Визит главы национальной обороны Китая в Иран — событие серьезное

Что задумал Пекин? Это беспрецедентно — минобороны КНР наведался в Иран

Изображение: Джузеппе Кастильоне. Император Цяньлун в церемониальных доспехах на коне (фрагмент). 1758
Искусство Китая династии Цин
Искусство Китая династии Цин
Искусство Китая династии Цин

27 апреля министра национальной обороны Китая генерала Вэй Фэнхэ в присутствии большой китайской делегации торжественно встретили в Тегеране. Министр провел переговоры со своим иранским коллегой бригадным генералом Мохаммадом Резой Аштиани и с начальником штаба иранской армии генерал-майором Мохаммадом Багери. Военную делегацию Китая также принял президент страны Ибрагим Раиси.

Китай и Иран обсуждали расширение военно-технологического сотрудничества на фоне эскалации противостояния с Западом и конфликта на Украине. В итоге стороны подписали новое рамочное военно-стратегическое соглашение.

Министр обороны КНР Вэй Фэнхэ заявил о готовности Народно-освободительной армии Китая вместе с Ираном не только поддерживать «государственный суверенитет и национальное достоинство Ирана», но стабильность во всем мире.

В основе иранско-китайского сближения лежит то, что президент Ирана назвал «совместной борьбой с юнилатерализмом», то есть безусловным доминированием Запада в мире.

Визит главы национальной обороны Китая в Иран — событие серьезное, и идет оно четко в развитии ирано-китайских стратегических отношений. Вэй является самым высокопоставленным китайским чиновником, посетившим Иран с тех пор, как обе стороны подписали 25-летнее всеобъемлющее соглашение о сотрудничестве в прошлом году для дальнейшего улучшения двусторонних связей.

История отношений

Санкции Запада против Ирана были введены после исламской революции 1979 года. Каждая новая волна добавляла санкции и рушила экономику Ирана. В 2006–2010 годах ООН ввела запрет на экспорт оружия, ввоз ядерных материалов и оборудования для ядерной промышленности. В 2010–2012 годах Иран был почти полностью изолирован от мировой финансовой системы и был введен запрет на экспорт нефти.

Иран — третья страна в мире по запасам нефти. До санкций 80% дохода шло именно от ее экспорта. Из-за санкций за последние 10 лет среднегодовой рост ВВП составил всего 0,58%. ВВП Ирана на душу населения за 2012–2020 годы снизился почти на 70%.

Попав под санкции, Иран весь свой экспорт перенаправил в Азию, преимущественно в Китай, который и стал для Ирана главным торговым партнером. Сотрудничество с Китаем с тех пор имеет очень важное значение для Ирана.

Более пяти лет назад Иран и Китай начали готовить стратегическое соглашение на следующие 25 лет. Это соглашение предполагает некоторые гарантии для обеих сторон на очень долгий период времени.

Стратегическое соглашение с Китаем является секретным, поэтому большая часть элиты страны не знает содержания этого документа. Это часто является причиной критики верховной власти и обвинений о том, что соглашение является крайне невыгодным для Ирана.

Условия 25-летнего соглашения

27 марта 2021 года в Тегеране Китай и Иран подписали соглашение о 25-летнем партнерстве между двумя странами. По мнению экспертов, основные положения соглашения Китая и Ирана не изменились за тот период, пока шло согласование текста. Поэтому крупные западные СМИ при рассмотрении условий соглашения опираются на текст попавшего к ним черновика, подготовленный еще в 2016 году.

The New York Times в июле 2020 года сообщила, что получила 18-страничный черновик соглашения Ирана с Китаем. Главное в нем — китайское инвестирование в Иран $400 млрд. Соглашение значительно расширяет экономическое присутствие Китая в иранской банковской сфере, телекоммуникациях, портах, железных дорогах и десятках других проектов. В обмен на инвестиции Китаю гарантировано получение регулярных и со значительной скидкой поставок нефти в течение 25 лет.

В документе также обозначено углубление военного сотрудничества, потенциально дающее Китаю опору в регионе. В нем содержится призыв к совместным тренировкам и учениям, совместным исследованиям и разработке оружия, а также обмену разведданными — и все это для борьбы «с терроризмом, торговлей наркотиками и людьми, и трансграничными преступлениями».

Соглашение делает возможной большую вовлеченность Китая в работу иранских портов, в том числе вдоль побережья Оманского моря. Один из стратегически важных портов находится в Джаске, недалеко от Ормузского пролива, входа в Персидский залив. Нахождение там дало бы китайцам стратегическую точку обзора на водах, через которые проходит большая часть мировой нефти.

Этот проход имеет решающее стратегическое значение для США, штаб-квартира Пятого флота ВМС которых находится в Бахрейне, в Персидском заливе.

Как уточняет The Times в сентябре 2020 года, в рамках соглашения Китай будет инвестировать $280 млрд в развитие нефтегазовой и нефтехимической отраслей промышленности Ирана. Ирано-китайское соглашение разрешает размещение 5 тыс. военнослужащих Народно-освободительной армии Китая на иранской территории с возможностью увеличения численности персонала для охраны и обеспечения безопасности транзита нефти, газа и продукции нефтехимии в Китай.

Цели встречи

Китай в последние месяцы резко нарастил объем закупок все еще санкционной иранской нефти, несмотря на то, что она сейчас стала дороже российской. При этом объемы закупки российской нефти Китай на аналогичные объемы снижает.

Как отмечает эксперт по Китаю Николай Вавилов, «в Китае поменялась общая стратегия отношений с подсанкционными странами, а события февраля-марта в России — это лишь частный случай некоей новой парадигмы в КНР, когда торгово-экономические отношения с антиамериканским контуром расширяются вне зависимости от позиции США, это новая глобальная торгово-экономическая политика КНР». Он отмечает, что вероятно, что Китай также ведет с Ираном переговоры о переходе на юань в торговле нефтью.

Как пишет The Wall Street Journal, в последние месяцы Иран начал тестовые перезапуски береговых скважин нефти, которые годами простаивали из-за санкций. «Мы будем готовы продавать больше нефти», — сказал иранский чиновник. Цель состояла в том, чтобы существенно увеличить производство, чтобы иметь возможность экспортировать дополнительно 1 миллион баррелей нефти в день, как только санкции будут сняты, заявили официальные лица.

При этом The Times отмечает, что Китай укрепляет свои военные связи с Ираном до «беспрецедентного» уровня, поскольку Пекин готовится к возможному противостоянию с Вашингтоном.

Хуа Лиминг, бывший посол Китая в Иране, отметила в интервью Global Times, что Китай и Иран становятся ближе из-за США. «И Китай, и Иран являются целями гегемонии США. Я думаю, что это самый важный общий интерес между двумя странами», — сказала Хуа. Она назвала военные связи и сотрудничество Китая с Ираном «беспрецедентными».

Как пишет директор Института международных политических и экономических стратегий Елена Панина, визит Китая направлен также на упреждение действий США и возможное снятие санкций. По ее мнению, теневая причина визита генерал Вэй Фэнхэ в Тегеран — это решение с Ираном вопроса гарантий сохранения поставок иранской нефти.

«Китай понимает, что поддерживать альянс с Ираном только на уровне сотрудничества военных ведомств и только на двусторонней торговле энергоресурсами будет сложно. Так на первый план выходит инвестиционное сотрудничество, в чем остро нуждается Иран», — считает эксперт. То есть речь идет о реализации условий 25-летнего договора.

Если положиться на черновик этого соглашения, добытый The New York Times в 2020 году, то становится понятным, что в условиях реального противостояния с США Иран остается для Китая стратегически важной опорой. И что военное сотрудничество с таким партнером даст Китаю очень нужные в такой момент преимущества — и военные, и экономические. Однако готов ли будет Иран согласиться на такое китайское присутствие, если санкции с него будут сняты?

Сегодня кризис на Украине, ядерная сделка и стратегическое партнерство Ирана и Китая сплелись в один узел, который не позволяет решить ни один из этих вопросов в отрыве от остальных.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER