А ошибки будут.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, стоит ли отложить принятие закона, чтобы еще шире его обсудить? Или его надо принять прямо сейчас?

Франц Клинцевич: Его надо принимать. Чем раньше примем закон, тем меньше будет ошибок. У нас нет времени на промедление. Мы должны идти в ногу с миром. По вопросам безопасности и закрытия информации от тех, кому не положено, мне кажется, у нас уже есть достаточно серьезные наработки и мы справимся как государство и с этой проблемой.

ИА Красная Весна: Поскольку я по образованию программист, я представляю, сколько ошибок будет в программном обеспечении. Конечно, со временем они будут исправляться. Но за этот период могут произойти утечки.

Франц Клинцевич: Они будут! Вы правы. Мы не избежим этого. Я это тоже понимаю, хоть и не программист. Я уверен, что Ваши вопросы в этой сдержанной корректной форме обоснованы. Я Вам честно скажу: то, как они поставлены, мне понравилось. Я очень жалею, разговаривая с Вами, что я не являюсь специалистом в этой области и не могу более детально обсудить эту тему. Я сказал, как я знаю, как я понимаю. Только на уровне тенденций.

ИА Красная Весна: Производители российских процессоров пока сталкиваются с определенными сложностями внедрения своих разработок даже в государственный сектор, где наличие именно российской электроники важно с точки зрения безопасности. У меня в связи с этим вопрос, есть ли силы, которые не позволят перейти на эту систему сбора данных, пока аппаратное обеспечение не будет российским?

Франц Клинцевич: Я здесь уверен. Это в законе будет обязательно. Законопроект и так уже предусматривает эти вещи. И железо и программы обязательно должны быть российскими. Чтоб быть разумным оптимистом, хочу привести пример: в центре управления вооруженными силами России стоят два суперкомпьютера, которые поставлены более десяти лет назад — это полностью отечественная разработка. Сегодня мы много чего добились, у нас много что есть. Наши ученые справятся с этой задачей.

ИА Красная Весна: Спасибо за Ваше мнение.

«Трудное решение» 1966 год холст, масло
«Трудное решение» 1966 год холст, масло
Изображение: Александр Дейнека
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER