logo
Статья
Хобот — водитель в миссии «Суть времени». Коренной житель Донецка. В ополчении с осени 2014 года. Воевал в донецком аэропорту, на «Трешке». У него золотые руки, он буквально колдовал над многострадальными машинами отряда СВ. И в том, что у ребят на передовой всегда были патроны и еда, — огромнейшая заслуга Хобота.

Ребята рассказывали о множестве случаев, когда Хобот, проезжая по городу, останавливался, чтобы оказать первую помощь раненным при обстреле жителям или доставить их в больницу. Так он спас не одну жизнь.

Хобот

В том, что я пошел воевать, а не уехал куда-нибудь, большую роль сыграла память о моем деде, который боролся с фашизмом. Но война коснулась и меня лично. Я своими глазами видел, как укропы обворовывали мой дом на Песках, выносили всё подряд. Семья хотела, чтобы мы переехали в Крым, но я решил остаться в Донецке. О «Сути времени» я раньше не слышал, попал сюда случайно. Еще по довоенной жизни я знал Газетчика, пришел к нему и спросил: «Нужен я или не нужен?» Он сказал: «Нужен».

Я приехал с вещами в Ясиноватую, там меня встретили Пятница и Филолог. Они сказали, чтобы я выбрал себе позывной. Это немного шокировало меня, так как я был обычным гражданским человеком. Я вспомнил, что в детстве у меня было прозвище «Вомбат», по имени героя одного мультфильма. Но почему-то, из-за возникшей ассоциации, я произнес: «Хобот».

Могу сказать, что каждая поездка по территории, которая обстреливается, сопряжена с опасностью. Успешным выезд считается, если он прошел без обстрелов. Но если попал под обстрел, то тогда работаешь на адреналине, просто делаешь свою работу, думаешь об одном — надо вывезти людей.

Вообще я считаю, что нужно давать награды машинам, которые выдерживают такие огромные нагрузки. На фронте от машины зависит множество людей: будет ли вовремя доставлено оружие, БК, эвакуированы раненые... Машину нужно всегда содержать в рабочем состоянии, как оружие. Ремонтом приходится заниматься регулярно.

Еще до войны я был знаком с Гасаном, он работал у меня механиком. Я его привел в отряд. Гасан — человек, который не треплет языком, а просто делает свою работу. Несмотря на возраст, он пашет и пашет. Я уважаю таких людей, на них многое держится.

Кроме боевых выездов, приходилось возить и «гуманитарку». Больше всего мне запомнилась доставка гуманитарной помощи для глухонемых детей в Макеевке. Они были рады подаркам, но мне было тяжело смотреть на них. Я понимал, что наша помощь — это капля в море. Детьми должно заниматься государство, но из-за войны с господдержкой тяжело.

Моя семья отмечает, что я поменялся за эти годы. Вообще, на меня чем-то повлияли все товарищи из отряда, но больше всех, конечно, Вольга и Ирис. Егор, наш командир — это человек, который и переживает, и воюет по-настоящему. Вкладывает все силы. Ест из одного котла с солдатами. В людях самое главное — не их слова, а поступки. Я очень благодарен ему и взял на себя обязательство помогать, сколько смогу.

Раньше я не особо любил людей, не верил в них. В 2014 году я пережил сильное разочарование, потому что многие мужчины уезжали из Донбасса, бежали. Но потом к нам стали приезжать добровольцы из России, такие как Буржуй, Узбек. Приезжали добровольцы с остальной Украины. Не для того, чтобы сфотографироваться с автоматом, а для того, чтобы воевать и работать. Они говорили: «Мы же ваши братья, соседи, как мы могли не приехать?» Тогда я понял, что не всё потеряно...