Одна из ключевых задач всего процесса подготовки к празднованию 200-летия со дня рождения Достоевского — уход от этой печати мрачности на всём, что связано с жизнью и творчеством писателя

В Московской области появится музей счастливого Достоевского

Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского. 1872
Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского. 1872
Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского. 1872

В 2021 году исполняется двести лет со дня рождения Федора Михайловича Достоевского — писателя, без чьего творчества немыслима русская литература. Корреспондент ИА Красная Весна побеседовал с Кириллом Кондратьевым, директором Государственного музея-заповедника «Зарайский кремль», в состав которого входит усадьба «Даровое», где проходила юность будущего «пророка Отечества».

Изображение: Александр Спиваков
«Пророку Отечества»
Отечества»«Пророку

ИА Красная Весна: Кирилл Вячеславович, расскажите, пожалуйста, как Даровое отразилось в творчестве Достоевского?

— Это, на самом деле, большой разговор. Государственный литературный музей в рамках 200-летия Достоевского открыл выставку «Ф. М. Достоевский. Сильные впечатления». Она рассказывает о разных периодах, эпизодах биографии Федора Михайловича, и соответствующих впечатлениях, которые нашли отражение в его творчестве. Даровое — одно из тех мест, которые были для него, можно сказать, знаковыми.

Сам он в «Дневнике писателя» написал, что «это маленькое и незамечательное место оставило во мне самое глубокое и сильное впечатление на всю жизнь». И самое главное произведение, очень важное для творчества Достоевского, которое напрямую связано с Даровым, это рассказ «Мужик Марей».

При этом важны обстоятельства, при которых писатель вспомнил эту историю, описанные им в «Дневнике писателя». Находясь на каторге, в остроге, Достоевский, как и другие петрашевцы, ощущали ненависть со стороны других каторжан. Несмотря на лишение дворянского достоинства, в представлении заключенных в остроге мужиков те остались «господами» и как следствие — становились объектами вымещения своего рода народной ненависти. Как вспоминала Анна Григорьевна Достоевская, каторга воспринималась Федором Михайловичем как одно из суровейших в череде испытаний, уготованных ему в жизни.

И здесь, в момент отчаяния Достоевский вспомнил историю из детства, которая потом была рассказана в «Мужике Марее». Юному Федору во время прогулки в Даровом послышалось, что кричат «Волки!», он испугался, побежал на поле, и там его встретил крестьянин, мужик Марей (это прозвище, от имени Марк). Марей — это реальный даровской крестьянин.

Как пишет Достоевский, он пальцем в земле стер слезу с его щеки, погладил по голове, успокоил: «Не бойся, малец, ничего страшного, спокойно иди домой». Это воспоминание — исток мысли о двойственности русского мужика, который может быть и таким воплощенным исчадием, которых он видел на каторге, и в то же время может быть символом почти космического спокойствия, каким в его памяти предстает мужик Марей.

ИА Красная Весна: То есть, очень часто возвращался к Даровому в житейских воспоминаниях?

— Не возьмусь судить, насколько часто.

ИА Красная Весна: А в творчестве?

— Мы видим отголоски воспоминаний, почерпнутые из Дарового, и в «Бедных людях», и в «Преступлении и наказании», и, конечно, много связей Дарового с «Братьями Карамазовыми». И сама по себе история необъясненной смерти отца тоже так или иначе связана с Даровым, и Черемошня (деревня близ Дарового, принадлежавшая Достоевским) фигурирует в «Братьях Карамазовых». То есть в творчестве Достоевского во многих эпизодах и сюжетах Даровое нашло свое отражение.

ИА Красная Весна: И это важно, это отнюдь не проходная тема?

— Это не проходная тема. У нас зачастую говорят о том, что Даровое — это усадьба, где провел свое детство Достоевский. Но это все-таки, скорее даже не детство, а отрочество. Одно дело, когда кто-то из писателей и поэтов в каком-то месте проводил детство, его привозили туда младенцем, и он уже не мог запомнить, что там происходило.

И другое дело, что Достоевский приезжает туда в 1832 году, ему уже 10 лет, бывает там до 36 года, ему уже почти 15 лет — это вполне человек, который уже себя помнит, себя осознает… В Даровом он не написал никаких произведений, но, тем не менее, образы Дарового в его творчестве присутствуют, и поэтому это не простое мемориальное место, а еще и место, которое является знаковым для его творчества.

ИА Красная Весна: Очевидно, что Достоевский хранил Даровое в своей памяти. Но вот что, возможно, интересует читателей: насколько хорошо сохранился облик Дарового с тех пор, как там жил писатель? Что-то, быть может, оказалось утрачено, перестроено?

— На самом деле, изменилось довольно много. Хорошо сохранился ландшафт, структура усадьбы и окружающей территории. Это подтверждается архивными материалами — старыми картами и планами. Поля остались на тех же местах, дороги, урочища, овраги — всё так, как это было при Достоевском. Нам повезло, что территория вокруг усадьбы практически не застраивалась, это редкость для таких музеев-усадеб, которые связаны с литературными деятелями и деятелями культуры.

Здесь мы можем выйти на окраину усадьбы и увидеть тот же самый пейзаж, который видел Достоевский. И это важно — каждый посетитель увезет с собой ценнейшее впечатление, особое ощущение времени и пространства, сопричастности.

В самой же усадьбе сохранился парк, хотя и несколько поменялся. Липы выросли, дубы стали больше. Какие-то из лип не дожили до нашего времени и, к сожалению, погибли. По историческим меркам это довольно короткий срок. Липы живут 250–300 лет, но, к сожалению, иногда они погибают. Сохранились территории садов, но не сохранились сами сады.

Сохранился Маменькин пруд (запруженный овраг), созданный по воле Марии Федоровны Достоевской. Сохранилась Федина роща, где, по воспоминаниям брата, Федор Михайлович любил часто бывать и читать там книжки. В этом отношении усадьба сохранилась. Другое дело, что мы не понимаем, где, например, пролегали тропинки, были ли они вообще, как была обустроена территория в бытовом отношении.

Изображение: Александр Спиваков
Сад у Маменькиного пруда в музее-усадьбе Достоевского в Даровом
Сад у Маменькиного пруда в музее-усадьбе Достоевского в Даровом
ДаровомвДостоевскогомузее-усадьбевпрудаМаменькиногоуСад

Постройки времён Достоевских не сохранились. Тут необходимо уточнить ряд понятий. Имение, которое часто путают с усадьбой, включало территории господской и крестьянской запашки, сенокосов, крестьянские дворы и собственно усадьбу, в которую в свою очередь включались комплекс хозяйственных построек с домами дворовых служителей и собственно то, что мы сейчас обычно представляем, когда говорим о дворянской усадьбе — жилье хозяев, парк, сады и тому подобное.

Сейчас мы понимаем, что территория, которую занимала собственно хозяйственная и жилая застройка 1830-х годов, находится севернее существующего флигеля и давно застроена. Часть этой исторической территории усадьбы была передана дворовым крестьянам после манифеста об отмене крепостного права. Уже 150 лет люди живут на той земле, которая для Достоевского еще была территорией усадьбы.

Изображение: Александр Спиваков
Флигель усадьбы Достоевского в Даровом
Флигель усадьбы Достоевского в Даровом
ДаровомвДостоевскогоусадьбыФлигель

Сохранился флигель, который относится уже к времени, когда имением владела сестра Достоевского Вера Михайловна Иванова. Ивановы усадьбу перестроили. Этот флигель — единственное строение, имеющееся в распоряжении музея. В этом году он будет музеефицирован. В соседнем селе Моногарове находится Свято-Духовский храм, который тоже сейчас активно реставрируется. Достоевские там точно бывали, в том числе Федор Михайлович.

ИА Красная Весна: И там даже находится могильная плита отца Достоевского.

— Да, установлен кенотаф. Исследовательская группа, которой руководит наша коллега из некоммерческого партнерства «Заповедное Даровое» Альбина Станиславовна Бессонова и в которую входят сотрудники нашего музея, уже несколько лет в рамках гранта Российского фонда фундаментальных исследований занимается выявлением и публикацией ранее неизвестных документов по Даровому и Моногарово.

Коллегам удалось найти документы, подтверждающие, что Михаил Андреевич Достоевский был действительно похоронен у Свято-Духовского храма в Моногарово. Другое дело, что сейчас мы видим кенотаф (памятник, считающийся надгробным, но находящийся там, где не содержатся останки покойного, своего рода символическая могила), а отец писателя был, скорее всего, похоронен ближе к алтарю этой церкви. Этот вопрос требует дополнительного изучения. Поэтому сейчас это скорее символический памятный знак, указывающий, что у храма в Моногарово похоронен Михаил Андреевич Достоевский

ИА Красная Весна: Достоевский — писатель, к чьему творчеству обращаются практически во все эпохи, в том числе и в наши дни. Например, в начале года состоялось театрализованное представление по мотивам «Преступления и наказания» в онлайн формате. Как вы полагаете, кто-то из ныне живущих мог бы себя узнать в героях Достоевского?

— В героях Достоевского можно узнать себя. Гений Достоевского во многом состоит в том, что он очень глубоко смог проникнуть в человеческую душу. Я в данном случае не возьмусь рассуждать как филолог, я историк, и оглядываясь в прошлое и рассматривая с исторической точки зрения судьбы людей, их личностные проявления, мы увидим, что человек в основе своей не меняется. Меняются обстоятельства жизни, но в своей глубине психология человека практически неизменна.

Всегда будут добрые, злые, всегда была и будет зависть… есть какие-то фундаментальные чувства, эмоции, проявления человека, которые от эпохи к эпохе не меняются. Достоевский все-таки не бытописатель. Могут сказать, что он описывал быт, а быт у нас сейчас поменялся, поэтому Достоевский в этом отношении не актуален. Достоевский в первую очередь — это автор, который раскрывает глубину человеческую, суть.

Как раз на этой неделе, когда открывали выставку в Государственном литературном музее, на открытии выступал Игорь Леонидович Волгин, один из самых известных и авторитетных современных исследователей творчества Достоевского и его биографии. Он как раз затрагивал тему актуальности наследия Достоевского.

Высказывались мнения, что двадцать первый век не будет уже веком Достоевского и Толстого. Но мы перешли уже в третье десятилетие этого столетия и видим, что Достоевский всё так же интересен благодаря тому, что мы узнаём себя в его героях.

ИА Красная Весна: Читатели бывают очень разные, и среди них есть те, кому Достоевский ненавистен. В частности писатель Дмитрий Быков нашел в его творчестве ни много ни мало истоки фашизма. Кто-то просто называл его личным врагом. То, что касается трактовки Достоевского как предтечи фашизма — как вы к этому относитесь?

— Я его никогда так не рассматривал. В прошлом году мы совместно с нашими коллегами проводили очередную конференцию «Летние чтения в Даровом», в рамках которой состоялся круглый стол, посвященный интерпретациям Достоевского. И, в частности, обсуждалась тема того, как интерпретирует Достоевского Быков. В профессиональной среде к этому относятся очень скептически.

Мы должны понимать, что есть интерпретации, которые делаются не для профессионального сообщества, а для публики. Публике зачастую нужна какая-то парадоксальная, спорная интерпретация, которая скорее привлечет внимания к самому интерпретатору, а не к Федору Михайловичу.

ИА Красная Весна: Такой эпатажный пиар?

— Да. Все подобные попытки интерпретировать творчество Достоевского, с моей точки зрения, можно отнести к категории именно эпатажа в сфере чего-то научно-популярного. Это не наука. Это важно и для музея в том числе, потому что просветительская функция является одной из самых основных для музея.

Другое дело, что музей является культурной институцией, которая несет ответственность за то, что она делает, и для нас важнее мнение действительно признанных, как говорят сейчас, достоевистов, те интерпретации, которые приводят они; вот от них я никогда не слышал, что Достоевский — предтеча фашизма или еще что-то такое.

В любой философской теории, особенно если она затрагивает вопросы социального и политического устройства, можно найти огромное количество идейных истоков, не только в творчестве Достоевского. При желании, наверное, что-то можно найти у любого крупного автора, который действительно повлиял на культуру. Не вызывает сомнения лишь то, что Достоевский действительно влиял на умы не только современников, но и потомков.

ИА Красная Весна: И до сих пор будоражит…

— Да. Другое дело, что это будет трагедия и грандиозная ошибка, если начать оправдывать подобного рода идеологемы тем, что где-то в истоках есть Достоевский. Достоевский не должен служить оправданием. Дальше нужно спросить каждого исследователя и каждого интерпретатора, насколько обоснованно он это делает… С моей точки зрения, это очень вольная интерпретация.

ИА Красная Весна: Что вы можете сказать о популяризации музея в Даровом? Есть музей Пушкина в Болдино, есть музей Есенина в Константиново. Они к себе привлекают большое количество людей, туристический поток огромный. В Даровом как обстоит с этим?

— Сейчас в Даровом постоянно находится только один сотрудник нашей хозяйственной службы. Музей сейчас осуществляет уход за усадьбой и только экскурсионный показ. Территория Дарового открыта и свободна для посещения. Мы знаем, что туда приезжают люди, они интересуются этим местом. Экскурсионный поток, как сейчас говорят, в доковидные времена был порядка двух — двух с половиной тысяч человек в год. Хотя интерес к Даровому гораздо больше. Мы это понимаем и рассчитываем, что эту территорию будет посещать до пятидесяти тысяч человек в год.

Дело в том, что у музеев — и музеев-заповедников особенно — есть нормативы по посещению. Чтобы было комфортно и, самое главное, не наносило ущерба территории. Мы не можем позволить, говоря простым языком, «вытоптать» усадьбу. Резкое, многократное увеличение числа посетителей губительно скажется на состоянии памятника. В других похожих музеях, том же Болдино, присутствует сезонность посещения. Мы общались с коллегами из Болдино. И есть замечательные примеры и в подмосковных усадьбах — усадьба Чехова в Мелихово, усадьба Блока в Шахматово…

ИА Красная Весна: Ясная Поляна…

— Ясная Поляна не подмосковная, она тульская, но тоже замечательный пример. Но и под Москвой — усадьба Чайковского в Клину, Мураново в Пушкинском районе — музей-заповедник Тютчева, пушкинский музей-заповедник в Вяземах и Захарово в Одинцовском округе. Мы с коллегами очень плотно сотрудничаем, и надо сказать, что та же проблема ограничения посещения присутствует у всех. Мы в первую очередь должны сохранить памятник. Иногда даже отказывая в посещении. Пока для себя мы принимаем цифру порядка 50 тысяч посетителей в год как максимальную для Дарового. А в том, что гости в Даровом будут, мы абсолютно не сомневаемся.

Наша цель — создать музей счастливого Достоевского. Это прозвучит для кого-то парадоксально. Но если вдуматься, то наша идея вполне оправдана. В Даровом Федор Михайлович однозначно был счастлив. Бытует образ писателя как человека мрачного, отталкивающего. И это, к сожалению, влияет на читательский интерес. Мы же хотим этот образ изменить. Судьба действительно была жестока к автору «Записок из Мертвого дома», но здесь, в родительской усадьбе, всего этого еще не было. До конца своей жизни он сохранил самые теплые воспоминания о «местах своего первого детства и юношества».

Еще одно «преимущество» Дарового — это самый большой по площади музей и единственный музей-усадьба Достоевского. Конечно, музеи не измеряются площадями и так не оцениваются. Но факт остается фактом.

ИА Красная Весна: То есть, то, что здесь Достоевский был счастлив, станет ключевой особенностью музея?

— Начнем с того, что самой по себе особенностью является то, что это музей-усадьба Достоевского.

ИА Красная Весна: Остальные это скорее музеи-квартиры?

— Не все. Музеи-квартиры — в Москве и в Петербурге. Московский музей сейчас преображается, совсем скоро он предстанет уже как Дом Достоевского — мемориальный, выставочный, научный центр.

Но это не умаляет важности создания музея в Подмосковье. Близость к Москве — это один из факторов привлекательности. Когда вы начинаете рассматривать, куда же вам поехать, то все-таки Старая Русса, Петербург для жителя, например, Москвы и Подмосковья не ассоциируются с выездом на один день. Дальность путешествия играет свою роль. Одна история — поехать в Петербург, чтобы посетить петербургский музей Достоевского, другая — выезд на один-два дня для того, чтобы посетить Даровое.

ИА Красная Весна: Это из Москвы?

— Да, из Москвы можно одним днем: утром уехать, вечером вернуться. Сделать подобное с Петербургом еще можно, а со Старой Руссой уже сложновато. Тем более, когда мы говорим о музеях, связанных с каторгой и ссылкой Достоевского. Мы сотрудничаем и будем сотрудничать с московским музеем Достоевского, так как нас в первую очередь объединяет тема детства и юности писателя.

В летние месяцы семья разделялась: отец оставался в Москве, мать с детьми жила в Даровом. Мы работаем над специальным маршрутом, который объединит мемориальные объекты в Москве и в Даровом и у наших посетителей сложится более полное впечатление об этих местах и их роли в жизни Достоевского.

Да и само по себе наличие музея Достоевского в Подмосковье, этой усадьбы, места, где бывал Достоевский, которое «оставило в его жизни неизгладимый отпечаток», — этого вполне достаточно для того, чтобы сформировать интерес. Что же касается нашей, может быть, отчасти даже парадоксальной идеи с музеем счастливого Достоевского, то она, по нашей мысли, может составить такую загадку, которую человек сможет разгадать, приехав туда — что же мы имели в виду под музеем счастливого Достоевского?

ИА Красная Весна: Парадокс именно в том, чтобы разрушить некий стереотип и образ?

— Изменение бытующего в массовом сознании образа Достоевского, уход от этой печати мрачности на всём, что связано с жизнью и творчеством писателя — одна из ключевых задач всего процесса подготовки к празднованию 200-летия со дня его рождения. Мы просто движемся в направлении той идеи, которую сформулировало профессиональное сообщество, и соответствующей задачи, которая поставлена перед всеми задействованными культурными институциями.

ИА Красная Весна: Что конкретно музей Даровое планирует делать к 200-летию Достоевского?

— Будет в начале июня (на момент беседы — ИА Красная Весна) небольшой традиционный фестиваль «Птичьи трели в Даровом». Это экологический фестиваль, который музей проводит уже не один год. Идею подсказала сама усадьба. На рубеже мая и июня усадебный парк наполняется прекрасным птичьим концертом. В последних числах мая в Подмосковье прилетают последние певчие птицы. Лето вступает в свои права. Роща необыкновенно красива в это время, и всё в ней наполнено жизнью.

Изображение: Александр Спиваков
Роща в музее-усадьбе Достоевского в Даровом
Роща в музее-усадьбе Достоевского в Даровом
ДаровомвДостоевскогомузее-усадьбевРоща

Мы хотим, чтобы наши гости ненадолго отвлеклись от городской суеты и по заветам самого Достоевского обратились к земле, к лесу, к саду. Праздник у нас «тихий», без микрофонов, музыки и тому подобного. Достаточно звуков самой природы. Шум рощи, пение птиц — они совсем не изменились за последние две сотни лет.

На празднике мы рассказываем о тех птицах, которые здесь обитают, учим различать их голоса и даем возможность посмотреть на них. В этом нам помогают партнеры. Один из них увлекается коллекционированием редких видов животных и птиц. Специально для фестиваля он делает подборку для выставки, а в конце большая часть «экспонатов» отпускается на волю. И все, кто приезжают в Даровое, могут увидеть тех птиц, которые обычно скрываются либо в кроне, либо в густых кустарниках и напоминают о себе только пением. Это вызывает обычно очень большой интерес и сильное впечатление.

5 сентября состоится большое событие. Это будет уже региональный, областной фестиваль в Даровом, главным организатором которого является Министерство культуры Московской области. Он будет одним из основных событий двухсотлетнего юбилея в Подмосковье.

И, наконец, в ноябре мы планируем представить результаты реставрации и музеефикации усадьбы. Уже на днях начинается реставрация флигеля. Чуть позже начнутся работы по благоустройству территории, и музей очень активно занимается подбором предметов и разработкой экспозиции в Даровом.

Она будет очень небольшой: к сожалению, тот флигель, который сохранился, не позволяет выставить всё, что хотелось бы. Компенсировать нехватку площадей позволит использование современных технологий. На территории усадьбы будет доступен мультимедийный гид, для экспозиции разрабатывается цифровой контент, посвященный истории усадебного комплекса, а также отражению детских впечатления в творчестве писателя.

ИА Красная Весна: Это будет виртуальная, дополненная реальность?

— Это будет гид с дополненной реальностью. Основная задача — связать экспозицию во флигеле и территорию усадьбы, рассказать о сохранившихся на территории объектах. Привычной и традиционной туристской навигации обычно не хватает, и посетители просто не доходят до удаленных мест. Прогулка должна стать увлекательной, познавательной и запоминающейся.

ИА Красная Весна: Кирилл Вячеславович, когда я услышал про эту парадоксальную идею — счастливого Достоевского, когда еще прозвучало про детские годы, всплыл образ счастливого дитя, которого у Достоевского опекал Инквизитор. Надеюсь, мне показалось, что может быть такой мотив?

— Нет, это не тот мотив. Мы говорим сейчас о конкретных переживаниях живого человека — самого Достоевского. И не только Федора, но и других детей в этой семье. У писателя было много братьев и сестер, они «массово» выезжали семьей в усадьбу. Можно представить, что представляла собой жизнь на Божедомке. Это квартира на первом этаже флигеля больницы для бедных. Да, окраина Москвы, но раздольем это место не назовешь.

И представьте себе это приключение — дорога из Москвы в Даровое. Не то же самое, что сейчас за два часа доехать на машине. Дорога, которая занимает несколько дней, с ночевкой на постоялых дворах, с переправой через Оку в районе Коломны, а моста тогда не было. Это действительно приключение, проезд по Астраханскому тракту — почтовой оживленной дороге, по которой еще параллельно перегоняют огромные гурты скота. И всё это умножено на восприятие ребенка.

И в итоге всё завершается приездом в усадьбу, где хозяев, конечно, ждут, где раздолье, можно бежать и бродить, где ты хочешь. И жизнь там происходит под кронами лип и под небом: не нужно быть дома, и можно убежать в рощу, читать там полюбившуюся книжку.

Можно играть с братьями, сестрами и с крепостными. Другое дело, что некоторые из этих игр позже вызывали чувство вины. Андрей Михайлович вспоминал о том, что детей крепостных они использовали как лошадок, и вспоминал это как пример жестокого барства. Но тем не менее когда-то им было весело, это действительно было счастье.

Лето они проводят в Даровом. В Москве мало того, что унылое место само по себе — больница для бедных, где люди страдают, умирают. Еще и по большей части не самое веселое время года — зима темная, с коротким световым днем. Это осень, грязно. Мы подумали и посчитали так, что больше счастья и удовольствия доставляла усадьба, нежели жизнь рядом с больницей.

А уж потом уже было инженерное училище, где Достоевский тоже чувствовал себя не очень комфортно, судя по сохранившейся переписке с родными и по воспоминаниям. К этому моменту мать умерла, отец ушел со службы и средств на жизнь не хватало. Неурожайные годы, доходов нет, и из переписки с отцом мы видим, как трудно было Михаилу Андреевичу помогать сыну. Дальнейшая жизнь Достоевского многим известна — простых лет у него уже не было. Поэтому, конечно, — музей счастливого Достоевского.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER