logo
Статья
/ Галина Соловьева
Только накаленная коммунистическая идеология смогла воспитать ту общность, советский народ, который только и смог выстоять и не сломаться от первых поражений 1941 года, а после раздавить фашистскую гадину

«Зёрна». Какие всходы они дали и еще дадут в нашем сознании

Робер Дуано. Участник французского Сопротивления отдыхает, Париж. 1944Робер Дуано. Участник французского Сопротивления отдыхает, Париж. 1944

Спектакль «Зёрна» я смотрела три раза. Первый раз — на Летней школе — 2018. Во второй — мы специально приехали на спектакль в Москву. Ну, а третий был после митинга 5 ноября.

Честно скажу, самое сильное впечатление на меня он оказал на Школе. И понятно, почему. Именно об этом — о том, что мы должны изживать в себе разъедающий душу и волю дух поражения, и как это можно и должно сделать, был и доклад Сергея Ервандовича, и все последующие обсуждения нашей эсвэшной деятельности.

Тогда меня восхитила и поразила та самоотверженность и воодушевленность, с которой ребята-коммунары проживали свои роли на сцене. В первый же день приезда на Школу я отметила и назвала про себя глаза некоторых наших девушек «звездными», столько в них было внутреннего огня. Они стали просто красавицами — не узнать. После спектаклей я поняла, почему — они реализовали в себе тот самый творческий потенциал, который дремлет в каждом человеке. Тот самый, который коммунизм должен раскрепостить и пробудить в людях.

Во второй мой просмотр я постоянно «отвлекалась» на мысли о «них» — французских летчиках и простых французах, о том, как они переживали ужасный факт поражения своей страны в войне с фашизмом. Может быть, это случилось потому, что накануне, перед спектаклем, я прочитала «Военного летчика» Сент-Экзюпери. И во время чтения повести, и на спектакле я все время сравнивала «их» и «нас» — французов и русских, советских людей, как по-разному повели себя «они» и «мы» в ситуации, когда гибель стала реально грозить нашим странам. Разъедающий душу и национальную идею буржуазный индивидуализм сделал из французского народа перед лицом врага растерянную толпу, брошенную своим правительством, думающую только о своем личном спасении. Сражаться должны те, кому это положено, а они — простые обыватели. Сент-Экзюпери устами своего героя все время повторяет, что у крестьянской (а на самом деле уже крестьянско-мещанской) Франции не было шансов, чтобы выстоять в борьбе с военной машиной гитлеровской Германии. Он не вспоминает, что 20 лет назад Франция торжествовала победу над кайзеровской Германией и получила назад свою промышленную Эльзас-Лотарингию и на 15 лет угольные шахты Саара, но предпочла «почивать на лаврах». «Гнойник довольства и покоя» отравил душу нации.

А разве то же самое не могло бы произойти с Россией, случись так, что Российская империя не развалилась бы после буржуазной революции февраля 1917 года? Даже если мы сделаем допущение, что продолжился бы «невиданный рост» промышленности царской России, который якобы сохранялся и в предреволюционное время?

Нет, только накаленная коммунистическая идеология смогла воспитать ту общность, советский народ, который только и смог выстоять и не сломаться от первых поражений 1941 года, а после раздавить фашистскую гадину в ее гнезде. Только осознание народом того, что он защищает свое, родное государство, дало ему и мужество, и стойкость и умение в защите Родины.

Этого не хотят понимать и даже думать об этом те, кто причитает о России, которую «они» потеряли. Ну, а те, кто всеми способами внедряют такие идеи в народное сознание, они-то очень хорошо понимают, зачем нужно искоренять «совок». Поэтому и проводится все напористее тайная, ползучая, а в некоторых регионах даже явная декоммунизация параллельно с внушением людям, что каждый должен думать о себе и только о себе, а государство им ничего не должно. А значит, и они ничего не должны государству. А значит, обращаться «Вставай, страна огромная» — будет не к кому.

К задачам, стоящим перед нашим движением и конкретно перед моими соратниками и мной в нашей ячейке, вернул всех нас митинг и спектакль 5 ноября, к еще более острому осознанию ответственности каждого перед вызовами настоящего времени. Спектакль еще раз напомнил нам, что изжить дух поражения, а значит, прорастить в себе и других зёрна Победы можно только отказавшись от всего мелкого, себялюбивого, животного, что есть в каждом человеке, но что должно быть выжжено накаленным стремлением к Победе, и подкреплено целеустремленной, непрекращающейся ежедневной борьбой с теми силами, которые по злому умыслу или просто из-за наплевательства разрушают единство народа и государства. Мы должны помнить, что сейчас мы сражаемся за то, чтобы Россия была, за ее будущее, за то, чтобы мы имели право сказать: «До встречи в СССР!»