logo
  1. Наша война
Аналитика,

В этом номере мы публикуем некоторые из докладов, прозвучавших 30 октября 2019 года на общественных слушаниях «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности»

Общественные слушания «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности»Общественные слушания «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности»

На Слушания собрались представители федеральных ведомств (МИД, МВД, Росстата), уполномоченные по правам человека и по правам ребенка, ученые в области права, политики, философии; педагоги, психологи, социологи, соц. работники, судьи и адвокаты. Общественные организации были представлены с разных полюсов полемики — от феминистских до родительских.

Сама тема семейного насилия уже, казалось, отшумела в феврале 2017-го, когда были исправлены последствия прошедшей семью месяцами ранее декриминализации побоев, обернувшейся, наоборот, резкой криминализацией побоев для членов семьи.

Тогда, в 2016-м, это стало результатом аппаратного блицкрига сил, которые добиваются принятия Россией известного уже более четверти века комплекса мер против «семейно-бытового» (или «домашнего») насилия.

Этот комплекс удобно называть «стамбульскими» мерами, так как они были оформлены в 2011 году в виде Стамбульской конвенции (Конвенция, не подписанная РФ. — Ред.). Он включает в себя, в частности: введение в законодательство понятия «домашнее насилие», собирающего в один термин разные виды поведения в семье для их криминализации; допущение запретов на определенные действия без разбирательства и даже без согласия защищаемого, по инициативе чужих лиц (охранные ордера).

Обострение темы в 2019 году связывается, в том числе представителями власти, с июльским постановлением ЕСПЧ, признавшим в России дискриминацию женщин в связи с насилием против женщин. Это породило особенность новой кампании — она была поддержана с верхнего этажа верхней палаты. В. И. Матвиенко, правда, поручила лишь разобраться в проблеме, но созданная в Совете Федерации рабочая группа не стала местом для дискуссии и сразу поставила себе задачу не обсуждать необходимость стамбульских мер, а сочинять законопроект, которым они вводятся.

Публичная кампания за принятие в России их законопроекта строилась в агрессивно-рекламном ключе, обращалась исключительно к эмоциям напуганных людей, не читавших законопроект. Ее пропагандисты избегают прямой полемики и даже демонстративно неприлично отказываются показывать публике свой законопроект, чтобы его было невозможно обсуждать, как будто всё еще рассчитывают на повторение блицкрига 2016-го за спиной у народа. Уловка, конечно, детская — и дело не в том, что все всё знают, а в том, что обсуждать конкретный законопроект, то есть детали формулировок, не имеет смысла, пока не достигнуто согласие о принципах. А стамбульские принципы, как и их воплощение в законопроекте трехлетней давности, хорошо известны.

С другой стороны, чем дольше эта кампания строится на одних эмоциях, тем больше у общества вопросов, в которых и постарались разобраться слушания. Тема слушаний, сформулированная комиссией Общественной палаты по безопасности и взаимодействию с ОНК (слушания вел 1-й зам. ее председателя В. И. Винницкий), обращала их участников к ценности «общественной безопасности», к которой, хотя и в разных ее аспектах, апеллируют обе стороны полемики о стамбульских мерах. Этим создавалась возможность для многостороннего обсуждения как различных сторон самой проблемы, так и аргументов сторон, выяснения первоисточников недоразумений. Комиссия пригласила всех виднейших пропагандистов стамбульских мер, но предусмотрела и вариант их отсутствия, дав возможность собравшимся сначала услышать публичную позицию Алены Поповой в видеозаписи. Ведущий тщательно следил, чтобы говорили обе стороны, так что когда неожиданно для собравшихся оказалось, что никто из записавшихся уже не хочет высказаться в поддержку законопроекта, дал время для развернутого выступления поднявшей руку представительнице центра «Сёстры».

С мнением Алёны Поповой участники слушаний ознакомились в видеозаписиС мнением Алёны Поповой участники слушаний ознакомились в видеозаписи

Участники слушаний обогатили друг друга знаниями о разных сторонах проблемы. Заслушаны обзоры: полученных от регионов сведений о реальной динамике преступности и практике работы системы профилактики (А. Кульчицкая); о мерах, уже имеющихся в законодательстве для профилактики и пресечения насилия (Л. Виноградова). Прозвучали разбор статистических аргументов и рассказ о состоянии статистики (М. Сабельникова). Обсуждены вопросы совместимости стамбульских мер с принципами права (П. Якушев, Е. Тимошина). В частности, показаны принципиальные сложности введения понятия «психологическое насилие» в правовое пространство (Ж. Тачмамедова).

С разных сторон освещены международные аспекты — это и глобальные стратегии феминизма (В. Павленко); и обсуждение вопросов истории и финансирования женских организаций в России (М. Карев); и международно-правовые позиции России по отношению к традиционным ценностям и к международным органам (А. Коваленин, К. Чепрасов, С. Чумарев); и богатый опыт применения стамбульских мер за рубежом (М. Жиленков, А. Швабауэр).

Со вниманием были выслушаны практики, работающие с кризисным сопровождением жертв насилия (Н. Завьялова). Обсуждены актуальное состояние и нужды системы профилактики в связи с причинами правонарушений (Л. Тропина, А. Карев).

Важный вопрос о влиянии на общество самого обсуждения изменений общества подняла председатель общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) М. Мамиконян. О влиянии стамбульских мер на демографические процессы высказался проф. А. Синельников. Заслушана также позиция представителя Русской Православной Церкви.