logo
Отклик

К статье Юрия Бялого «Пенсионный фарс — 2018» в № 284

Пенсионные реформы Украины на поводке у МВФ

Якоб де Гейн II после Карела ван Мандера I. Аллегория правительства инфантильного короля. 1588Якоб де Гейн II после Карела ван Мандера I. Аллегория правительства инфантильного короля. 1588

Состояние Пенсионного фонда Украины в последние годы уверенно приближалось к катастрофическому. Иначе и быть не могло. Стареющее население (демографический кризис 90-х Украину тоже не обошел) и падающая экономика (куда там России!) вкупе с рабочей миграцией на уровне, угрожающем государственной безопасности, — это лишь часть причин. Коррупция и воровство — другая их часть. В результате дефицит Пенсионного фонда достиг в 2018 году 5 миллиардов долларов, что для Украины — громадные деньги. Причем этот дефицит был лишь чуть меньше в предыдущем и еще чуть меньше в 2016 году — одним словом, набегает.

Проблемы Пенсионного фонда Украины начались не с Майдана. Еще при Януковиче проблема пенсий очень активно решалась. Закон о повышении возраста выхода на пенсию несколько раз выносился на обсуждение парламента и отвергался из-за серьезного противодействия оппозиции. Решение удалось провести летом 2011 года, во время летних отпусков и после начала суда над лидером оппозиции, Юлией Тимошенко. В тот момент деморализованная оппозиция не смогла организовать массовых народных протестов, а профсоюзы Украины всегда слишком зависели от работодателей, чтобы представлять серьезную силу. Помогло правительству и то, что изначально реформа затрагивала лишь пенсионеров-женщин: о повышении возраста выхода на пенсию для мужчин речь не шла. Из политиков дороже всего это решение обошлось С. Тигипко, кандидату в президенты, бывшему тогда министром социальной политики, который публично поддерживал пенсионную реформу. Его рейтинг за год снизился с 8% до 3%. Правда, на тот момент С. Тигипко уже договорился о вхождении в руководство Партии регионов и расформировал свою собственную партию «Сильная Украина».

Согласно пенсионной реформе Януковича, женщины, родившиеся после 1961 года, выйдут на пенсию в 60 лет. Однако дефицит Пенсионного фонда Украины все равно продолжал увеличиваться — с 15% в 2011 году до 40% в 2018-м. Поэтому новой «власти» пришлось продолжить пенсионную реформу в еще больших масштабах, но замаскировав ее сущность от народа.

Практика сокрытия старых грязных дел за новыми терминами, используемая со времен Майдана, полностью была применена и в «осовремененной» украинской пенсионной реформе. Возраст выхода на пенсию оставили прежним, выставили это как большое достижение и здорово на этом пропиарились. Но зато ввели понятие стажа и привязали выплату пенсий к нему, а не к возрасту. То есть в результате на пенсию действительно можно выйти в 60 лет, но вот получить пенсионные выплаты не выйдет, если стаж работы меньше установленного законом.

Эта манипуляция понадобилась, чтобы удовлетворить требования МВФ о недопустимости траты финансовой помощи через другие статьи бюджета на выплату пенсий. Поскольку в Фонде словам украинских политиков уже никто не верит, то от правительства потребовали внести изменения в законы, чтобы сделать Пенсионный фонд бездефицитным. Похоже, внесенные изменения удовлетворили миссию Фонда, о чем глава МВФ и заявил прессе — мол, сначала у нас были опасения, но теперь видим, что вы справились.

Отсутствие широких протестов не стоит принимать за народную поддержку. Как при Януковиче 85% населения было против пенсионной реформы, так и сейчас эта цифра колеблется около 80–85%. Это уж никак не поддержка. Причина «спокойствия» видится в другом.

Средняя пенсия на Украине составляет 2300 гривен, при том что прожиточный минимум по унизительным нормам Министерства социальной политики — 4500 гривен. Таким образом, государственная пенсия настолько мала, что это — билет в нищету, билет в одну сторону. Население Украины не доверяет правительству и не надеется на его помощь, потому выживает самостоятельно, как может. Любая, даже самая малооплачиваемая работа или огород на своем участке дают больше уверенности в завтрашнем дне, чем пенсия, недавно презентованная самодовольным премьер-министром. Земля Украины настолько плодородна, что, как в поговорке, даже если в нее воткнуть палку — будет урожай.

То есть выжить можно. Вот только из поля зрения совершенно выпал тот факт, что из цивилизации сверхтяжелых транспортных самолетов, ракет-носителей для космических аппаратов и передовой медицинской мысли украинцев вытолкнули в самую настоящую архаику. И эта архаика не становится прогрессом, даже если к ней добавляется приставка «евро» или «супер-агро».

Ни «европеизация», ни резкий уклон украинской политики в правую сторону не принесли ожидаемых благ народу Украины. Особенно пожилой его части. Европеизаторам-глобалистам люди не нужны вообще, что уж тут про пенсионеров говорить. Украинские правые заявляют, что только и думают о народе, правда, с полностью меняющими суть дела оговорками и умолчаниями.

Во-первых, «народ» они подменяют «нацией», причем разницу между этими словами националисты никогда не объясняют. Люди пожилого возраста убеждены, что это одно и то же. Основное же умолчание заключается в том, что в своей «нации» правые хотят видеть только людей определенного сорта, с определенным мышлением и мировоззрением. Другие им просто не нужны. Впрочем, украинский народ это плутовство чувствует, но, не имея организующей протестной силы, замыкается в выживании и глухой злобе, которая потихоньку начинает прорываться.

И наконец, еще одно. Никакие реформы не проводятся без денег. Даже для того, чтобы сэкономить потом, сначала надо заплатить. Например, при увольнении людей для оптимизации производства владелец сначала выплачивает увольняемым пособия и лишь потом, иногда через несколько лет, получает экономию. Однако в бюджете Украины просто-напросто нет денег — и это даже без учета того, что чиновники высокого уровня некомпетентны и вороваты. Поэтому все, что сейчас делает правительство Украины, все равно обречено на провал. Можно как-то договориться с миссией МВФ, можно подсунуть калькулятору неверные цифры и получить устраивающий ответ, но нельзя обмануть экономику.