logo
  1. Социальная война
  2. Социологические исследования
Аналитика,
Под «социальным государством» респонденты понимают «государство, ориентированное на людей», а не государство, ориентированное само на себя, неподконтрольное рядовым гражданам

Социолог: «социальное государство» противопоставлено «антинародному»

Елена ФилипповаЕлена Филиппова
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Прошел уже месяц с момента, как 9 августа была опубликована первая часть отчета беспрецедентного по своему охвату (более 85 тыс респондентов) социологического исследования АКСИО-8, целью которого было изучение мнения жителей России о пенсионной реформе и о ее возможных последствиях.

Тем не менее его обсуждение практически не ведется в публичном пространстве, и словно бы такая важная информация об обществе, в котором мы живем, оказалась не у дел. Может быть, его результаты попросту слишком сложны и непонятны, и требуется помощь экспертного сообщества, которое могло бы разъяснить информацию, приведенную в отчетах?

Чтобы лучше разобраться в полученных результатах, корреспондент ИА Красная Весна побеседовал с Еленой Филипповой, преподавателем кафедры философии и социальных наук Мурманского арктического государственного университета.

Корр.: У многих вызывает удивление большая выборка, полученная в ходе опроса, и методы исследования. Согласны ли вы с методикой проведения опроса?

Елена: Цель опроса — изучить общественное мнение населения страны по ряду вопросов. Все уважаемые центры изучения общественного мнения (как, условно говоря, провластные — например, ВЦИОМ, так и так называемые независимые — «Левада-Центр», ФОМ) делают выводы об общественном мнении россиян на основе выборки объемом 2000 человек. Рассматриваемый нами опрос охватил огромное количество населения, на порядок превосходящее этот стандартный объем выборки.

С учетом того, что анкета немаленькая, неясно, как это вообще удалось осуществить: очевидно, что респондентам неудобно самим заполнять анкету на улице. Обычно уличный опрос проводится в форме интервьюирования. Вопросы зачитываются вслух, опросный лист заполняется исследователем со слов респондента. В тексте анализа указано, что самозаполнение было выбрано намеренно, для минимизации «эффекта интервьюера».

Опрос АКСИО в КировеОпрос АКСИО в Кирове

«Опрос проводился с помощью анкеты для самозаполнения. То есть респонденты получали анкету и должны были самостоятельно ответить на все вопросы — в меру своего понимания и вопросов, и ответов. Активистам АКСИО было строго запрещено что-то дополнительно объяснять респондентам. Таким образом, какое-либо влияние проводивших опрос активистов на мнение опрошенных было практически исключено», — АКСИО-8. Состояние умов

Корр.: А что можете сказать насчет качества выборки?

Елена: Выборка выстроена грамотно и обоснованно, процедура обработки и анализа данных описана подробно и нареканий не вызывает. Так называемый «ремонт выборки» — стандартная и необходимая процедура. Все вопросы, касающиеся социально-демографических характеристик опрошенных, равно как и их интерпретация, нареканий не вызывают.

Корр.: Насколько критично отсутствие в выборке действительно богатых людей?

Елена: Сверхбогатые люди, скорее всего, не присутствуют ни в каком опросе общественного мнения. С учетом соотношения доли таких людей с основной массой населения их отсутствием можно пренебречь, так как они не формируют как таковое общественное мнение, представляя сравнительно узкую и замкнутую группу (как верно указано в тексте анализа, присоединяюсь к этому).

Корр.: Как бы вы объяснили, что большинство респондентов даже из тех категорий граждан, которые являются достаточно обеспеченными, имеют собственный бизнес и в принципе не нуждаются в социальной защите, тем не менее выступают за социал-демократию или коммунизм?

Елена: В самой формулировке вопроса 9 «в помощь» респонденту написано: «Социальное государство — заботящееся о достойной жизни граждан и их свободном развитии». Как видим, не говорится ничего о помощи конкретно малоимущим, «социальной помощи», «социальной защите». Можно предположить, что под «социальным государством» респонденты понимают «государство, ориентированное на людей», а не государство, ориентированное само на себя, неподконтрольное рядовым гражданам. То есть в сознании респондентов «социальное государство» противопоставлено «антинародному».

Если исходить из данной предпосылки, распределение ответов становится логичным. Вне зависимости от дохода опрошенные чувствуют неуверенность, сомневаются в готовности (желании) государства обеспечить им достойную жизнь. Богатые пребывают всё-таки не в вакууме, а в той же правовой, экономической, политической, инфраструктурной среде, что и прочие граждане, просто могут себе позволить бо́льшие расходы.

Если эта среда агрессивна, не отвечает или слабо отвечает задачам «свободного развития» граждан, то в ней неуверенно чувствуют себя все, и бедные, и богатые, и бюджетники, и предприниматели. Собственно, это подтверждается распределениями ответов на другой вопрос, об отношении власти к народу — № 13 (таблица 10 и рисунок 18).

Корр.: А как вы смотрите на то, что довольно много людей ответили, что хотели бы жить при рабовладении, фашизме? Не рабами ведь они хотят быть?

Елена: Видимо, рабовладельцами. В перечне указываются варианты с очевидно отрицательными, отталкивающими пояснениями в скобках: рабовладение, феодализм, дикий капитализм, фашизм. И два привлекательно охарактеризованных: социал-демократия и социализм. Они предсказуемо и получили большинство голосов. Очень странно, что эти несколько явно неадекватных вариантов кто-то вообще выбирал, пусть и немногие.

Корр.: По результатам видно, что властью в целом не удовлетворены все группы населения. Удовлетворенность немного выше у младшего поколения и пенсионеров, но в целом и они явным образом недовольны. Это совпадает с вашим представлением о действительности?

Елена: Полагаю, что само распределение ответов верное и приведенный в отчете комментарий отражает реальную ситуацию. Выводы о наличии в обществе антивластного консенсуса считаю целиком обоснованными.

Корр.: Расскажите подробнее о своем видении.

Елена: Мне кажется, антивластный консенсус очевиден: собственно, «вертикаль» поддерживает сама себя, правящий класс замкнулся в касту — не в плане несменяемости отдельных представителей власти (губернаторов, министров и пр.), которых как раз легко заменить в случае, если станут неугодными, а в плане того, что он неподотчетен гражданам, не заинтересован в обратной связи с ними, блокирует обратную связь.

Корр.: А в чём вы видите причину того, что довольно мало людей обвиняет в принятии пенсионной реформы региональные власти?

Елена: Региональные власти не рассматриваются населением как нечто самостоятельное, они выступают лишь проводниками федеральной политики. На мой взгляд, это распространенное представление соответствует реальной ситуации.

«Очень характерно, что региональные власти не попали в список ответственных за пенсионную реформу. То есть разлитое в обществе недовольство властью адресовано именно федеральной власти — президенту, правительству и центральной власти в целом, которые вместе стянули на себя 84% общественного недовольства», — АКСИО-8. Отпадение народа от государства

Елена: В целом могу сказать, что, на мой взгляд, приведенные общие выводы по исследованию обоснованны, поскольку базируются на анализе эмпирической реальности — той ситуации, которая сложилась в стране.