О том, что явлено нам в виде израильско-палестинского обострения

Жизнь после жизни

Джон Мартин. Пандемониум. 1841
1841Пандемониум.Мартин.Джон
Джон Мартин. Пандемониум. 1841

Уже очень много написано по поводу гуманитарного аспекта происходящего, множественных убийств мирного палестинского населения, в том числе детей. Это не может не вызывать глубокого возмущения. И в этом аспекте я полностью солидаризируюсь с теми нашими обозревателями и аналитиками, которые однозначно встали на поддержку палестинского населения сектора Газа. Но как бы драматичны ни были эти гуманитарные аспекты происходящего, они не должны заслонять всё остальное. Означает ли это, что я становлюсь на сторону Израиля, сделав для начала такую гуманитарную оговорку? Никоим образом. События, происходящие в мире, настолько трагичны и масштабны, что пора бы было при их обсуждении отстраниться вообще от «действующих лиц», участвующих в том или ином конфликте, и задаться вопросом, что именно эти конфликты несут не их участникам, которые сознательно идут на обострение (разве ХАМАС не сделал именно это?), а миру и, главное, нашему многострадальному Отечеству.

Неужели нельзя попытаться хотя бы сейчас вывести за скобки интересы и даже судьбы тех народов, у которых есть свои мотивы для определенного политического поведения и задаться единственно важным вопросом о том, что сие порождает для других народов, прежде всего для народов России? Заостряя этот вопрос, я скажу, что при любой остроте моего сочувствия гибнущим детям Палестины — а это сочувствие является и глубоким, и искренним — я не могу стереть из памяти страдания таджикских детей, с которых ваххабиты, они же так называемые вовчики, сдирали живьем кожу, наслаждаясь их мучениями. Отвратительно упоение техническим превосходством и уничтожение с воздуха мирного населения. Но когда это происходит архаическими способами, например, с помощью отрубания голов мотыгами, как это было в Фергане, — это ничуть не менее отвратительно. Возможно, те, кто имеют другой аналитический опыт, смогли забыть происходившее при распаде Советского Союза. Но мне этот опыт слишком памятен. И потому главной задачей мне представляется недопущение гибели наших детей ни от высокоточного оружия, которое использует Запад, ни от архаических видов холодного оружия, которое используют люди, на поверку оказывающиеся агентами всё того же Запада. Притом что эти два вида оружия будут использованы против нас или попеременно, или одновременно.

Сейчас многие очень убедительно описывают оскал израильской военщины, истребляющей мирное население. Но неужели эти многие забыли другие оскалы? И возомнили возможным «изымание» этих других оскалов из совокупной картины происходящего? Неужели это могут сделать люди, побывавшие в горячих точках и лицезревшие ужасы массовых расправ, которые радикальные исламисты чинили по отношению не только к иноверцам, но и к «недостаточно твердым в вере» соотечественникам, тем же суфиям, например, и не только. Неужели так быстро забыли Басаева и Хаттаба, «Аль-Каиду»* и ИГИЛ*?

Кто-то заявит, что такое мое напоминание является оправданием израильтян? Это гнусная ложь. Напротив, я, в отличие от этих лжецов, постоянно напоминаю о том, что все вышеперечисленные исламистские изуверы не существуют отдельно от Запада, а являются его послушными марионетками. Это не я, а другие пытаются скрыть от народов России подлинное содержание деятельности своих исламистских героев, якобы беззаветно сражающихся с проклятыми силами зла: американцами, британцами, израильтянами и т. д. Назвать такое сокрытие честно занимаемой позицией я не могу. И не могу не задаться вопросом о том, чем именно является эта позиция в случае, если она не является наивно-честной? Если ее занимают люди, побывавшие и в Афганистане, и в Чечне, и в той же Боснии? Эти люди, справедливо жалеющие одних детей, не жалеют других? Сербских в том числе? Но главное даже не в этом. А в том, что при таком лукавом сокрытии действий одной из сторон изымается из картины происходящего всё то, что напрямую касается российского будущего, равно как и будущего человечества. Вот это я и попытаюсь обсудить в статье.

Война между Израилем и Палестиной является очень важным событием, существенно влияющим на мировую ситуацию. Но помимо этого прямого влияния на глобальную политическую прагматику, эта война снова, в очередной раз обнажает ту глобальную смысловую подоплеку, которую почему-то не хотят понимать очень и очень многие.

Что же особо загадочно лично для меня в этом отказе от понимания очевидной смысловой подоплеки происходящего? То, что, во-первых, речь идет об отказе от понимания не слишком сложных и достаточно очевидных обстоятельств, имеющих прямое отношение к актуальным глобальным смыслам. А также то, что от такого понимания в одинаковой степени отказываются действующие лица, воюющие по разные стороны мировоззренческих, а в общем-то, и политических баррикад.

Но имею ли я право говорить о том, что совсем разные и зачастую противостоящие силы отказываются от понимания чего-то достаточно очевидного? О какой очевидности, от которой эти силы отказываются, идет речь? И есть ли такая очевидность?

С кем воюют израильтяне? Ведь не с политически многоликой Палестиной они в данном случае ведут столь крутую и кровавую разборку. Они ведут разборку с неким движением ХАМАС, которое является ключевой политической силой в том самом секторе Газа, из которого летят ракеты на Израиль и который бомбардируют израильтяне. А что такое это самое движение ХАМАС? Это какая-то внутрипалестинская политическая структура, целиком занятая только отстаиванием палестинских интересов? Ой ли?

Наберите в поисковой системе «Яндекса» слово «ХАМАС». Что вы тогда прочтете? Вначале вам сообщат данные об этом движении как таковом, а также о том, что Россия, в отличие от ряда западных стран, не причисляет ХАМАС к террористическим организациям. Но если вы не поленитесь и заглянете не только в начало сообщаемой информации, но и в раздел, который называется «История», то вы узнаете, что движение ХАМАС было основано в декабре 1987 года на базе отделения египетской организации «Братья-мусульмане»* и палестинского «Исламского джихада»* в секторе Газа.

Что духовным лидером этого движения был некий шейх Ахмед Ясин. И что это движение вначале рассматривалось как конкурент другого движения, которое боролось с Израилем, защищая интересы палестинского народа. И что этим другим движением была Организация освобождения Палестины (ООП), руководимая Ясиром Арафатом.

Духовный лидер движения ХАМАС, шейх Ахмед Ясин
ЯсинАхмедшейхХАМАС,движениялидерДуховный
Духовный лидер движения ХАМАС, шейх Ахмед Ясин

Если же вы не удовлетворитесь только теми данными, которые вам сообщает интернет, и совсем чуть-чуть углубитесь в изучение вопроса, то сразу же убедитесь, что ХАМАС — это просто палестинский филиал движения «Братьев-мусульман»*. И, может быть, вспомните, что это движение Россия относит к числу террористических.

Впрочем, даже из поверхностного ознакомления в «Википедии» вы узнаете о том, что ХАМАС, в отличие от ООП, не поддерживался советской властью, для которой этот самый ХАМАС был слишком радикально исламистским, тогда как ООП находилась на других позициях. И что порой имели место достаточно кровавые конфликты между ХАМАС и ООП.

Вы узнаете также о том, что ООП в 1993 году подписала в Осло соглашение с Израилем о некоем фундаментальном компромиссе. И что ХАМАС, в отличие от ООП, не только не снизил в этот период накал борьбы с Израилем, но и, напротив, активизировал такую борьбу, используя террористические методы.

Поскольку разбираться только на основе «Википедии» с одним из сложнейших мировых процессов очевидным образом невозможно, то я, обратив внимание читателя на то, что уже простейшие сведения о ХАМАС не лишены определенной загадочности, слегка расширю сообщаемую очевидную «фактуру». Вдобавок оговорив, что темами, сопряженными с ХАМАС, занимаюсь уже лет двадцать и написал по этому поводу не только многие десятки публицистических статей, но и сделал большое количество аналитических докладов, с которыми знакомил на всяческих конференциях как отечественных аналитиков, так и аналитиков из самых разных зарубежных стран.

Прежде всего я знакомил с данными материалами наших и израильских аналитиков. Но также — индийских, греческих, китайских, как и аналитиков из разных европейских стран.

Здесь я сообщу читателю только самые краткие и очевидные вещи.

Все, кто утверждает, что ХАМАС — это суверенная автономная политическая организация, занятая проблемой Палестины, либо сознательно искажают существо дела, либо, что называется, не до конца в теме.

ХАМАС — это филиал «Братьев-мусульман»*, а «Братья-мусульмане»* — это организация, ставящая своей задачей не борьбу за интересы палестинского народа, а построение мирового халифата. И это абсолютно очевидно.

Как только это обстоятельство извлекается из-под груды банальных идеологических клише, боевые клики нашей патриотической оппозиции теряют свою кажущуюся убедительность.

Одно дело, если ХАМАС совершенно самостоятелен и является локальным ближневосточным антагонистом Израиля. Тогда для патриотической российской оппозиции вопрос позиционирования не требует сложного ответа.

Израиль и впрямь с упорством, которое я много раз называл идиотическим, идет в фарватере США. А США — это очевидный главный враг России. Поскольку в первом приближении враг моего врага — это мой друг, то почему бы не дружить с ХАМАСом против Израиля?

Лично мне никогда не казались убедительными возражения против этой дружбы, основанные на том, что ХАМАС — это, дескать, антисемитская организация.

Во-первых, пусть антисемитская — и что с того? Государством евреев является Израиль, а не Россия. И пусть этот антисемитизм будет головной болью Израиля, против которого в первом приближении и заточен этот самый ХАМАС.

Во-вторых, мы должны сейчас расставлять приоритеты, сообразуясь не с каким-то там антисемитизмом, который для нас глубоко вторичен. В момент, когда нас объявили своим противником могущественные США, мы должны рассматривать все силы и движения под этим углом зрения, а не иным, поскольку США — это держава, которая может нанести нам неприемлемый ущерб в ходе военных действий, а ХАМАС — это всего лишь ХАМАС. И если ХАМАС может создать головную боль для Израиля как верного союзника США, так пусть он эту боль и создает. Нам-то чем плохо?

Но как только от этого первого приближения переходишь к чуть-чуть более подробному рассмотрению ситуации, то сразу же оказывается, что ХАМАС — это малая частица «Братьев-мусульман»*, которые, в свою очередь, являются малой частицей совокупного исламского (ныне исламистского, то есть предельно радикализованного) мира. Того мира, в который с большей или меньшей степенью религиозно вписано более миллиарда людей.

И как только ты это понимаешь, вопрос об Израиле отходит на второй план точно так же, как вопрос об Армении отходит на второй план при рассмотрении турецких действий, направленных отнюдь не только против Армении. Еще и еще раз оговорю, что не ставлю знак равенства между великой исламской религией и исповедующей эту религию исламской уммой — и так называемым «исламизмом» или радикальным исламом, с его претензиями на построение глобального государства. Государства, в котором власть должна принадлежать исламистам, а все остальные должны находиться либо в состоянии порабощения, либо в процессе уничтожения.

Ислам — великая религия, создавшая великую культуру. Эту религию исповедуют наши многочисленные соотечественники, вместе с которыми столетиями жили под одной крышей мои предки, вместе с которыми воевали с врагами, дружили, смешивали кровь и так далее. Демонизировать эту религию совершенно недопустимо.

Но когда ты знакомишься с тем, что творит исламизм, уничтожающий, например, не только своих светских соотечественников, но и так называемый мягкий ислам, а также ислам суфиев, — то понимаешь, как двусмысленно и коварно желание, подстегиваемое разного рода соблазнителями, объединиться с исламизмом против американо-израильского чудовища.

Ты вдруг понимаешь, что «Братья-мусульмане»* и их исламистские соратники из других организаций рассматривают твою родную страну Россию как место, из которого христиане и другие неисламистские сообщества, якобы поработившие исламское население, должны быть изгнаны. Или же находиться под пятой подлинных хозяев страны, которую ты, по мнению исламистов, ошибочно считаешь своим Отечеством. И которая «на самом деле» является важным слагаемым совокупного Халифата.

Поняв это, ты становишься осторожнее в оценках. И убеждаешься, что не все враги твоих врагов являются твоими союзниками.

А начав разбираться еще более детально, ты убеждаешься, причем с полной научной непреложностью, что этот самый исламизм вообще и «Братьев-мусульман»* в частности создали твои враги для твоего уничтожения.

Ты убеждаешься, что взращиванием радикального исламизма в Египте занимался еще во времена Российской империи некий лорд Кромер (Эвелин Бэринг), глава британской Администрации Суэцкого канала, член крупнейшего финансового клана Бэрингов, со всеми связями этого клана с британской Ост-Индской компанией, а также, разумеется, с британской стратегической разведкой.

Ты убеждаешься, что именно наследники лорда Кромера из агентуры британской разведки взращивали, спонсировали и опекали (с момента ее создания в 1928 году в Египте) организацию «Братьев-мусульман»*.

Ты обнаруживаешь, что «Братья-мусульмане»* уже в конце XX века стали решающей силой социального контроля в исламских общинах не только в нескольких десятках стран мира с преимущественно мусульманским населением, но и в Великобритании, Германии, во Франции и в США.

Ты выясняешь, что, несмотря на решающее участие «Братьев-мусульман»* в попытках (в том числе вполне успешных!) вооруженных исламистских переворотов так называемой арабской весны — в Марокко, Египте, Сирии, Ливии, Йемене и так далее — ни в Европе, ни в США (в отличие от России) «Братья-мусульмане»* не признаны террористической организацией и не запрещены. И что крупнейший стратегический центр этой организации (впрочем, как и множества других радикально-исламистских организаций) много лет благополучно действовал в Лондоне.

А потом ты начинаешь это всё увязывать с играми, которые вела Великобритания и другие западные страны, пытаясь взорвать твое Отечество в разных его обличиях с использованием этого самого исламизма. Ты начинаешь изучать эти игры на Кавказе и в Закавказье, в Поволжье, Средней Азии, Афганистане.

Изучив историю этих игр и пройдя весь путь по лабиринтам этой истории, ты оказываешься в современности. И, оказавшись в ней, задаешься вопросом: а что могло случиться на белом свете для того, чтобы Турция, считавшаяся самым верным союзником Израиля на Ближнем Востоке, вдруг превратилась в государство, желающее расправиться с Израилем и поддерживающее его антагониста — ХАМАС?

Подобным вопросом ты задаешься после того, как тобой изучена история действий ХАМАС в Афганистане, где хамасовцы вместе с «Аль-Каидой»* и другими организациями уничтожали твоих соотечественников, одетых в советскую форму. Притом что эти твои соотечественники, как убедительно показывают изученные тобой документы, действительно исполняли свой интернациональный долг и несли в Афганистан очень много хорошего. То есть вели себя совсем не так, как американцы.

Ты задаешься этим вопросом, уже ознакомившись с тем, как именно Турция укрепляет отношения с Пакистаном, пытается подмять под себя все суннитские радикальные движения, ведет коварную игру с шиитским Ираном. И как подобные игры Турции опекаются британской разведкой и ее высокими представителями.

Ознакомившись со всем этим, ты убеждаешься в том, что построение единого фронта с исламизмом ради борьбы с западным врагом — это химера, способная явить при ее реализации чудовищные практические результаты. И что сейчас на горле твоего Отечества смыкаются две руки — одна собственно западная, а другая — якобы антизападная, исламистская, но на деле полностью контролируемая Западом.

Читатель может спросить меня, не трачу ли я впустую свой аналитический потенциал и не ломлюсь ли в открытую дверь, тем более что исламистские угрозы осознаются гражданами современной России в достаточной степени?

В ответ я сообщу читателю, что на протяжении многих лет между мной и глубоко уважаемым и ценимым мною Александром Андреевичем Прохановым возникали определенные острые разногласия как по данному вопросу, так и по остальным, находящимся в сопряженных с данным вопросом аналитических измерениях. И что эти острые разногласия, никогда не мешавшие нашей дружбе, но иногда временно прерывавшие наше сотрудничество, находили свое отражение и на страницах прохановской газеты, и на страницах журнала «Наш современник».

Одним из наших отечественных политиков, яростно убеждавших российские патриотические оппозиционные круги идти на глубокий контакт с исламизмом во имя формирования антиамериканского и антиизраильского фронта, был покойный Гейдар Джемаль. Мне могут возразить, указав на то, что отдельный аналитик, глубоко укорененный в радикально исламской, а значит, исламистской традиции, не мог существенно повлиять на климат в стране, породить настоящие стратегические ошибки на уровне планирования и действий.

С одной стороны, соглашусь, это в чем-то так. А с другой — мне хорошо известно, что Гейдар Джемаль находился в очень близких отношениях с генералом Александром Лебедем, подписавшим позорный Хасавюртский мир, рвавшимся к высшей власти, оказавшимся аж секретарем Совета безопасности Российской Федерации в 1996 году.

Мог ли секретарь Совета безопасности, явно намеревавшийся стать президентом России и считавшийся очевидным преемником больного Бориса Ельцина, породить под влиянием своего советника такие подходы и решения, которые обернулись бы весьма губительными последствиями? Притом что в 1998 году, после дефолта, генерал Лебедь был близок к власти как никогда. И собирался использовать для прихода к власти чеченских радикальных исламистов, включая Шамиля Басаева.

Поверь, читатель, это отнюдь не конспирологические сказки. Я наблюдал данный процесс с очень близкого расстояния. И это был не единственный процесс с подобным содержанием.

Максим Шевченко — убежденный сторонник радикального ислама, стоящий сегодня в крайней оппозиции к власти вообще и к ее отдельным должностным лицам в частности. Но было время, когда тот же Шевченко находился в совсем других отношениях и с властью вообще, и с теми ее отдельными представителями, которых он сейчас сурово порицает, запоздало обнаружив в них губительное идейное и ментальное содержание.

Но разве сегодня всё сводится к подобным периферийным оппозиционным сюжетам или же сюжетам из нашего далекого прошлого? Разве не лицезреем мы сегодня определенный крен в сторону Турции, явным образом стремящейся стать лидером исламского радикализма и далеко продвинувшейся на этом пути? И разве не должны мы холодно и сугубо аналитически отодвинуть в сторону так называемый армянский или израильский факторы, рассматривая их как второстепенные. И, отодвинув, приглядеться к тому, что нам готовит радикальный исламизм, находящийся в очевидном союзе с Западом. Притом что подобный союз представляет собой одну из констант Большой игры, ведущейся столетиями. Разве не должны мы присмотреться к новой фазе этой игры? А не обольщаться антиамериканской риторикой, будь то риторика ХАМАС или Турции, чья антиамериканская и антиизраильская риторика особенно пикантна в условиях союза Турции с Украиной и членства Турции в НАТО.

Ицхак Рабин, Билл Клинтон и Ясир Арафат на подписании Декларации о принципах в Вашингтоне, 13 сентября 1993 года
года199313 сентябряВашингтоне,впринципахоДекларацииподписаниинаАрафатЯсириКлинтонБиллРабин,Ицхак
Ицхак Рабин, Билл Клинтон и Ясир Арафат на подписании Декларации о принципах в Вашингтоне, 13 сентября 1993 года
Изображение: gpo.gov

Разве всё это не звенья одной цепи? И разве этими звеньями всё исчерпывается?

А теперь я предлагаю уйти на время от рассмотрения исламизма и его перемещений по тому пространству, которое покойный Бжезинский назвал Великой шахматной доской. И рассмотреть другие игры на этой же доске.

Осуществляя такой разворот темы, я еще раз вынужден напомнить читателю и о моем искренне глубоком и теплом отношении к Проханову, и о некоторых острых моментах в рамках нашего глубокого и дружеского сотрудничества.

В данном случае речь пойдет о том, как сразу после распада СССР в мозгах нашей отчаявшейся советской патриотической элиты стали возникать химеры союза патриотов, борющихся за вызволение России из американо-сионистского ига, с разными другими противниками США и мирового западного зла. Пусть даже и с такими противниками этого зла, которые не вполне созвучны нашей истории.

Первым из таких союзников по вызволению из и впрямь ужасного ига, очевидного всем, кому были дороги интересы России, назывался международный неонацизм. Речь шла об очень ядреном неонацизме с соответствующей оккультной подоплекой, имевшей и антихристианский языческий, и натурально сатанинский характер.

Те, кто подталкивал в эту сторону патриотов, воспевали и Гиммлера с его СС, и Гитлера как грядущего «аватара», ну и, конечно же, генерала Власова как «великого русского патриота». Тогда пришлось дать достаточно жесткий отпор подобным поползновениям, что опять-таки на время внесло определенный разлад в мои отношения с газетой «Завтра» и ее главным редактором. Впоследствии моя правота была как бы признана. А высоко ценимые мной отношения с Прохановым — восстановлены.

Но разве потом подобные сюжеты не были воспроизведены в ходе эпопеи со Стрелковым и его идеологическим гуру Просвирниным? Одно дело — самая авторитетная патриотическая оппозиционная газета, а другое дело — живой процесс в регионе, имеющем для России очень большое значение. Притом что процесс мог повернуться в очень пагубном направлении.

И здесь-таки опять пришлось напомнить, что нацисты после 1945 года были взяты под опеку всё теми же Британией и США, а потом и НАТО в целом. Что работали они против СССР как исторической России. Что, поучаствовав в распаде СССР, эти же нацисты начали готовить распад Российской Федерации. И что исламизм и этот неонацизм находятся в глубоком сопряжении как по содержанию, так и по целям.

Приходится вновь и вновь обращать внимание на недопустимость прямого приравнивания врага твоего врага к твоему другу. Ведь враг твоего врага может одновременно оказаться и компаньоном твоего врага, его геополитическим и историософским инструментом.

Что конкретно я имею в виду в обсуждаемом сейчас случае?

Ту теорию управляемого хаоса, которая в определенной степени была взята на вооружение и представителями американского консервативного истеблишмента — такими, как Буш и Трамп, — но которая для американских демократов является совсем уж глубоко почитаемой и используемой.

США не могут остановить Китай обычными методами и не могут допустить дальнейшего развертывания его потенциала.

Запад в целом не может позволить осуществиться модернизации и индустриализации всего Дальнего Востока, включающего не только Китай и Индию (что уже недопустимо), но и другие страны.

Уничтожить эти страны США тоже не могут. А вот натравить на эти страны исламизм Запад может, причем с легкостью и удовольствием.

Это чревато уничтожением Израиля? Согласен. Но кто-то считает, что такая жертва невозможна? Полно.

Один из моих хороших знакомых в давние годы вел откровенную беседу с тогда еще живым Збигневом Бжезинским, который тыкал в карту Ближнего Востока и говорил ему: «Ну, ты подумай, как просто будет управлять миром, если это вонючее еврейское государство исчезнет!» Я отвечаю и за точность этой информации, и за то, что она не является порождением личных фантомных болей господина Бжезинского, убедившего Картера начать разыгрывать исламскую дугу в Афганистане и запустившего радикальную исламизацию Афганистана за полгода до ввода в Афганистан советских войск.

Великобритания всегда ненавидела Израиль по очень многим причинам. Это несомненный исторический факт. Европа ненавидит Израиль ничуть не менее яростно, чем Великобритания. В США поддержка Израиля осуществляется консервативными силами, в том числе и консервативной частью еврейского лобби. Американские же демократы, включая либеральные еврейские круги, отнюдь не симпатизируют Израилю. Эпоха, когда Израиль был нужен США и Западу в целом для противодействия СССР, — она в прошлом.

СССР мог в большой степени влиять на поведение ООП. Но ХАМАС был создан врагами СССР, считающими Российскую Федерацию своим врагом в такой же степени, как и Советский Союз.

И, наконец, представим себе даже, что Израиль симпатичен американцам и Западу. Но что на одной чаше весов эта симпатия, а на другой — сохранение мирового господства, теряемого при определенном развитии Большой Азии и прежде всего Китая. Чем только не пожертвуешь ради сохранения мирового господства!

Хочу напомнить читателю, что обсуждение Израиля как такой жертвы идет с самого начала 2000-х годов. Администрация Буша-младшего обсуждала данную жертву так же, как и администрация Обамы. А в каком-то смысле эта жертва обсуждалась уже и администрацией Буша-старшего, и администрацией Клинтона.

Я вовсе не хочу сказать, что американцы сейчас прямо-таки срочно начнут демонтировать Израиль. Не будет этого в ближайшее время. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Но может ли кто-нибудь мне объяснить, с какого бодуна американцы должны жертвовать своими возможностями в миллиардном исламском море, существенно управляемом исламизмом, ради крохотного Израиля? И как этот крохотный Израиль, чудовищно переродившийся и превратившийся из мобилизационного государства 1960-х годов в потребительский анклав 2020-х, может устойчиво и долговременно сопротивляться миллиардному исламскому морю, да еще потеряв Турцию как союзника?

Странным образом мой простейший тезис о том, что мировой исламизм находится под контролем Запада, этого записного врага России, не находит понимания ни в патриотических кругах, чьи антиизраильские настроения я глубоко понимаю, ни в самом Израиле. Об очевидной связи Запада с мировым исламизмом знают многие западные аналитики. Но эта связь упорно отрицается на публичном уровне. Причем в израильских и сопряженных с ними кругах эта связь отрицается на публичном уровне даже более яростно, чем в российских патриотических кругах, ориентированных на концепции Джемаля или Шевченко.

Говоришь об этом тет-а-тет с каким-нибудь высоким и компетентным специалистом, входящим в высший эшелон израильской элиты, он проникается, начинает бегать по комнате и кричать: «Абзац моей стране!» Но как только ты про этот абзац говоришь на крупной международной конференции, тот же самый специалист торопится назвать это или теорией заговора, или русскими происками, вбивающими клин между Израилем и США.

Вот такая жизнь после жизни… Она может продлиться еще достаточно долго. Ракеты ХАМАСа прорвали израильский «Железный купол». Но молодые израильтяне, уставшие от коронавирусных ограничений, стремятся даже в условиях бомбардировок покинуть дом, оборудованный бомбоубежищем, чтобы позавтракать, подчеркиваю, хотя бы позавтракать, в каком-нибудь соседнем, вполне уязвимом ресторанчике на пляже, а лучше бы еще и искупаться. Такое вот гедонистическое безумие. Оно же — жизнь после жизни.

Неужели читатель не узнает себя как часть чего-то подобного? Пора бы узнать. Потом будет поздно.


* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER