logo
Статья
/ Сергей Кургинян
Тема кельтского креста тянется из язычества в христианство дотамплиерской эпохи.
Оттуда — в христианство тамплиерской эпохи. Оттуда — в посттамплиерское Средневековье.
Оттуда — во Францию эпохи Великой французской революции. Оттуда — в эпоху Второй мировой войны, и оттуда — в современный неонацизм. Нитка очень длинная, ошеломляющая в своей очевидности

Судьба гуманизма в XXI столетии

Религия показывает Карлу Леопольду лотарингский крест. 1703–1704Религия показывает Карлу Леопольду лотарингский крест. 1703–1704

Обращения к кельтскому наследию — как к культурному, так и к метафизическому — обладают поразительной исторической живучестью. Проходят века и даже тысячелетия, и на тебе — вновь кельтская тема. Причем такая живучесть разноплановых обращений к кельтскому наследству имеет место не потому, что кельты как народ обладают могучей способностью к продлению своей исторической жизни. Кельтская жизнь как-то теплится в определенных сообществах. Но эти сообщества никак нельзя назвать могучими в обычном смысле слова. Они не продлевают мощной государственной жизни. Да и их численность крайне невелика. Поэтому обращения к кельтскому наследству черпают свою историческую живучесть не из обычных форм этнополитического могущества, а из какого-то другого источника. И уже сама проблема обнаружения такого источника могла бы при желании быть предметом научных исследований, проводимых крупными коллективами долгое время. Причем она могла бы стать предметом очень горячего интереса для крайне пытливых и компетентных исследователей.

Но лично я не обнаружил никаких следов такого долговременного сосредоточенного исследовательского интереса. И, скорее всего, этих следов просто не существует. А вот обращения к кельтскому наследству существуют.

Не могу сказать, что они относятся к числу тех обращений, которые осуществляются постоянно. Нет, такие обращения происходят достаточно редко. Но есть народная присказка «редко, да метко». И она полностью оправдывает себя в том, что касается обращений к этому самому кельтскому наследству. Обладающему такой исторической живучестью, которая, с одной стороны, загадочна (по причине не слишком большой этнополитической весомости реального кельтского фактора), а с другой стороны, абсолютно несомненна.

Давайте попытаемся хотя бы перечислить эти несомненные обращения. Причем перечислять мы их будем не в историческом порядке, а в связи с их совокупным значением, во многом определяемом и собственно политической актуальностью этих обращений. Ведь весь смысл этого исследования в том, чтобы сочетать историко-культурологические размышления по поводу того, что автор «Руслана и Людмилы» назвал «Дела давно минувших дней, Преданья старины глубокой», и эту самую политическую актуальность, будь она неладна.

Это фрагмент статьи из газеты «Суть времени»

Полная версия будет опубликована через 16 дней. Чтобы получить доступ к материалу сейчас, вы можете оформить подписку.

Оформить подписку на газету «Суть времени»

Купить выпуск в электронном виде

Купить материал в электронном виде