Никогда ничего подобного не было в Черногории — такого размаха народного протеста не было ни разу

Представляете, что значит 200 тысяч людей на улицах Черногории? Православный священник о протестах

Протоиерей Момчило Кривокапич, наместник митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия, настоятель храма святителя Николая в городе Котор в интервью ИА Красная Весна говорит о происходящем в Черногории, где уже месяц (что беспрецедентно для небольшой страны) идут массовые — и, главное — мирные протесты против закона о вере.

Люди выходят на улицы почти каждый день по всей стране: собравшиеся требуют от властей страны отменить скандальный закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин», согласно которому Сербская православная церковь (СПЦ) должна доказать, что имела права на принадлежащие ей здания и храмы до 1 декабря 1918 года, когда Черногория присоединилась к Королевству сербов, хорватов и словенцев, позже ставшему Югославией.

В противном случае все церкви и храмы СПЦ, в том числе главные святыни православной церкви, перейдут в собственность государства. А конкретно — не к государству, а к поддерживаемым властью и Западом раскольникам. Поддержку православным высказали в Болгарии, Сербии и, конечно, в России.

ИА Красная Весна: Отец Момчило, мы знаем, что в Черногории сейчас происходят очень драматичные события, не утихают протесты против так называемого «закона о свободе вероисповеданий». Расскажите, пожалуйста, поподробнее о возникшей ситуации.

Отец Момчило Кривокапич: Это смешно — «закон о свободе»! Если же говорить в целом, то речь идет о глобальном проекте Запада против всего православия. Всё как на Украине, только в масштабах маленькой Черногории. Вся наша страна — это как маленький-маленький русский город. Антисербский, антиправославный план — разделить сербский народ и искусственно создать две новые нации — македонскую и черногорскую. В Македонии уже существует раскольническая церковь, и можно, если не будет глупости Константинополя, сделать каноническую церковь в Македонии. Здесь существует только нормальная Сербская православная церковь (СПЦ) в лице митрополита Черногорско-Приморского. И еще три епархии — одна (это большинство) в Республике Сербии, вторая в Республике Сербской, третья в Герцеговине.

Я служу 30 лет, и я свидетель этого процесса, который они делают для «компоновки» черногорской нации. Это в Дрездене в 1928 году на Четвертом конгрессе Коммунистической партии было первый раз сказано «сделать македонскую и черногорскую нацию». И это было до 1945 года. Но это не было насильно, все жили в Сербии, это было нормально людям. С 1978 года опять начались разговоры, что надо сделать отдельное самостоятельное черногорское государство. Это был тоже план по разделению сербской земли. Но тогда была Сербия и Черногория. Это второе сербское государство. Это есть в документах. А делят, потому что им было нужно раздробить сербский народ.

ИА Красная Весна: А как реагирует власть на протесты?

Отец Момчило: Никогда ничего подобного не было в Черногории! Такого размаха народного протеста не было ни разу. Были иногда протесты два-три дня, но это были политические протесты. А сейчас произошло вот что: режим, наша власть ткнула «в зеницу ока» сербскому народу, когда сказали, что церковные храмы и имущество до 1917 года — это всё государственное.

ИА Красная Весна: Что делает власть, выходит ли она на контакты и на диалог с лидерами протеста?

Отец Момчило: Нет лидеров протеста. Я такого не видел никогда — настоящее творчество народа. Молодые люди, которые даже не были крещенными, и они крестились позже. И я всегда всем говорю — это проявился наш корень православный, сербский, очень-очень глубокий и крепкий. И когда они ткнули в сердце, «в зеницу ока», тогда из души народа…

Это настоящий феномен. Никакая организация, никто из людей не смог бы это организовать, что Бог сделал, это Бог начал говорить в душах этих молодых людей. Они искали правду. Это феномен в глазах неверующих людей. Для нас, верующих, это Бог явился в сердцах этих молодых людей.

Мы ничего не организовываем, только свечи и иконы. Не кричат, не шумят! Тысячи и тысячи людей! Люди в Черногории очень темпераментные. Но здесь никто не кричит, тишина. Когда говорят — на улице 20-25 тысяч людей — это значит, как для России 2-2,5 миллиона. Это феномен.

Например, когда мы служили молебен пресвятой Богородице, пришло Рождество, мне принесли записку от митрополита, что в эти дни не будет протестов, будут только службы, которые принадлежат этому моменту. И государство обрадовалось, они верили, что не будет больше протестов.

Два дня было тихо — 6, 7 и 8 января. А 9 января, в день святого Стефана, в четверг было в 2 раза больше людей на улице. И этому не будет конца. Будет конец, когда они этот безбожный закон — не знаю, что они будут с ним делать — нам он враг. И мы скажем — вон с этим законом. Мы с вами можем говорить нормально. И вы видите, что с нами Бог и с нами люди. Представляете, что значит 200 тысяч людей на улицах Черногории?

Одна журналистка написала, что ей некие люди в полиции сказали, что 4 января было на улицах всей Черногории 140 тысяч людей. Это полицейские известия. Это было заявление политическое. Это было до Рождества. После Рождества было 200 тысяч на улицах.

Здесь у нас в Которе до сих пор все протесты происходили внутри города. Завтра будет вне города. Мы будем вокруг. Это как поход на Иерихон. Я не знаю, город, который маленький, все улицы маленькие, я вижу что мне молодые люди дают информацию, что завтра они пешком придут в Котор, не знаю, где здесь можно собираться, не знаю, где можно парковать автомобиль. С ними братья-священники. И мы боремся. Иконы в руках, и мы молимся. И так будет вход в город. Я сегодня позвонил митрополиту: «Пожалуйста, приезжайте на два часа раньше, потому что ехать на автомобиле нельзя, можно только идти».

Это Бог родился заново в Черногории. Это главная новость. Это диагноз. Такого не было с 1990 года, когда пришел Амфилохий, тогда такое было, но тогда просто люди причащались. Но ЭТО что случилось? Никогда такого не было.

ИА Красная Весна: Наверно, такого никто не ожидал?

Отец Момчило: Никто! Самые великие оптимисты прогнозировали, что будет 10% от того, что случилось. И нам удивительно! Люди зовут в дома для благословения. Я бываю в домах. Я сегодня утром, и вчера был на периферии моего прихода. В каждом доме об этом говорят.

Я когда был молодой, я знаю, что такое протест, в 1968 году сам участвовал. Но это было по-другому. Молодежь кричала. А сейчас тихо. Люди, которые делали этот закон, они очень удивлены и в панике. Они испуганы.

ИА Красная Весна: Вот это интересно! То есть они не ожидали и испугались?

Отец Момчило: Они думали — два-три дня — и готово! А 27 января будет уже месяц с начала протестов. Сегодня один функционер сказал, месяц протестов — он не понимает! Потому что он атеистический дурак! Он не знает, что написано на русских флагах «С нами Бог». Это мы поем в ночь накануне Рождества … так называемый бодняк… люди собираются, наряжают дубовое дерево в виде креста — и тогда с нами Бог. Эммануил — это значит, с нами Бог.

Иисус явился в душах наших людей. В проповеди на Крещение Христово 19 января, мы называем Богоявление — я думал, что сказать, и я начал и говорил о другом — это как Бог родился в сербском народе и в Черногории снова. Это не новое Крещение, но он пришел из наших глубоких корней.

Много среди сербских людей мучеников, которые кровь проливали за веру православную и имя сербское. И это побеждает. И мы не скажем — мы как церковь были очень умные, мы собрали этот народ — не скажем. Мы скажем — слава Богу, Господь собирал и побудил этот народ и в их сердце вселился ЗАНОВО. Это самая главная импрессия этого события. И слава Богу, это победа наша.

ИА Красная Весна: Я столько оптимизма слышу в Ваших словах…

Отец Момчило: Это не оптимизм, это правда. Я прагматик. Я Момчило, меня зовут Мома, а я Фома. Я всегда Фома. Я только всегда знаю, что Господь мой Бог. И это не оптимизм, это правда. Я свидетель того, что случилось.

ИА Красная Весна: Я имела в виду, что был как бы упадок духа, пессимизм — и в России, и в Сербии и Черногории, поэтому то, что сейчас у вас происходит, радует.

Отец Момчило: Ну, был разговор для пессимизма. Потому что, извините, там, на Украине, был «хозяин» Порошенко, он ушел. И здесь также, наш президент — он как Порошенко. Я знаю, я видел конец коммунизма. Я знаю — я буду видеть, если Бог даст, и конец этой власти, которая коррумпирована. Они хотели распродать всё имущество церкви.

ИА Красная Весна: То есть в планах инициаторов закона было сначала завладеть, а потом распродать церковное имущество?

Отец Момчило: Да-да, конечно. И мы даже знаем конкретно, что именно их интересует больше всего. Но это человеческий план. У нас есть шутка: «Когда люди делают план, Господь смеется».

ИА Красная Весна: Расскажите, пожалуйста, Русская православная церковь как-то обозначила свою позицию в этой ситуации?

Отец Момчило: Да-да, она первой послала поддержку. Первой, кто послал поддержку — это была Русская православная церковь. Я имею приватные контакты. И вообще официально РПЦ сказала — мы с братьями в Черногории. Митрополит Амфилохий, как на Украине митрополит Онуфрий, один возглавляет православие.

Протоиерей Момчило Кривокапич
Протоиерей Момчило Кривокапич
Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER