Нефтяная война по странному стечению обстоятельств совпала с пиком распространения пандемии коронавирусной инфекции (нефтяной рынок обрушился 9-го, а пандемию ВОЗ объявил 11-го марта). Кризис в отрасли неминуемо должен был привести к войне и переделу рынка

Нефтяная война закончилась победой США?

Луиджи Беки. Мыльные пузыри (фрагмент)
Луиджи Беки. Мыльные пузыри (фрагмент)
Луиджи Беки. Мыльные пузыри (фрагмент)

Заседание стран ОПЕК+ закончилось соглашением о сокращении добычи нефти на 10 млн баррелей в день, с одной оговоркой — его должна подписать Мексика, которая не согласилась с предложенным ей объемом снижения добычи. Саудовская Аравия и Россия должны сократить добычу больше всех — на 23% и добывать не более 8,5 млн баррелей нефти в сутки. Объем сокращения нефтедобычи на 10 млн баррелей распространяется на период с мая по июнь 2020 года. Далее, с 1 июля по 31 декабря 2020 года, сокращение составит 8 млн баррелей, а с 1 января 2021 года по 30 апреля 2022 года — 6 млн баррелей в сутки. Это очень большие объемы, когда-либо согласовывавшиеся ОПЕК. Самое крупное единовременное сокращение составляло 2,2 миллиона баррелей в сутки во время финансового кризиса 2008 года.

Всего на заседание, которое проходило в режиме видеоконференции, были приглашены 36 стран. К участию в переговорах были приглашены и США, которые до этого никогда не принимали на себя обязательств сокращения нефтедобычи, хотя добывают нефти больше всех в мире — 13 млн баррелей, а по другим данным — 15,3 млн баррелей в сутки (статистика компании ВР).

В этот раз США также не изъявляли желания присоединиться к сделке по ограничению нефтедобычи. 8 апреля президент США Дональд Трамп заявил, что США не намерены дополнительно сокращать добычу нефти, так как рынок уже вынудил американские нефтяные компании снизить добычу сырья.

Американские СМИ поспешили напомнить, что взятие на себя нефтяными компаниями страны каких-то обязательств в рамках такого рода договора будет противоречить закону. Так, издание The Wall Street Journal сообщило, что прецедентное право в США не позволяет американским нефтяным компаниям поддержать инициативу Саудовской Аравии и России по снижению добычи. Крупные корпорации прикрываются тем, что за участие в соглашении о сокращении добычи к ним будут предъявлены судебные иски со стороны антимонопольных служб США.

Очевидным образом эти корпорации, как это было все предыдущие годы, не хотели бы ограничивать себя в прибыли при росте цен на сырье. Похоже, именно их мнение определяет направление политики администрации президента США и самого Трампа. Он неоднократно заявлял, что готов ввести заградительные пошлины на ввоз нефти и санкции против Саудовской Аравии и России. Однако среди нефтедобытчиков США нет единства — многие сланцевые компании готовы к сокращению добычи.

Их можно понять: североамериканские производители нефти в настоящее время уже накопили долги в $86 млрд, по которым близится срок расплаты (они должны быть погашены к 2024 году). Объединяет эти две позиции одно: в развязывании нефтяной войны и падении цен на нефть виноваты Саудовская Аравия и Россия, которые должны быть наказаны санкциями.

Сдаться в этой войне оказались готовы только многочисленные независимые нефтяные компании Техаса, чьим рупором выступает один из трех комиссаров регулятора нефтяной отрасли штата Райан Ситтон. В поисках путей перемирия он даже вышел на международный уровень, проведя переговоры с генсеком ОПЕК Мухаммедом Баркиндо о необходимости ограничения нефтедобычи.

Консервативная часть американской элиты уверена, что главным врагом нефтяной отрасли США является Россия. Издание The National Interest прямо обвинило Москву в уничтожении сланцевой отрасли нефтедобычи. По мнению аналитиков издания, Россия считает, что снижение добычи нефти, предлагавшееся Саудовской Аравией для продления сделки ОПЕК+ в марте, будет работать в интересах сланцевиков США. Именно исходя из этого, Россия не приняла соглашение и обвалила нефтяной рынок, считают они.

Учитывая бедственное положение отрасли сланцевой нефтедобычи в США, весьма уместным выглядит предположение вице-президента Экспериментального творческого центра (ЭТЦ) Юрия Бялого о том, что нефтяная война была развязана Саудовской Аравией и Россией для выдавливания с рынка сланцевых компаний США, которые, «задавив санкциями конкурентов из Ирана и Венесуэлы, потихоньку отбирали у РФ и СА главные мировые нефтяные рынки».

Однако оба субъекта нефтяной войны категорически отказываются признать, что намеревались выдавить сланцевые компании США с нефтяного рынка, напрочь отвергая даже саму возможность подобных помыслов. Когда президент России Владимир Путин упомянул, что причиной обвала цен на нефть стало желание Саудовской Аравии избавиться от американских сланцевиков, МИД СА назвал эту версию лживой. Саудовские дипломаты поспешили заявить, что всегда учитывали интересы компаний, добывающих сланцевую нефть, — Россия же, наоборот, стремится их разорить.

Такое поведение участников нефтяной битвы указывает на то, чье мнение является решающим на рынке. Буквально накануне этой российско-саудовской перепалки одним своим заявлением Трамп поднял цену нефти на бирже почти наполовину — на 46%. Перед этим, 2 апреля, Саудовская Аравия призвала провести срочное внеочередное заседание стран-участников ОПЕК+. Цель встречи — заключить между странами ОПЕК+ соглашение, которое позволит восстановить «желаемый баланс» на рынке нефти. Президент США в этот же день заявил, что вскоре будет заключена совместная сделка по сокращению добычи нефти между США, Саудовской Аравией и РФ. Сокращение добычи нефти должно составить более 10 млн баррелей в сутки, что и вызвало энтузиазм у биржевых спекулянтов.

Западные СМИ утверждают, что сделка состоялась благодаря сильному давлению США на Саудовскую Аравию и Россию. Многие аналитики считают саудитов полностью подконтрольными американцам. Незадолго до переговоров агентство Bloomberg опубликовало статью, в которой были даны своего рода рекомендации для Саудовской Аравии. Королевство на предстоящей встрече ОПЕК+ должно поставить ультиматум: или все нефтедобывающие страны принимают на себя обязательства по сокращению добычи, или нефтяная война продолжится. Вторым условием был назван временный характер договора об ограничении — он не должен длиться долго. Это краткосрочное решение для ликвидации чрезвычайной ситуации распространения коронавирусной инфекции. США не должны надолго присоединяться к ОПЕК+, в долгосрочной перспективе всё должны определять рынок и «стремительная борьба каждого за свою долю на нем».

Накануне переговоров консалтинговая компания Rystad Energy опубликовала анализ состояния экономик противоборствующих стран. По мнению аналитиков, по всем позициям Россия в лучшем положении, более того, она может действовать как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе более гибко, чем противник. У Саудовской Аравии есть только одно оружие — наращивать объемы добычи. В условиях пандемии коронавирусной инфекции положение Саудовской Аравии также намного хуже, чем у России, которая может выдержать падение спроса на нефть и позволить себе подождать, считают аналитики.

К проблемам экономическим добавляются социальные и политические. Эксперты, опрошенные в конце марта агентством Bloomberg, уверяют, что для всех нефтедобывающих стран обвал цен на нефть становится дополнительным испытанием, накладываясь на последствия распространения коронавирусной инфекции. При этом ситуация разная: для стран ОПЕК+ была важна социальная значимость высоких цен на нефть, в то время как для США важнее низкая себестоимость нефтедобычи. Эксперты считают, что в странах, зависящих от сырьевого экспорта, опустошение бюджета (на 50–85%) и снижение социальных расходов приведет к недовольству населения, что может вызвать обрушение власти.

Сокращение спроса на нефть от торможения мировой экономики, по различным оценкам, может достигать 35 млн баррелей в сутки от общего объема добычи почти в 100 млн баррелей в сутки. В отчете аналитической компании Rystad Energy, опубликованном 1 апреля, прогнозировалось, что в апреле спрос на нефть упадет на 22,8 млн баррелей в сутки. От падения цен на нефть, вызванного обрушением спроса, выиграли только крупные импортеры нефти. Так, объем закупок Китаем российской нефти с поставкой в апреле вырос, по данным трейдеров, на 122% по отношению к февралю. По оценкам нефтетрейдеров, страна намерена закупить в 2020 году до 100 млн баррелей нефти.

Эксперты уверены, что Китай, являющийся крупнейшим покупателем нефти (10% от добычи в мире), воспользуется ситуацией избытка предложения и для того, чтобы проводить расчеты в юанях. Тем самым юань может стать еще одной резервной валютой.

Как бы ни были различны мотивы к сокращению добычи, заседание нефтедобывающих стран в расширенном составе состоялось. Позиция России на переговорах заключалась в том, что сокращение нефтедобычи должно быть пропорциональным для всех стран, включая США. Вторым важным моментом является уровень отсчета — средний уровень за первый квартал. Саудовская Аравия настаивала на уровне апреля. Учитывая, что в апреле королевство объявило о росте добычи нефти до 12,3 млн баррелей в сутки, сокращение от этого уровня будет означать возврат Саудовской Аравии к добыче до разрыва сделки ОПЕК+ 6 марта, а то и выше.

В ходе переговоров базовый уровень для двух враждующих сторон — Саудовской Аравии и России — был принят за 11 млн баррелей в сутки. Для всех остальных стран уровнем отсчета стал октябрь 2018 года. Таким образом, Россия и Саудовская Аравия в мае-июне снизят добычу до 8,5 млн баррелей в сутки. Почти из 100 млн баррелей нефти, добываемых каждый день, на Саудовскую Аравию сегодня приходится 12 млн, на Россию — 11,29 млн баррелей в сутки.

В итоговой декларации девятой внеочередной встречи стран ОПЕК+ указано, что следующее заседание состоится 10 июня 2020 года. Особо оговаривается, что соглашение вступит в силу только после присоединения к нему Мексики. Среди 20 стран, принявших на себя обязательства, США не фигурируют. Положение обязывает: не к лицу лидеру мировой экономики вставать вровень с остальными. По всей видимости, всем остальным нефтедобывающим странам придется удовольствоваться заявлением Трампа, что существующее вынужденное сокращение добычи нефтяными компаниями США равносильно принятию американской стороной обязательств.

Нефтяная война, по странному стечению обстоятельств, совпала с пиком распространения пандемии коронавирусной инфекции (нефтяной рынок обрушился 9-го, а пандемию ВОЗ объявил 11 марта). Введенные многими странами карантинные меры остановили туристические перевозки, закрыли ресторанный и торговый бизнес, остановили личные автомобили. Вслед за этим резко обрушилась экономика, в основе которой сфера услуг и непрерывный рост потребления.

Доля транспорта в мировом потреблении нефти составляет около 60–65%, поэтому рост добычи нефти пришелся на спад потребления основного продукта ее переработки. Кризис в отрасли неминуемо должен был привести к войне и переделу рынка. Американцы в этих условиях фактически взяли на себя роль арбитра, остальным же нефтедобывающим странам, в условиях рушащейся от остановки потребительского рынка мировой экономики, поневоле приходится сокращать добычу.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER