logo
Статья
/ Сергей Кургинян
Москва, Суворовская площадь, 5 ноября 2018 года

Миллион людей ждет личного ответа президента России

Митинг «Сути времени» 5 ноября 2018 года в МосквеМитинг «Сути времени» 5 ноября 2018 года в Москве
Григорий Фадеев © ИА Красная Весна

Сергей Кургинян:

Восемь лет назад, когда движение «Суть времени» собралось, говорилось о том, что это времянка, которая продлится несколько месяцев до выборов. После чего люди разойдутся, а лидер куда-нибудь спрячется в дальнюю нору и помашет всем ручкой.

Прошло восемь лет. Здесь в строю стоит больше народа, чем собралось восемь лет назад. И люди знают про себя, что они уже подготовлены так, как они даже не могли себе вообразить восемь лет назад. Они уже не просто растерянные и одержимые чувством и желанием спасти страну и вывести человечество на новые рубежи. Они уже примерно знают, как это делать. И это огромное наше достижение.

Мы видим сейчас эти шеренги. Мы понимаем, сколько нас здесь. Мы твердо заявляем, что мы никогда не хотели, не хотим и не будем хотеть решать проблему политического устройства страны с помощью митинговой активности. Этот майданный армянский и другой путь — не наш путь. Мы хотим решить судьбу страны у выборных урн, мы хотим решить ее законным способом, мы хотим дать каждому простому человеку возможность участвовать в этом, а не только каким-то активистским толпам разного рода.

Но мы твердо заявляем, что если где-то и когда-то возникнет желание митинговым путем и уличным путем решать задачи, то этому будет дан отпор с помощью другой улицы — патриотической улицы.

Мы показали, что это такое, в предыдущую эпоху. Нам говорили тогда, что мы чуть ли не путинисты, хотя огромный митинг [на Поклонной горе 4 февраля 2012 года] против оранжевой чумы я начал со слов, что я — противник политики Путина, но мы призываем всех дать отпор проамериканским оранжевым силам. И мы дали тогда им отпор. Мы начали, и благодаря этому движению протест удалось довести до настоящей интенсивности.

Если завтра или послезавтра какая-нибудь сволочь решит, что она сможет с помощью оранжевых митингов разваливать Россию, — этому будет дан большой патриотический уличный отпор. Мы не будем делать на это ставку. Но если кто-то сделает ставку на оранжевый майдан — он получит наш ответ: антироссийская оранжевая сволочь увидит на улицах народ, который потребует единства державы и новых перспектив для страны. Будет это или нет — зависит от здесь собравшихся. От их активности, от их образованности, от их сплоченности и от их бескорыстия.

Мы призвали людей к тому, чтобы собрать более миллиона подписей. Это была сумасшедшая, неслыханная инициатива. Люди взяли на себя тяжелейший крест этой инициативы. Они выполнили свой долг, они собрали более миллиона подписей. Это произошло впервые. Когда нам говорят, что кто-то собрал пять миллионов, то мы улыбаемся и спрашиваем: «Пять миллионов — чего? и где они?» Наш миллион находится в Администрации [Президента].

Нам говорили, что больше ста тысяч подписей означают, что мы имеем право законное на наши инициативы. Нам говорили об ответе, который неминуемо должен быть после того, как мы соберем даже 100 тысяч подписей.

Этот ответ якобы дан. Он идет к нам по почте. И когда мы пришли в администрацию и сказали: «Мы скромные граждане, будьте добры, дайте нам копию этого ответа», нам сказали, что нам эту копию не могут дать, потому что только по «Почте России» мы должны получить ответ. «Почта России» — это сейчас такая инстанция, которая, конечно, дает ответы неделями. А копию нельзя дать, потому что Администрация Президента пишет гусиными перьями, и у нее нет копий.

Весь этот балаган, весь этот фарс кончится. И мы знаем: эти филькины грамоты [которые мы получим в качестве ответа, будут] подписаны высоким или очень высоким администратором. Но миллион людей обратился не к администраторам, а лично к президенту России. И миллион людей хочет личного ответа президента России, а не его чиновников, на требование народа остановить беду, которая обернется развалом российского государства. И миллион людей должен получить этот ответ, а не филькину грамоту.

Происходящее сейчас сильно напоминает безумие. Настоящее, полноценное безумие. Это поведение заболевшей элиты, оборзевшие представители которой то говорят, что народ должен есть «макарошки» и жить на три тысячи рублей, то какой-то ярославский хам говорит о том, что пенсий вообще не нужно, а богатые люди должны сами себе обеспечивать пенсии. «А остальные?» — спрашивают его, он отвечает: «Я — ученый». Бандит какой-то, выбранный непонятно кем, говорит: «Я — ученый, который знает силу естественного отбора и дарвинизма».

Мы слышим всё что угодно. Мы слышим уже заявления с Украины этого легендарного Ковтуна о том, что они воевали вместе с объединенной Европой против еврейского большевизма. За такие заявления в Европе сажают в тюрьму. А мы слышим, как рядом с нами, в стране, которая находится прямо рядом с живыми центрами, которые не могут не быть защищены нами, уже звучат заявления, которые мы не слышали с 1945 года.

Мы понимаем, что собираются тучи над страной. Это что — тот момент, в который надо бессмысленными действиями разрывать единство народа и хоть какой-то власти? Что делает эта власть? Что она заявляет устами своих позорных представителей? Что происходит в целом, когда мы понимаем, что, с одной стороны, международная обстановка накаляется с каждым днем, а с другой стороны, подкладывается мина под очень сомнительное, но существовавшее единство этой власти и народа. Она хочет разорвать его до конца, как в начале 1917 года? Она рвется к этому? Что это за болезнь?

Наши ученые-бактериологи провели большие исследования с помощью социальных и иных микроскопов и обнаружили два опаснейших вируса, которыми больна власть. Мы их выявили и сейчас называем. Первый из них называется оборзин. [Потому что] власть оборзела. А второй называется холуин. [Потому что] огромное количество холуев рапортует о том, что народ уже проглотил пенсионную реформу, и что дальше он успокоится, и всё будет в порядке — будет восстановлено единство. Это наглая ложь.

Люди, которые организовали пенсионную реформу, ударили в ядро путинского электората. Я буду говорить здесь предельно просто и огрубленно, не ловите меня на слове. Но я говорю суть того, что происходит. Ядром путинского электората являлись пятидесятилетние женщины. Эти женщины отпали от Путина. Они оскорблены — вы слышали это [в видеороликах серии #НародГоворит]. За ними потянулись другие группы электората. Удар нанесен в ядро. Профессионалы, которые это делали, знали, что они делают. Путин потерял уже 30 пунктов своего рейтинга. Процесс неуклонно нарастает.

Никакого разговора о том, что народ успокоится, быть не может. Я говорил и повторяю, что существует до ста способов ограбить русский народ так, чтобы он не возник на это, не возмутился. Выбран единственный способ [ограбления народа, чтобы народ возмутился] — с пенсионной реформой. Умело выбран способ ограбления, после которого социальный протест остановить нельзя. Он будет развиваться. «Единая Россия», которая с хамской ухмылкой говорит, что она выиграла выборы, проиграла половину того, что она имела, и ряд регионов. И это — только начало процесса.

«НЕТ пенсионной реформе». Митинг «Сути времени» в Москве, 5 ноября 2018 г.«НЕТ пенсионной реформе». Митинг «Сути времени» в Москве, 5 ноября 2018 г.

В чем состоит здесь наша задача?

Первое. Собранный миллион подписей доставлен власти не для того, чтобы эта власть написала филькину грамоту, и на этом все кончилось. Мы ведем политическую борьбу на длинных временных интервалах. Сейчас задача состоит в том, чтобы содействовать правильному развитию процесса в Конституционном суде.

Когда мне говорят, что процесс в Конституционном суде неизбежно кончится тем же, чем и все остальные, — это неправда. Есть вероятность разного развития событий. И наша задача — сдвинуть эту вероятность в нужную сторону, а не блеять по поводу того, что всё предопределено.

В оппозиционных фракциях [Государственной думы], проголосовавших против пенсионного закона, более ста человек. Но против закона проголосовали 80 с чем-то. Почему это важно? Потому что для подачи иска в Конституционный суд нужно более 90 подписей депутатов. Эти подписи возможны, если фракции, которые проголосовали против пенсионного закона, соберутся вместе. Но пока что они не собираются вместе. Пока что менее 70 депутатов готовы подписать законный протест в Конституционный суд.

Наша задача на этом этапе заключается не в том, чтобы бежать впереди паровоза, а в том, чтобы своей информационной и политической деятельностью побудить каждого из этих депутатов выполнить свой долг: не прятаться за то, что он проголосовал против пенсионной реформы, а поставить свою подпись под запросом в Конституционный суд. Эти люди не будут это делать, если мы не проявим соответствующую политическую, а главное, информационную ответственность.

Здесь собрались люди, умеющие работать в интернете. Эти люди знают и без меня, что делать, чтобы народ знал своих «героев». Каждый из депутатов должен знать, что вся страна от мала до велика узнает, подписал он в Конституционный суд свой запрос или нет. И это политический вопрос. Потому что если в Конституционный суд будет подан этот запрос с этими 90 с лишним подписями депутатов, то ситуация в стране будет одна. А если он не будет подан, то дискредитированы будут еще и те системные оппозиционные силы, которые отмылись вроде бы от этого пенсионного безобразия, а далее — проявляют дряблость и двусмысленность. Этого нельзя допустить.

Только народный гражданский контроль может убедить Государственную думу направить правильный запрос в Конституционный суд. Мы говорим системной оппозиции: «Дорогая наша, любимая системная оппозиция! Выполни свой долг перед народом, не прячься за блеянье, соберись!» Я здесь не хочу дискредитировать никого, но мы уже понимаем, что наиболее двусмысленно в этом вопросе ведет себя партия Жириновского, в которой очень многие вообще уклонились от голосования [по закону о пенсионной реформе], а теперь не хотят подписываться под заявлением в Конституционный суд. Они должны знать, что тайно это не произойдет — мы живем в XXI веке и умеем бороться по законам XXI века, а это законы информационной борьбы. И эта борьба будет нами выиграна — все будут знать своих «героев». Если окажется, что системная оппозиция настолько дряблая, что она не может подать заявление в Конституционный суд, мы будем подавать эти заявления именно как несистемная оппозиция — от отдельного человека, чьи права нарушены. У нас есть такое конституционное право, и мы его используем полностью.

Далее начнется вопрос о подготовке к новым выборам. «Единая Россия» будет прятаться за мажоритарку, за самовыдвиженцев, за какие-то разветвляющиеся партии, за всё остальное. Мы должны показать, что люди, которые проголосовали за пенсионную реформу, не посмеют далее выдвигать свои кандидатуры даже в золотари, а не только в депутаты. Мы должны сделать так, чтобы каждый этот герой был известен народу. Нам неважно сейчас, кто именно будет выбран, но только не люди, которые проголосовали за преступную разрушительную реформу. Не они. И это — задача на сентябрь [2019 года].

От таких страшных вирусов, как оборзин и холуин, лекарство одно — политическая реальность. Если та часть власти, которая сохраняет минимальную адекватность и думает как о стране, так и о себе, увидит, что народ организованно, демократически и конституционно говорит нет пенсионной реформе и реализует свои законные выборные права, то процесс будет остановлен. Он будет остановлен или в 2019-м, или в 2020 году.

Теперь о том, чем чревато отсутствие законной правовой борьбы. Оно чревато нерегулярным несистемным уличным процессом майданного или армянского образца. В какой-то момент недовольные массы выйдут на улицы. У этих масс найдутся деструктивные лидеры, которые поведут их не законной дорогой протеста к обновлению и укреплению державы, а путем, который приведет к разрушению державы, путем новой перестройки, путем окончательной ликвидации нашего государства, защищенного нашими прадедами, дедами, отцами. Мы в этом случае окажемся беспомощной маломощной группой, которая будет смотреть, как разливается лава бессмысленного социального протеста, который будет продиктован благими намерениями остановить социальное унижение, а направлен будет в деструктивную сторону.

Мы уже сейчас должны не просто сказать этому нет, мы должны прокладывать этому протесту законное, нормальное русло. Мы должны вести этот протест в ту сторону, в которой он не обратится в майдан и разрушение державы. Это наш долг перед страной.

Здесь стоит много молодых людей, не переживших позор перестройки, а я пережил его полностью. И я помню, как беспомощность Коммунистической партии обернулась уличным безумством и разрушением страны. Второй раз этого не должно быть. Никогда больше!

Это не должно повториться. Безответственные, полубезумные действия по пенсионной реформе подталкивают страну к обрыву, краю пропасти. Ее надо остановить и повернуть в конструктивном направлении. В этом наша задача. В этом задача здесь собравшихся. В этом наша задача перед лицом дедов, прадедов. Тех, кто, когда страна оказалась на грани пропасти, остановили ее, собрали заново и привели к совершенно новым уровням величия.

Митинг «Сути времени» в Москве, 5 ноября 2018 г.Митинг «Сути времени» в Москве, 5 ноября 2018 г.
Григорий Фадеев © ИА Красная Весна

Нам говорят о том, что коммунизм в прошлом. Это ложь. Мы находимся перед такими общечеловеческими вызовами, которые без коммунизма вообще не могут получить достойного ответа.

Первый из этих вызовов заключается в том, что буржуазии удалось создать рост технических средств, рост производственной базы, рост производительных возможностей человечества, но она не сумела соединить это с ростом человеческих возможностей. Люди остались прежними и даже хуже, чем были, а производительные средства и техника стремительно и неуправляемо идут вперед. Это чревато всемирной катастрофой по одному из сотен сценариев. Мы приближаемся к ней, мы приближаемся к рубежу, перед которым самые ответственные рубежи существования человечества меркнут.

Мы живем не в благолепии супермаркетов. Мы живем в условиях мощнейших и нарастающих вызовов. И те, кто их не видят, — полубезумны. Либо мы научимся поднимать одновременно техническое состояние человечества и его антропологическое, человеческое состояние, либо человечество просто от разрыва между этими параметрами рухнет. Вот почему в будущем — коммунизм.

Да, это будет новый коммунизм, другой, он не повторит ошибок прежнего. Мы существуем в новой реальности. В абсолютно новой, которой не было ни у Ленина, ни у Маркса. В этой новой реальности мы понимаем, что-либо возвышение человека, а не его превращение во вкусно кушающую свинью, притом что миллиарды людей голодают на планете, — либо человечество рухнет.

Либо человек будет восходить, либо человечество рухнет. Восхождение человека к Человеку с большой буквы, к новому человеку, это — главное, что было сказано коммунистами. Предотвращение отчуждения, превращающего человека в скотину бездуховную, — это было сказано Марксом, Лениным и другими. И в этом смысле всё, что они говорят, — в будущем!

Теперь вторая проблема. Пусть кто-нибудь из тех, кто создал современное западное человечество и говорит, что оно глобалистским путем пойдет вперед, объяснит нам, что они, творцы этой глобализации, будут делать, если каждый китаец и каждый индиец потребует, что [поскольку экономика Индии и Китая растет], он тоже хочет иметь коттедж, как американец, и две машины? Если эти миллиарды людей скажут, что у них на это тоже есть законное право, что будут делать американцы и прочие?

И, наконец, третье. Если западная цивилизация каким-то образом куда-то вела человечество в XIX и XX веке, то теперь она повернула в полное безумие: это цивилизация Содома и Гоморры, это цивилизация человеческой бездуховности, это цивилизация растерянности и деградации человека. Это цивилизация реальной бездуховности!

Что произошло, когда наши прадеды осуществили Великую Октябрьскую революцию? Этому предшествовало безумие [Первой] мировой войны, абсолютно непонятной для человечества. Вторая мировая война была понятна — это была война с фашизмом. Что такое была Первая [мировая война]? Каждый, кто воевал, спрашивал — за что воюем? Кто двинул в эту сторону? Какой-то Генрих… какой-то Василь Захаров… какие именно империалистические круги, кто и куда двинул?

Закройте глаза и представьте себе: миллионы трупов молодых людей, засеявшие Европу, газовые атаки, при которых у сотен тысяч людей с рвотой выходили куски легких. Это было то, что подарил капитализм к 1917 году человечеству. Он обещал прогресс, развитие и мир, он обещал процветание! Человечество согласилось, он обманул человечество! Страшным образом! И человечество находилось в системе предельной разочарованности. Оно падало вниз, и в этот момент здесь, на нашей территории, вдруг вспыхнул новый красный огонь! Каждый, кто говорит, что этот красный огонь не был огнем надежды для всего человечества, — нагло лжет! Человечество с упоением и надеждой смотрело на то, как воскресает вера в восхождение Человека! Это — великая коммунистическая вера! Если бы ее не было, человечество рухнуло бы в отчаянии вниз уже в 20-е годы XX столетия. Все смотрели на Россию как на символ мировой надежды. «Солнце всходит на Востоке, великий огонь зажегся там».

Этот огонь удержал человечество, и дал ему силы для сопротивления фашизму. Кто в итоге победил фашизм?! Наш солдат! Мы победили! Когда нам говорят, что мы «плохо воевали» — это полный, позорный фарс. Потому что [в таком случае] надо сказать, кто воевал хорошо. Советский солдат поднялся в контратаку уже 22 июня, прямо в день, когда началась война, и ходил в эти контратаки всё лето [1941 года]. Французы — ни разу! Хваленая армия, не пережившая «ужасы большевизма» и прочее, вообще ни разу не перешла в контратаку, она позорно сдалась. Польша сдалась за десятки дней, Европа лежала у ног Гитлера. Кто спас мир от этой чумы неслыханной?! Его спас советский проект и великий наш народ, и русский прежде всего, который сплотился вокруг этого проекта. Не было бы этого — не было бы человечества!

Мы сейчас празднуем с вами годовщину величайшего события в мировой истории! События оболганного, растоптанного, униженного. Наша задача — вынуть это всё из унижения и сказать правду. Наши дети и наши внуки не должны учиться по солженицынской лжи, выдаваемой за правду, о каких-то сотнях миллионах уничтоженных нами людей (непонятно, кто в таком случае воевал), о каком-то бреде, который выдается за правду истории. Мы должны вернуть истории правду, потому что именно попранная история родила в нашем народе комплекс неполноценности и породила сдачу коммунистического проекта.

В любом случае, эту сдачу нельзя считать грязным делом отдельных подлых рук: Горбачева, Ельцина и кого-то. Вся партийная номенклатура проголосовала за отмену шестой статьи Конституции, то есть за отмену своей власти. Вся, кроме одного человека, весь пленум. В 1993 году мы видели, как народ, который уже обокрали, продолжал поддерживать Ельцина. И те, кто лишены сейчас пенсий, пожинают плоды тогдашней поддержки. Потому что им говорили, что в России в условиях первоначального накопления и всего остального может быть только криминальный латиноамериканский капитализм и никакой другой. А при нем нет пенсий, нет социальной защиты. Люди в каком-то ослеплении, помрачении, завороженные подлыми агитаторами, шли и говорили: «Мы хотим туда, там будет хорошо». Теперь пришли в эту подлую, бесконечную ловушку.

Наша задача — не просто осмыслить проект заново, не просто понять, какие его ошибки привели к краху. За крах всегда ответственны те, кто стоит у власти. Нельзя снять ответственность с Коммунистической партии ни за ее великие свершения в начальном периоде, ни за ее крах в конце. Наша задача — найти эти ошибки, исправить их и не повторять. Придать проекту новое дыхание и искупить — слышите это слово? — искупить все то, что было связано со сдачей великого проекта. С изменой великому делу. С тем позором, в котором сейчас тут оказались и частью которого является пенсионная реформа.

Пенсионная реформа — только начало. Товарищи, если мы не воспользуемся нашими гражданскими, нашими законными конституционными правами, если мы не воспользуемся ими как организованные группы, организующие народ, то выхлестнется нерегулярная полубезумная лава, которую потянут куда угодно, в любую деструкцию.

Вы же слышали — когда мы собирали подписи, люди говорили: «Мы не доживем. Они хотят, чтобы мы умерли». Вы хотите, чтобы на улицах бесновался русский танатос, русская воля к смерти, русский деструктивный комплекс? Он пострашнее, чем в любой стране. Русские велики как собирательством, так и отчаяньем. Не дадим состояться этому асоциальному отчаянью! Мы дадим людям надежду!

Мы вернем людям надежду, дадим защиту их прав. Без организованного ядра они не смогут это сделать. Сначала мы ждем, что будут делать депутаты. Потом мы действуем сами. Сначала мы ждем, кто будет собирать референдум. Потом мы будем действовать сами. В любом случае, мы готовим для тех, кто подписался под пенсионной реформой, черный сентябрь. Следующие выборы в сентябре 2019 года должны лишить их возможности говорить, что они что-то сохранили. Они не должны сохранить ничего. Тогда, может быть, кто-то опамятуется и вспомнит об этом миллионе голосов. Мы всегда готовы к тому, чтобы процесс повернулся назад. Мы ждем, когда оборзин и холуин перестанут действовать.

Здесь сейчас мы говорим нашим предкам: «Простите за то, что был предан великий советский проект, простите за это!» Мы вернем его миру, мы вернем его, потому что в противном случае мир погибнет. Мы искупим всё то, что привело к этому краху. И мы будем стоять на защите социальной демократии в России. Нам иногда говорят, что свобода лучше, чем несвобода. А мы говорим: «А воля — еще лучше, чем свобода!» Русский народ не народ несвободы. Русский народ — народ большей свободы, чем любой народ мира. И это живой народ, который не смирится с унижением и духовной смертью.

Мы собираемся здесь, чтобы почтить память тех, кто создал нечто великое. Чтобы восславить оболганное. И чтобы соединить это с нашей сегодняшней и будущей социальной борьбой.

Да здравствует Великая Октябрьская социалистическая революция!

Да здравствует коммунистический проект и его будущее!

Нет социальному порабощению нашего народа!

Нет новой перестройке!

Ура, товарищи!

Митинг: Ура! Ура! Ура!