1. Мироустроительная война
Алексей Кулаев / Газета «Суть времени» №453 /
Пока в этой все более обостряющейся ситуации Москва не делает реальных политических шагов, между тем, как нам кажется, это не терпит отлагательств

В Закавказье готовится большая война?

Изображение: president.az
Ильхам Алиев и израильский дрон Harop
Ильхам Алиев и израильский дрон Harop
Ильхам Алиев и израильский дрон Harop

Противоречия между Ираном с одной стороны и Азербайджаном и Турцией с другой накапливались долго. На этом фоне, казалось бы, незначительный инцидент с иранскими грузовиками на трассе Капан — Горис стал спусковым крючком к серьезному обострению ситуации в регионе. В то же время причины, по которым Иран принял решение вступить в конфронтацию с официальным Баку, отнюдь не так просты и однозначны, и не сводятся к частному случаю захвата дальнобойщиков.

Как известно, по итогам войны в Карабахе значительно усилилось влияние Турции, что не могло не обеспокоить Иран. Кроме того, проект Зангезурского коридора, который Турция и Азербайджан стали активно продавливать после войны, бьет по жизненно важным интересам Тегерана, поскольку данный проект напрямую конкурирует с иранским транспортным коридором в Европу через Армению и Грузию. Также Иран обеспокоен крепнущими связями Азербайджана с Израилем, которые открыто проявились во время 44-дневной войны в Нагорном Карабахе.

На всё это наложились и внутриполитические изменения в Иране, где сменился президент. Эксперты отмечают, что бо́льшая активность Тегерана в противостоянии связана, в числе прочего, с позицией нового главы государства Ибрахима Раиси.

Война учений

Сразу же после окончания войны в Карабахе Азербайджан и Турция стали регулярно проводить совместные маневры. Только в течение сентября 2021 года Анкара и Баку провели минимум четыре совместных учения.

Так, с 1 по 16 сентября в турецкой Конье проходили учения «Сокол ТурАз —2021» азербайджанских и турецких ВВС.

С 6 сентября турецкие и азербайджанские военные проводили учения в Лачинском районе, который перешел под контроль Азербайджана по итогам 44-дневной войны в Нагорном Карабахе.

С 12 по 20 сентября в Баку были проведены международные учения «Три брата — 2021» с участием спецназа не только Азербайджана и Турции, но и Пакистана. Учения состояли также из морской части, которая проводилась в акватории Каспийского моря, хотя ни Турция, ни Пакистан не являются прикаспийскими государствами.

Отметим, что в связи с этими морскими учениями между двумя странами развернулся острый дипломатический конфликт. Иран выдвинул претензию к Азербайджану, заявив, что учения нарушают конвенцию «О правовом статусе Каспийского моря» от 12 августа 2018 года, которую подписали лидеры всех пяти стран Каспийского бассейна (России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана).

В этом документе действительно зафиксирован пункт о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил внерегиональных держав. И к концу 2019 года конвенцию ратифицировали парламенты четырех стран: Туркменистана, Азербайджана, Казахстана и России. Однако как раз Иран эту конвенцию до сих пор не ратифицировал, о чем азербайджанские СМИ не преминули напомнить.

В то же время, хотя конвенция формально еще не вступила в силу до ее ратификации Ираном, Азербайджан-то ее и подписал, и ратифицировал, согласившись с условиями. А статья 18-я «Венской конвенции о праве международных договоров» гласит, что страна, которая подписала договор, обязана «воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели».

Что касается причин нератификации конвенции Ираном, то они связаны с тем, что подписавший ее президент Рухани подвергся жесткой критике со стороны консервативного и религиозного крыла. Его обвинили в пренебрежении интересами страны из-за слишком малой доли, доставшейся Ирану при разделе акватории Каспия.

Позже неловкую ситуацию прокомментировал представитель министерства иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде. Он сказал, что раз соглашение было достигнуто, то оно является обязательным для подписавших его с момента подписания. «Все стороны должны соблюдать то, что они подписали. Процесс ратификации в каждой стране имеет свои этапы», — пояснил он.

Наконец, 20 сентября в Нахичеванской Автономной Республике прошли очередные совместные учения Азербайджана и Турции под названием «Нерушимое братство — 2021».

Всё названное, возможно, в обычное время не вызвало бы острых реакций, но после карабахской войны Иран сильно обеспокоен тем, что прямо на его границе меняется геополитическая конфигурация и стремительно усиливаются позиции Турции.

Поэтому была неизбежна острая реакция Ирана на то, что 15 сентября азербайджанские полицейские задержали двух иранских водителей на межгосударственной трассе в Армении на контролируемом Азербайджаном участке дороги между городами Горис и Капан. Водителей обвинили в незаконном транзите грузов в Нагорный Карабах. Требования Ирана о незамедлительном освобождении дальнобойщиков Азербайджан проигнорировал, после чего Тегеран начал крупные военные учения в северных районах страны, граничащих с Азербайджаном. Официального объявления маневров не было, но в СМИ и социальных сетях начала появляться информация о войсках, стягивающихся к ирано-азербайджанской границе, которая ранее находилась под контролем армии обороны Нагорного Карабаха.

Масштаб учений был немалый, и это произвело впечатление на Баку. 27 сентября президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил: «За 30 лет нашей независимости таких событий не было». Он задался вопросом, почему «именно сейчас, и почему на нашей границе Иран проводит учения?», отметив, что, когда приграничная территория контролировалась армянами, таких учений не проводилось.

1 октября Иран начал еще одни крупные учения в регионе под названием «Покорители Хайбара». В маневрах были задействованы гаубицы, беспилотники, вертолеты, системы залпового огня, ПВО и бронетехника. Иранские эксперты отметили, что в прошлый раз подобные учения проводились в 2020 году, во время второй карабахской войны. В качестве цели маневров Иран обозначил поддержку своего суверенитета и недвусмысленно заявил, что «не потерпит присутствия сионистского режима» вблизи своих границ. Символично, что само название учений адресует к битве VII века, когда отряд мусульман во главе с пророком Мухаммадом напал на жителей оазиса Хайбар, населенного евреями, которые в итоге были оттуда изгнаны. То есть мы видим, что конфликт в существенной степени определяется тем, что в единой связке с Азербайджаном выступает Израиль — с которым Иран давно противоборствует в регионе (да и не только).

Информационная война

Дипломатическая война вместе с бряцанием оружием неизбежно отражается в информационном пространстве. На фоне обвинений со стороны Ирана в усилении влияния Израиля в Азербайджане, президент Ильхам Алиев сфотографировался с израильским дроном-камикадзе Harop.

А посол Израиля в Азербайджане Джордж Дик обвинил Иран в нетолерантности: «В то время как Иран угнетает свои религиозные и этнические меньшинства и преследует евреев в других странах, мы — Израиль, Соединенные Штаты и Азербайджан — инвестируем в наше разнообразие и толерантность».

Еще один информационный удар по Ирану и Армении президент Азербайджана Ильхам Алиев нанес 15 октября во время онлайн-саммита глав стран СНГ. Он обвинил две страны в том, что они в течение 30 лет использовали территорию Нагорного Карабаха для транзита наркотиков в Европу.

Свой тезис Алиев обосновал тем, что после взятия под контроль границы между Ираном и Нагорным Карабахом в два раза вырос объем задержанного героина на других участках азербайджано-иранской границы.

Не совсем понятна логика Алиева, так как Нагорный Карабах имеет сухопутную границу только с Арменией и Азербайджаном, а воздушное сообщение с непризнанной республикой давно прервано. Если Армения, по словам Алиева, занималась наркотрафиком на государственном уровне, то не проще ли было ввозить запрещенные грузы через армяно-иранскую границу? Там хотя бы есть межгосударственная автомобильная трасса.

Особый интерес представляет то, как на это обвинение отреагировали в Ереване и Тегеране. Никол Пашинян на том же самом саммите глав СНГ ответил достаточно вяло: он никак не охарактеризовал правдивость заявления Алиева, ограничившись дежурными фразами про эффективную борьбу Армении и Ирана против транзита наркотиков.

В итоге, как и в случае с задержаниями иранских водителей на армяно-азербайджанской границе, отвечать на азербайджанские обвинения пришлось Ирану.

16 октября представитель МИД Исламской Республики Саид Хатибзаде заявил, что обвинения президента Азербайджана в адрес Армении и Ирана являются «сфабрикованными и фальшивыми». Хатибзаде отметил, что высказывания главы Азербайджана служат интересам «только сионистского режима» и нацелены против «братских отношений» между Тегераном и Баку. Он отметил, что Иран играет ведущую роль в борьбе с наркотрафиком и за последние 40 лет тысячи иранцев погибли в «борьбе с этим зловещим явлением».

Удар по Хаменеи

3 октября верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи выступил с громким заявлением в адрес Азербайджана. «Те, кто страдает от иллюзий, скоро получат пощечину. Страны региона не должны позволять иностранным армиям вмешиваться», — отметил он.

Иранская правительственная газета Vatan-e-Emrooz уточнила официальную позицию государства: «Анкара и Баку знают, что в случае изменения границ иранские войска немедленно войдут на территорию Армении и ликвидируют сионистское восстание».

Хотя название учений и заявления официальных лиц говорят об антиизраильской направленности маневров, но многие эксперты отмечают, что Иран скорее озабочен усилением Турции в Закавказье, хотя напрямую об этом и не заявляет.

Власти Азербайджана не остались в долгу: 5 октября стало известно, что власти Азербайджана закрыли мечеть «Хусейние» и офис Центра культуры Ирана в Баку. Официальной причиной закрытия было названо несоблюдение карантинных ограничений против коронавируса. В здании закрытой мечети «Хусейние» располагался офис Алиакбера Оджага Неджата, спецпредставителя религиозного лидера Ирана Али Хаменеи. Его офис также оказался закрыт, а сам официальный посланник верховного аятоллы Ирана был отозван в Тегеран сразу после обострения ситуации между странами. Позже власти Азербайджана обвинили спецпредставителя религиозного лидера Ирана в создании в республике агентурной сети.

5 октября, в первый день очередного этапа проводимых в Нахичеванской Автономной Республике азербайджано-турецких учений «Нерушимое братство — 2021», азербайджанские СМИ сообщили, что Иран закрыл свое воздушное пространство для доставки военных грузов из Азербайджана в Нахичевань.

А на следующий день азербайджанская авиакомпания AZAL совершила первый за многие годы пассажирский авиаперелет через воздушное пространство Армении. И хотя армянские власти заявили, что никогда и не перекрывали свое небо для пассажирских самолетов Азербайджана, дескать, те сами прекратили полеты над Арменией, многие эксперты отметили, что такое совпадение, скорее всего, говорит о скрытой проазербайджанской (читай — протурецкой) и антииранской позиции действующего руководства Армении.

Пакистан и Индия

Обострение между Ираном и тандемом Турция — Азербайджан привело к дальнейшей поляризации позиций стран региона и соседей. Дружественный Азербайджану Пакистан начал процесс еще большего с ним сближения. 4 октября Международная ассоциация автомобильного транспорта Азербайджана (ABADA) сообщила, что Пакистан начал осуществлять грузоперевозки в Европу через территорию Азербайджана.

Впрочем, стоит отметить, что этот пакистано-азербайджанский транзит может быть существенно затруднен Ираном, так как грузоперевозки между Пакистаном и Азербайджаном проходят по его территории.

В ответ на азербайджано-пакистанское сближение активизировалась Индия: 12 октября впервые в истории в Армению с официальным визитом прибыл глава МИД Индии. Помимо переговоров с министром иностранных дел Араратом Мирзояном он встретился также с премьер-министром Армении Николом Пашиняном и спикером парламента Аленом Симоняном. Эксперты отмечают, что Индия и Иран заинтересованы в транспортных коридорах «Персидский залив — Черное море» и «Север — Юг» через Армению.

Изображение: Twitter @DrSJaishankar
Визит главы МИД Индии в Армению, 12 октября 2021 года
Визит главы МИД Индии в Армению, 12 октября 2021 года
года202112 октябряАрмению,вИндииМИДглавыВизит

Зангезурский коридор

Несмотря на большой список тем, по которым две страны начали выяснять отношения, одним из наиболее больных остается вопрос сухопутного коридора из Азербайджана в Нахичевань — ведь это вопрос о том, чей именно «коридорный» проект будет в результате реализован.

Еще в мае 2021 года Иран обозначил свои «красные линии» в регионе. Было заявлено, что республика не потерпит изменения границ в сопредельных странах. Позже похожие заявления были сделаны еще не раз — Иран фактически постоянно предупреждал тандем Турции и Азербайджана, что не потерпит силового захвата части Сюникской области для создания Зангезурского коридора. Основания для такого жесткого обозначения намерений у Тегерана были: глава Азербайджана ранее заявлял, что если Армения не пойдет на создание коридора добром, Азербайджан всё равно получит его силой. То есть начнет военные действия на границе с Ираном.

По словам российского эксперта-ираниста Карине Геворкян, идея создания Зангезурского коридора — это та капля, которая переполнила чашу терпения Тегерана.

По ее мнению, Иран болезненно относится к идее создания этого коридора, поскольку он создает значительную угрозу интересам республики. При этом интересы официального Тегерана в этой борьбе совпадают с интересами Армении.

«К еще одной причине ужесточения позиции Ирана относится пантюркизация Азербайджана, угрожающая сепаратизмом в иранском Азербайджане. Такая пропаганда создает проблемы внутри Ирана. Кроме того, Тегеран год назад во время войны в Карабахе воочию наблюдал за союзничеством, сотрудничеством Азербайджана с Израилем, в результате чего израильские БПЛА залетали в Иран»,  — сказала она.

По словам председателя правления Центра анализа международных отношений (ЦАМО) Фарида Шафиева, после войны в Нагорном Карабахе 2020 года Иран проявляет обеспокоенность, чувствуя себя проигравшей стороной.

Ситуация вокруг Зангезурского коридора настолько обострилась, что ряд профильных армянских Telegram-каналов даже предположил, что визит главы МИД Ирана в Москву связан с тем, что официальный Тегеран прорабатывает план разместить свои войска на территории Сюникской области Армении, чтобы, если власть в Ереване дрогнет и начнет сдачу коридора, воспрепятствовать этому силой оружия.

За последнюю неделю ситуация в регионе стала еще сложнее, а стороны конфликта продолжили поднимать ставки. В конфликт начали втягиваться страны, к Закавказью уже никак не относящиеся, но имеющие в регионе свои интересы, такие как Индия и Пакистан.

Как же реагирует на сложившуюся непростую ситуацию Россия, которая хотела разблокировки транспортных путей и мира в регионе? Ведь явным образом там сформировались два противостоящих блока: Азербайджан, Турция, Пакистан, Израиль с одной стороны, и Иран с Индией — с другой. Причем оба блока демонстрируют воинственный настрой и готовность защищать свои интересы.

Если некоторым внешним игрокам выгодно устроить большую войну и хаос рядом с Ираном и Россией (и под боком у Китая), то нашей стране это явно не выгодно.

Лучшим вариантом выхода из сложившейся ситуации был бы переговорный формат, в который вошли бы все заинтересованные стороны, однако пока предложенные схемы (например, «3+3») явно пробуксовывают.

Сложилась отчасти парадоксальная ситуация. С одной стороны, и Россия, и Иран делают основную ставку на Армению. Россия как на своего главного союзника в регионе, на территории которого находится российская военная база, а Иран как на главного проводника своего транспортного транзитного проекта в Европу.

С другой стороны, в самой Армении раскачиваются антироссийские настроения. Так, сразу после выступления Пашиняна на саммите глав стран СНГ 15 октября радикальное националистическое движение «Национально-демократический полюс» (бывшее террористическое движение «Сасна Црер», представители которого были выпущены из тюрем после прихода к власти Пашиняна) провело в Ереване антироссийское шествие. Участники акции выкрикивали оскорбительные нецензурные лозунги в адрес российского президента.

Стоит напомнить, что нынешние власти Армении до бархатной революции 2018 года, когда еще находились в оппозиции, выступали с аналогичными заявлениями — требовали разрыва союзнических отношений с Россией и выхода Армении из ОДКБ. После прихода к власти Пашинян постепенно отказался от антироссийских лозунгов, но, по всей видимости, не изменил своих взглядов, которые теперь озвучивают пестуемые им радикалы.

Тем не менее именно на Пашиняна (что само по себе загадочно) сделали ставку российские власти, и во многом благодаря российской информационной поддержке ему удалось выиграть внеочередные парламентские выборы.

Что касается отношений с Тегераном, то если бы Армения действовала в своих национальных интересах, Иран был бы для нее естественным союзником. Но сейчас власти Армении по факту «подставляют» Иран, действуя против собственных интересов. В итоге позиция Ирана оказывается более проармянской, чем действия властей самой Армении, которые проводят бессубъектную и соглашательскую политику по отношению к Турции и Азербайджану.

Кроме того, никуда не делось влияние на Армению Турции, Великобритании и США, причем две последние страны открыто выступают против Ирана и России.

Пока в этой всё более обостряющейся ситуации Москва не делает реальных политических шагов, между тем, как нам кажется, это не терпит отлагательств.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER