Надо до последнего поддерживать все силы, которые будут сдерживать попытки навязать человечеству антиутопию представителя рода Хаксли в виде светлого реального идеала

Коронавирус — его цель, авторы и хозяева. Часть XIII — продолжение

Ив Танги. Он сделал то, что хотел. 1927
1927хотел.чтото,сделалОнТанги.Ив
Ив Танги. Он сделал то, что хотел. 1927

Если мы вписываемся в тренд, то надо отдавать себе отчет, что раньше или позже неприкосновенность человека при движении в этом тренде будет отменена полностью. И вам скажут:

«А что делать? Люди страдают от определенных заболеваний. Редактирование генома позволяет эти заболевания излечивать. Ну да, создаются новые проблемы. Они тоже будут решены.

Это вроде как машина
«Скорой помощи» идет,
Сама режет, сама давит,
Сама помощь подает.

Кроме того, налицо новая реальность. А этой реальности нужны такие-то и такие-то люди. Пусть и на основе отредактированного генома. И, собственно, почему вы протестуете против того, чтобы человек приводился в соответствие с этой реальностью?» — скажут нам.

Вам что, греют сердце вопли советского поэта Вознесенского: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»? А вы не помните, как этот поэт охаивал собственные произведения типа «Лонжюмо» и всю советскую действительность, в рамках которой такой тезис имел хоть какой-то смысл?

Однажды, став зрелей, из спешной
повседневности
мы входим в Мавзолей, как в кабинет
рентгеновский,
вне сплетен и легенд, без шапок, без прикрас,
и Ленин, как рентген, просвечивает нас…

А еще там:

И Ленин отвечает.

На все вопросы отвечает
Ленин.

Что, Вознесенский сохранил этот вектор в постсоветский период? И что, вы хотите сказать, что режиссер фильма «Мертвый сезон» по своей направленности постсоветской, да и не только постсоветской тождествен товарищу Абелю? И вы хотите сказать, что я перечислил отдельные примеры, а не мегатренд?

Так откуда теперь-то возьмется: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек»?

«Это совковые дела, — скажут вам, — коммунистическое «му-му» проигравшее. Или, — скажут вам, — вы, ха-ха-ха, верите, что человек — венец творенья, в нем есть искра Божья? Ну так отправляйтесь блюсти эту искру в какие-нибудь очаги отстойного фанатизма. И ждите, пока к вам не придет эта самая новизна и не возьмет вас за горло. И пока ваши дети не заорут: «Хотим в эту новизну!»

А когда ваши дети или внуки заболеют, то вы либо хороните их с подвываниями, либо ползите на коленях к передовой медицинской науке и умоляйте, чтобы их спасли с помощью генетических ножниц и всего прочего».

Вот что вам скажут. И что, в этом сказанном будет одна только мерзость? Вам есть, что ответить по существу? Вы, десять раз понимая, что это мерзость, можете что-то ответить, противопоставить этому что-нибудь настоящее, а не свою реакцию эмоционального отторжения? И что же это?

Поскольку зритель, безусловно, желает знать мое мнение по данному поводу, то я скажу, в чем оно состоит.

Во-первых, надо до последнего поддерживать все силы, которые будут сдерживать попытки навязать человечеству антиутопию представителя рода Хаксли в виде «светлого», и, увы, уже реального «идеала». Пусть эти силы будут консервативны или ультраконсервативны — плевать, их надо поддерживать, если они мешают реализовать утопию Хаксли, она же генное редактирование, она же генно-модифицированное человечество и все прочее, эпсилоны и так далее. Их все равно надо поддерживать.

Во-вторых, надо понимать, что биологическая война — это реальность. И что без работ на переднем крае современной науки мы обречем себя на абсолютное уничтожение. Поэтому сказать этой науке: «Сгинь, морок, мерзость!» — мы не имеем права. Есть разница — и надо понять эту разницу — между восторженными сюсюканиями по поводу реализации утопии Хаксли и тем пещерным отрицанием научно-технического прогресса, при котором отрицающие будут беспощадно разгромлены.

В-третьих, надо понимать, что все консервативные и ультраконсервативные силы или окажутся чуть раньше или чуть позже раздавлены, или превратятся в двусмысленного партнера тех, кто намерен воплотить в жизнь антиутопию Хаксли. Вот это тоже надо понимать — что поддерживать-то это надо, и если это хоть чуть-чуть замедлит процесс «хакслизации», то уже слава богу. Но что финал-то будет таков, и он уже начинает оформляться на наших глазах.

В-четвертых, единственное, что не консервативным (то есть тупиковым), а иным образом может дать ответ ревнителям генетического редактирования человека и человечества — это теоретические и практические шаги в сторону реального использования резервных возможностей человека. Резервных возможностей немодифицированного человека. Которые в миллион раз превышают все, что могут дать генетические или любые другие технократические потуги.

В-пятых, этим и должен был заниматься Советский Союз. В этом и должна была быть суть настоящего коммунизма. И если хотите знать мое мнение, только этим мне этот коммунизм и дорог. В какой-то степени в Советском Союзе этим занимались, но вопиющим образом недостаточно. Потому-то Союз и рухнул.

В-шестых, заявив о необходимости дальнейшего движения России и человечества в том направлении развития резервных человеческих способностей, которое одно только и может спасти от наползающей на мир ультранацистской технократической чумы, я намерен лично посвятить этому и финальную часть своей жизни, и все усилия своих продолжателей и преемников. И потому я веду данную передачу из того места, где нахожусь, а не из своего московского офиса.

Что же касается правительственных программ, журналов «Хайтек», разного рода «Иннополисов» или Сколково, то их обсуждение допустимо для меня только потому, что зритель всё время спрашивает: «А как же мы? Вы что-то всё про них, а про нас когда же?»

Про нас — это про кого? Это про кого? Пока зритель не проснется (а это произойдет не сразу, потому что, хотя знания и пробуждают, они ничто в случае, если есть разрыв между знанием и бытием), я не получу прямого ответа на этот элементарный вопрос. Я буду спрашивать: «Про нас — это про кого?», а в ответ будет уклончивое «бе-бе». Но впадать от этого в уныние я не буду и продолжу заниматься теми знаниями, которые не только умножают скорбь, но и содействуют просыпанию.

Я еще раз подчеркну, что бытие отдельно, а знание — отдельно. Но это два отдельных элемента, сложным образом сопрягающиеся друг с другом. Знание способно подтолкнуть к изменению бытия. А изменение бытия способно нарастить знание. И только этим, по моему убеждению, и надо заниматься. И только этим я здесь и занимаюсь, в том числе, и в ходе данных передач, посвященных знанию.

Знание же это таково.

10 августа 2015 года журнал Forbes в статье под названием «Билл Гейтс и 13 других инвесторов вольют 120 миллионов долларов в революционный стартап, занимающийся редактированием генов» сообщает понимающему читателю, что его таки собираются редактировать, и не только за счет относительно мягких матричных РНК, но и с помощью гораздо более однозначного CRISPR. И говорится прямо, что стартап будет заниматься редактированием генов… Наверное, генов табака или свиней?

Далее после этого заявления перечисляются крупные компании, которые этим занимаются. Я просто не имею возможности утяжелить свою передачу всем этим перечислением, тем более что под каждым нужно объяснять, что это такое. Так что опять же Гейтс делегирован на роль запевалы, а за его спиной стоит большая, очень мощная и масштабная банда, состоящая из очень специфического «крупняка». Перечисление данного «крупняка» увело бы нас в сторону, повторяю, и потребовало слишком длительных разъяснений, who is who.

Вкратце суть состоит в том, что крупные семейные структуры вкачивают деньги в некое bng0, которым должен управлять некий Борис Николич, в прошлом научный советник Билла Гейтса, получивший степень доктора медицины в Загребской медицинской школе и набиравший клинический опыт в медицинском центре университета Загреба в Хорватии (где ахи и охи по поводу невозможности нарушать гуманистические запреты, как вы понимаете, не в чести).

Николич — бывший член совета директоров компании Schrödinger («Шрёдингер»), работающей на стыке молекулярной биологии и фармацевтики, биотехнологий и металловедения. В свое время его ввели в совет директоров после того, как Гейтс вложился в Schrödinger, о чем сообщила пресс-служба компании в конце 2012 года.

Компания Schrödinger, работающая в США, Европе, Японии, Индии, помогла основать компанию Nimbus Therapeutics, занятую молекулярной терапией. Далее древо создаваемых структур начинает ветвиться. И не только потому, что редакторы генома запутывают следы, но и потому, что им надо постоянно расширять зону, в которой осуществляются их начинания: мРНК, CRISPR и так далее.

Что же касается Николича, то с 1994 года он присоединяется к Гарвардской программе иммунологических исследований.

Затем становится доцентом в Гарвардской медицинской школе, с 2002 по 2007 год возглавляет передовую иммунологическую лабораторию, занятую трансплантацией стволовых клеток и осуществляющую свою деятельность на основе взаимодействия между Гарвардской медицинской школой и Массачусетской больницей общего профиля.

В 2008 году Николич связывает свою судьбу с Фондом Билла и Мелинды Гейтс.

А в 2010 году он подключается к работе bgC3, американской компании, основанной Биллом Гейтсом в 2008 году. По поводу ее названия бытуют разные мнения. То ли это «третья компания Билла Гейтса», то ли это «Билл Гейтс — катализатор новых технологий». То ли речь идет о том, что это третье лицо Билла Гейтса, притом, что два первых — это Microsoft и Фонд Билла и Мелинды Гейтс.

И вот теперь тот же Николич становится руководителем фирмы bng0, которая должна наряду с другими надувать маленькую компанию Editas Medicine.

Список других, которые надувают эту компанию, — огромен.

Изначальный основатель компании Editas — Дженнифер Дудна, американский ученый, биохимик, исследователь генома и один из создателей технологии редактирования генома, именуемой CRISPR-Cas9.

Видите, какие сложные танцы организуются вокруг этой самой CRISPR, то бишь генного редактирования!

В чем же задача компании Editas, так сильно раздуваемой Гейтсом и теми, кто вменяет ему роль катализатора всей сферы редактирования генома (а таких вменителей, повторяю, очень и очень много)?

Forbes сообщает по этому поводу следующее:

«По утверждению генерального директора Editas Кэтрин Босли, разработка новых методов лечения является новым приоритетным направлением компании. Другие компании, вероятно, уже используют CRISPR-Cas9, чтобы попытаться открыть новые лекарства. Но Editas сосредоточен на генной терапии, на использовании вирусов или других методов доставки белка CRISPR-Cas9 в клетки больных пациентов и редактирования самой ДНК, вызывающей заболевание.

По ее словам, первый проект, который может быть опробован на пациентах, — это лечение врожденного амавроза Лебера 10-го типа, генетической формы слепоты. Она утверждает, что это заболевание — хороший выбор для первой попытки заставить работать CRISPR-Cas9, и потому что именно в глаз легче доставить генную терапию, и потому что она вызвана единственной генетической ошибкой, которая может быть удалена. Переписать гены будет гораздо сложнее, чем сделать простые удаления.

Несмотря на это, заявила Босли, оказалось, что исправить LCA-гены в клеточной культуре оказалось труднее, чем ожидали ученые из Editas. CRISPR просто не мог разрезать в нужном месте, и им пришлось выяснять, как разрезать ДНК в двух местах, чтобы исправить дефектный ген. Она говорит, что ее команда также усердно работает над проектом Juno. Кроме того, Editas взялась за работу над гемоглобинопатией, типом генетического состояния, при котором молекула, которая переносит кислород в эритроцитах, имеет дефекты. Это будет более сложный проект: он будет включать в себя не просто вырезание «орфографической» ошибки ДНК, но и редактирование гена».

Казалось бы, одного этого высказывания госпожи Босли достаточно для того, чтобы констатировать массовое продвижение проектов, связанных с редактированием генома человека и сгруппированных вокруг технологии CRISPR-Cas9. Так ведь нет!

20 декабря 2015 года издание The Wall Street Journal опубликовало анонс нового проекта компании Bayer. Статья называлась «Bayer открывает предприятие со стартапом, занимающимся редактированием генов».

Для того, чтобы значение этого начинания было осознано людьми, далекими от обсуждаемой тематики, мне понадобится короткий исторический экскурс.

В конце 2012 года госпожа Эммануэль Шарпантье, ведущий французский микробиолог и соратница уже упомянутой нами Дженнифер Дудны, предложила группе американских ученых создать компанию CRISPR. В эту группу, кроме Дженнифер Дудны, работавшей в Калифорнийском университете, входили Джордж Черч из Гарвардского университета и его ученик Фенг Жанг из института Броуда, занимающегося генетической проблематикой.

Затем создатели компании CRISPR создали еще три компании: Caribou Biosciences, Inc., Editas Medicine и Crispr Therapeutics AG.

Насчет Caribou Biosciences — всё понятно. Нечто проблемное надо разминать на периферии Карибов.

С тем, что касается Editas Medicine, я уже вкратце ознакомил зрителя.

И вот теперь The Wall Street Journal сообщает нам, что Bayer купил третью из этих структур Шарпантье–Дудны — Crispr Therapeutics. Для чего Bayer это купил? Для того чтобы форсировать все, что связано с редактированием генома.

На следующий день, 21 декабря 2015 года, российская газета «Фармацевтический вестник» перепечатала этот материал под заголовком «Bayer создает совместное предприятие с Crispr Therapeutics».

Совместное предприятие, по заявлению его создателей, будет специализироваться на разработке инновационных лекарственных препаратов для лечения широкого круга заболеваний, в том числе гемофилии, заболеваний сердечно-сосудистой системы у новорожденных и редкой формы слепоты, известной как болезнь Штаргардта (наследственное заболевание, двустороннее симметричное поражение макулярной зоны (центральной зоны сетчатки), появляющееся в молодом возрасте и приводящее к потере центрального зрения). В этих целях компании намерены объединить технологию редактирования генома CRISPR-Cas9, разработанную компанией Crispr Therapeutics, и опыт Bayer в области белковой инженерии.

По условиям соглашения, Bayer приобретет 55% акций американской компании. Временно исполнять обязанности исполнительного директора совместного предприятия будет руководитель Life Science Center компании Bayer Аксель Бушон, а нынешний руководитель Crispr Therapeutics Роджер Новак станет председателем совета директоров.

Издание Xconomy сообщило 21 декабря 2015 года, что сделка Bayer и Crispr Therapeutics «является еще одним примером растущей привлекательности CRISPR-Cas9 для крупных компаний, и за последние два месяца это уже второй альянс, созданный Crispr Therapeutics. В октябре стартап присоединился к Vertex Pharmaceuticals в рамках соглашения о разработке лекарств от муковисцидоза и, возможно, серповидноклеточной анемии. Конкурент компании Crispr Therapeutics — компания Editas Medicine — заключила сделку с Juno Therapeutics для разработки методов T-клеточной терапии. Novartis сотрудничает с еще одним стартапом, занимающимся технологией CRISPR, Intellia Therapeutics.

«Действительно интересно объединить силы наших ведущих технологий, научных достижений и интеллектуальной собственности, — заявил Бушон. — Это может иметь самые серьезные последствия для лечения пациентов с серьезными генетическими заболеваниями, а также для нашего бизнеса».

Дальше — больше.

16 апреля 2020 года журнал Nature Biotechnology публикует статью «Технология выявления SARS-CoV-2 на основе CRISPR-Cas12».

Понятно, о чем идет речь? О том, что ковид будут выявлять и душить на основе технологии уже не CRISPR-Cas9, а более продвинутой Cas12. Об этом уже говорится прямо, что ковид и этот самый CRISPR соединены воедино, спарены. В статье сказано:

«Вспышка бета-коронавирусного тяжелого острого респираторного синдрома SARS-CoV-2 началась в Ухане, Китай, в декабре 2019 года. COVID-19, заболевание, связанное с инфекцией SARS-CoV-2, быстро распространилось, вызывая глобальную пандемию. Мы сообщаем о разработке быстрого (< менее 40 минут), простого в применении и точного анализа бокового потока на основе CRISPR-Cas12 для выявления SARS-CoV-2 из экстрактов РНК из мазка. Мы проверили наш метод, используя искусственные эталонные образцы и клинические образцы от пациентов в Соединенных Штатах, включая 36 пациентов с инфекцией COVID-19 и 42 пациента с другими вирусными респираторными инфекциями. Наш анализ DETECTR на основе CRISPR обеспечивает визуальную и более быструю альтернативу производимому в режиме реального времени анализу RT–PCR американского Центра по контролю и профилактике заболеваний SARS-CoV-2, с точностью положительного прогноза 95% и точностью отрицательного прогноза 100%».

Ученые заявляют, что был (цитирую) «разработан и первоначально проверен тест CRISPR-Cas12 для обнаружения SARS-CoV-2 из выделенной пробы РНК пациента, которая называется SARS-CoV-2 ДНК-эндонуклеазная мишень для CRISPR Trans-таргетинга (DETECTR). Этот анализ одновременно производит обратную транскрипцию и петлевую изотермическую амплификацию (RT-LAMP) РНК, выделенной из носоглоточных или ротоглоточных мазков в универсальной транспортной среде, с последующим обнаружением Cas12 предварительно определенных последовательностей коронавируса, после чего расщепление репортерной молекулы подтверждает факт обнаружения вируса».

Все, это началось.

29 апреля 2020 года журнал Cell (Cell, «Клетка» — один из самых авторитетных и престижных журналов в области молекулярной и клеточной биологии) опубликовал статью, в которой сообщается, что технология уже подготавливается к использованию в качестве рабочего инструмента борьбы с вирусными заболеваниями. Заголовок статьи звучит следующим образом: «Разработка CRISPR является антивирусной стратегией борьбы с SARS-CoV-2 и гриппом».

Антивирусной стратегией!

В резюме к статье указывается: «Пандемия коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19), вызванная вирусом SARS-CoV-2, высветила необходимость выработки антивирусных подходов, которые могут быть использованы для борьбы с новыми вирусами при отсутствии эффективных вакцин или фармацевтических препаратов. В настоящей работе мы демонстрируем стратегию на основе CRISPR-Cas13, PAC–MAN (профилактическое противовирусное CRISPR в клетках человека), для ингибирования вируса, который может эффективно разрушать РНК из последовательностей SARS-CoV-2 и живого вируса гриппа A в клетках эпителия легких человека. Мы разработали и проверили CRISPR РНК (крРНК), нацеленные на консервативные (эволюционно стабильные) участки генома вируса, и выделили функциональные крРНК, нацеленные на SARS-CoV-2. Этот подход эффективно снижал нагрузку вируса гриппа (то есть количество вируса. — Прим. ред.) в культурах клеток эпителия органов дыхания. Наш биоинформационный анализ показал, что группа, состоящая всего из шести крРНК, может охватить своим действием более 90% всех коронавирусов. После разработки безопасной и эффективной системы доставки в дыхательные пути PAC–MAN может стать важной стратегией подавления многих коронавирусов».

В статье говорится, что исследование финансировалось при помощи гранта от Управления перспективных исследовательских проектов министерства обороны США. Еще один источник финансирования начинания — Li Ka Shing Foundation из Китая.

Те, кто смотрит эту передачу, спрашивают меня иногда не без ехидства: «А как же Китай?» Как и в случае вопроса «А как же наши?», я спрошу: какие «наши» и какой Китай? Китай Li Ka Shing Foundation, которому позволяют работать вместе с Управлением перспективных исследовательских проектов министерства обороны США? Это какой Китай? Ну так этот фонд очень много где работает.

Li Ka Shing Foundation — это гонконгская благотворительная венчурная организация. Причем, основанная в 1980 году, когда Гонконг никакого отношения к Китаю не имел, а был в юрисдикции Великобритании.

Фонд реализует свою деятельность и в материковом Китае, то есть на территории, подконтрольной Компартии Китая, и на Тайване — территории, контролируемой врагами Коммунистической партии Китая, и в Японии, и в Индии, и в США, и в Канаде. Его возглавляет давняя подруга Ли Ка Шина — миллиардерша Хой Шуен Чау, также известная как Солина Холли.

Компартия Китая благосклонно относится к деятельности этой и многих других сходных структур. Потому что глобальный тренд, повторю еще раз, по мнению Компартии Китая, надо возглавить. А что касается соприкосновения подобных фондов не только с разведкой Компартии Китая, но и с американскими секретными структурами, то, как говорится, темна вода.

Короче говоря, ситуация, казалось бы, такова, что и наши продвинутые граждане, восхищенные CRISPR, и те, кто стоят за спиной Гейтса, раскручивая редактуру генома, могли бы почивать на лаврах и сказать: «Ну что? Да-да, собака лает — ветер носит. Вы там нас облаиваете, а мы идем».

Но это не совсем так. Я не хочу сказать, что это не так. Я подчеркиваю: это не совсем так. Потому что, повторяю, наши продвинутые туземцы лишены гуманистических сомнений. Впрочем, как и западные элитарии, науськивающие Гейтса. А кое-кто из западных интеллектуалов, вполне себе, что называется, упакованных, этих сомнений не лишен.

(Продолжение следует.)

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 400