Более 125 миллионов избирателей Пакистана заслуживают знать, будут ли они голосовать на выборах за деревянных буратино или за их кукловодов

Кто же у нас главный? В Пакистане ищут источник власти в стране

Николай Неврев. Опричники.
Николай Неврев. Опричники.
Николай Неврев. Опричники.

Политический кризис в Пакистане всерьез поставил перед властями и жителями вопрос об ответственности за принимаемые решения, а также о разделении сфер этой ответственности между ведомствами.

С каждым днем ответ на вопрос о том, кто чем в Пакистане занимается, становится все более запутанным. Так, после прихода к власти в апреле 2022 года новое коалиционное правительство под руководством Шехбаза Шарифа заявило, что берет на себя тяжелые экономические решения.

Однако правящая партия «Пакистанская мусульманская лига — Наваз» (ПМЛ-Н) устами своих руководителей немедленно заявила, что не собирается таскать каштаны из огня для всех членов коалиции, а ответственность за ухудшение жизни людей необходимо распределить на всю коалицию. В первую очередь — разделить ее с «Пакистанской народной партией» семейства Бхутто-Зардари, которая заняла 30% мест в кабинете министров Шарифа и ключевые посты в парламенте, но фактически оставила сферу экономики на откуп ПМЛ-Н.

Совсем недавно армия Пакистана публично дистанцировалась от политической жизни в стране, а затем стало известно, что в конце июля начальник штаба сухопутных войск, самый влиятельный офицер в армии Пакистана генерал Камар Джавед Баджва вел переговоры с Госдепом США о выделении помощи стране по линии МВФ. То есть прямо вмешался в экономическую политику Пакистана.

Так кто же в Пакистане за что отвечает? ИА Красная Весна приводит перевод статьи Факира Сайеда Айджазуддина, обозревателя старейшего и самого авторитетного англоязычного издания Пакистана — газеты The Dawn, под говорящим названием: «Кто управляет Пакистаном?».


КТО управляет Пакистаном? Это вопрос, которым задается каждое иностранное правительство с августа 1947 года (с момента получения Пакистаном независимости от Британии — прим. ИА Красная Весна). Это вопрос, на который 220 миллионов пакистанцев ждут правдивого ответа.

Некоторые религиозные деятели считают, что выживание Пакистана — это благосклонность переутомленного божества. Другие говорят, что нациям нужно время, чтобы превратиться в государства. Просто Пакистан вынашивает свою государственность дольше, чем другие.

Этот вопрос снова вышел на первый план в связи с двумя связанными событиями. 21 июля Тарик Фатеми (специальный помощник премьер-министра по иностранным делам) встретился с заместителем госсекретаря США Уэнди Шерман, чтобы подтвердить «общие цели расширения отношений посредством укрепления экономических и торговых связей». Встречу организовал многоопытный посол Масуд Хан.

22 июля министерство иностранных дел в Исламабаде публично дезавуировало встречу. В своем заявлении они пояснили, что «господин Фатеми находится с частным визитом в Вашингтоне, и министерство иностранных дел не играло никакой роли в его встрече с официальными лицами США».

Мы шагнули в дверь одной ногой, но никак не войдем в нее полностью

Мистер Фатеми не в первый раз играет роль громоотвода для братьев Шариф. В апреле 2017 года он был снят с поста специального помощника Шарифом Старшим (тогдашним премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом — прим. ИА Красная Весна) за предполагаемую причастность к «Утечкам Dawn» (коррупционный скандал, вследствие которого Наваз Шариф слетел с поста в конце 2017 года — прим. ИА Красная Весна).

Изображение: kremlin.ru, google, cc-by-4.0
Наваз Шариф
Наваз Шариф
ШарифНаваз

А ровно пять лет спустя он был повторно назначен на тот же пост Шарифом Младшим (нынешним премьер-министром Шехбазом Шарифом — прим. ИА Красная Весна). Теперь же его министерство с позором отреклось от него.

Несколько дней спустя источники на условиях анонимности сообщили, что начальник штаба сухопутных войск (НШСВ) Пакистана генерал Камар Джавед Баджва позвонил Уэнди Шерман, чтобы попросить Белый дом и министерство финансов США «настоятельно попросить кредитора [МВФ] ускорить процесс финансовой помощи и немедленно высвободить почти 1,2 миллиарда долларов, которые Пакистан рассчитывает получить». Позднее министерство иностранных дел подтвердило факт разговора.

Этот диалог между НШСВ и заместителем госсекретаря США имеет большое значение.

Судя по всему, НШСВ проконсультировался с премьер-министром и получил его одобрение, прежде чем позвонить «тетушке» Уэнди. Но даже студентам-отличникам известно, что МВФ не подчиняется приказам Госдепартамента США. Он может ответить на кивок из Белого дома, но тщательно защищает прерогативу своего Исполнительного совета, состоящего из 24 директоров, избираемых странами-членами.

Таким образом, мы стоим одной ногой в дверях с соглашением на техническом уровне, но мы пока еще не внутри.

Кто будет отвечать?

Возможно, Исполнительный совет МВФ выжидает, произойдут ли перемены в Исламабаде теперь, когда Пенджаб вышел из-под его контроля (по результатам выборов в провинции Пенджаб власть в ней досталась оппозиции в лице партии «Движение за справедливость» Имрана Хана — прим. ИА Красная Весна).

Возможно, МВФ ждет выдвижения нового НШСВ. Текущий срок полномочий генерала Баджвы истекает 22 ноября. Первый раз его полномочия в 2019 году продлил премьер-министр Имран Хан, сославшись на «региональную безопасность»; возможно, его заместитель, неуверенный в себе премьер-министр Шехбаз Шариф, смог бы продлить полномочия генерала, сославшись на «экономическую нестабильность».

Возможно, НШСВ пришлось обратиться к дяде Сэму через «тетушку» Уэнди, потому что субсидии США, ранее текшие в Пакистан рекой через «Фонды поддержки коалиции» и другие эвфемизмы Пентагона, почти совсем пересохли. Является ли (военная — прим. ИА Красная Весна) половина бюджета Пакистана столь же неплатежеспособной, как и его гражданская половина?

Изображение: Пресс-служба армии Пакистана в Twitter @OfficialDGISPR
Генерал Камар Джавед Баджва
Генерал Камар Джавед Баджва
БаджваДжаведКамарГенерал

Некоторые считают, что именно сейчас пришла пора пакистанскому истеблишменту (под этим словом понимается военная элита Пакистана — прим. ИА Красная Весна) раскрыть правду и поделиться с общественностью масштабами своих расходов на социальные нужды, не связанные с обеспечением безопасности, которые осуществлялись на протяжении многих лет.

Итак снова, кто управляет Пакистаном? Пламенный президент доктор [Ариф] Алви, который ранее в этом году заявил, что не возражает против «скорейшего назначения командующего армией», после чего его слова были немедленно дезавуированы его собственным офисом? Премьер-министр Шехбаз Шариф, который возглавил коалицию из 13 партий иуд со стажем и пытается остаться при власти до октября 2023 года? Его старший брат в Лондоне? Он-то хочет досрочных выборов.

Может, новоиспеченный министр иностранных дел Билавал Бхутто-Зардари, который имеет доступ к иностранным активам своей матушки (Беназир Бхутто — прим. ИА Красная Весна), но лишен доступа к капиталу ее международного влияния? Или главнокомандующий армией (НШСВ), который месяц назад избегал вмешательства в политику, но вместо этого, по-видимому, влип в национальную экономику?

Не мог бы ты, правитель Пакистана, в этот момент встать, чтобы на тебя все посмотрели? Более 125 миллионов избирателей заслуживают знать, будут ли они голосовать в 2023 году (а может и раньше) за деревянных буратино или за их кукловодов.


В трудные времена в стране должна найтись та сила, которая поднимется над суетой склочного выяснения отношений друг с другом за шатающийся трон и взглянет на проблемы Пакистана как вопрос жизни и смерти. Пока же все, что мы наблюдаем — буря в политическом стакане, который уже вплотную подползает к краю стола.

Видимо, примерно об этом хочет сказать в своей статье господин Айджазуддин. Кстати, посмотреть на себя в зеркало пакистанской ситуации не вредно бы и нам — здесь, в России.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»