Широко известные «в узких кругах» столичные оппозиционеры, леваки, ЛГБТ-активисты, экозащитники и шаманы — широким фронтом (порядка полутора тысяч участников) выступили против диктатуры, конституционного государственного переворота, потребовали освобождения «политзаключенных», и вновь пообещали, что «Россия будет свободной»

Несистемная оппозиция и ЛГБТ-сообщество Москвы протестуют против пыток и изменений в конституцию

Долой диктатуру. Свободу политзаключенным
политзаключеннымСвободудиктатуру.Долой
Долой диктатуру. Свободу политзаключенным
Изображение: Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Кто сегодня на манеже?

Говорят, что снова те же.

В Москве прошло антифашистское шествие памяти убитых неонацистами адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Помимо того что в мероприятии принимают участие, на первый взгляд, кажущиеся антагонистическими политические силы, организаторы обязательно включают в повестку актуальные политические события. В этот раз таковыми стали готовящиеся закон о семейно-бытовом насилии и поправки в Конституцию РФ.

Наряду с либералами старой закалки Львом Пономаревым и Юлией Галяминой, в шествии по бульварам приняли участие представители молодежных радикально-леваческих сект и секточек, разномастные экологические активисты, «рассерженные» студенты не пойми какого идеологического окраса, феминистки, ЛГБТ-активисты и прочие заинтересованные граждане.

Несмотря на столь массовое представительство, шествие, по разным оценкам, собрало от нескольких сотен до полутора тысяч участников. Еще более примечательно то, что на возложение цветов у дома № 1 на улице Пречистенка, где были убиты правозащитник и журналистка, и вовсе добрались считанные единицы.

Погруженным в свои дела и заботы гражданам, возможно, невдомек, какие проблемы омрачают существование нашего, с позволения сказать, прогрессивного авангарда. Так каков авангард, таковы и терзающие его проблемы. И тут пусть никого не обманывают затесавшиеся на шествие экологические активисты, слишком двусмысленно они борются с произволом властей, чтобы относиться к ним как к защитникам народных интересов.

Что касается прочих, тут заботы распределяются по принципу «у кого что болит». Так, несмотря на то что все их аргументы о запредельном уровне семейно-бытового насилия в стране были не раз последовательно опровергнуты, феминистки, которых активно поддерживают бессчетно расплодившиеся НКО, продолжают настаивать на принятии закона о его профилактике. И правда, ну кто же откажется от возможности за бюджетные деньги вторгаться в семьи и учить, как жить в браке и воспитывать детей.

Положа руку на сердце, также можно понять ту часть студенчества, которая, пользуясь вытекающими из современного устройства России преференциями (статус студенческих организаций и СМИ), смешивает понятия активизма и журналистики, под крышей студенческих СМИ занимается оголтелой борьбой с государством. Или волюнтаристски трактуя академические свободы, выступает, не считаясь с мнением других студентов и преподавателей своих альма-матер, с безответственными заявлениями буквально по любому поводу. Действительно, ну кто откажется от присвоенного права выражать от лица общности свою узкую точку зрения?

Сложно говорить о представленных на шествии леваках, когда они сами не могут, но самое главное, не хотят внятно сформулировать свою позицию. Безусловно, грустно от того, что молодые люди из «Сети» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Нового величия», одурманенные врагами даже не столько режима, сколько страны и народа — доигрались до тюрьмы. Очевидно, что в этих вопросах властям нужно предъявить счет. Только мы не настолько наивны, чтобы обсуждать, насколько сурово с ними поступили, они достаточно взрослые для того, чтобы оценивать последствия. Поэтому претензия заключается не в том, насколько правомерно или неправомерно изолировали мальчишек и девчонок от общества.

Власть виновата в сложившемся социальном неравенстве и наступлении на остаточные социальные права граждан. Молодежь не может не реагировать на ущемление витальных прав народа, чем активно пользуются не только внешние, но и внутренние «игроки». В российских соцсетях безнаказанно действуют исламисты и бандеровцы, внутренние сепаратисты и откровенные уголовники, всяческие там АУЕ. Открыто пропагандируются смена пола, гендерное разнообразие, и прочие Содом с Гоморрой. Ну так давайте обсуждать, что с этим делать. Власть, отнимая социальные гарантии и жизненные перспективы у подавляющего большинства населения, что намерена противопоставить своим врагам, играющим на этом поле?

Еще одним трендом, также заданным в 2019 году, стали права сексуальных меньшинств. На Россию обрушилась массированная пропаганда гендерных отношений, обществу со всех возможных ракурсов объяснили, что биологический пол не есть нечто изначально и навсегда заданное, а потому свою идентичность можно конструировать, не ограничивая себя в самых смелых фантазиях.

Поскольку радикальный феминизм диктует, что решить накопленные проблемы можно, лишь разрушив патриархальное общество, которое угнетает не только женщин, но и все прочие меньшинства, гендерно-инаковые люди становятся их естественными союзниками в этой борьбе. Только вот значительная часть общества считает, что проблема надуманна и не относится к ней с достаточным пиететом, поэтому проблемы ЛГБТ встраивают во что только можно — экологию, производственные отношения, вопросы образования и прочая, и прочая.

Сложно сказать, как в отдельных головах увязываются проблемы ЛГБТ-сообщества с пытками в тюрьмах и уж тем более с изменениями в Конституцию. Разве можно предположить, что представители меньшинств испытывают сравнимые с пытками муки от того, что большая часть общества не желает признавать их извращения нормой.

Единственное, что заслуживает внимания в озвученных на шествии заявлениях, — утверждения о том, что предложенными поправками в Конституцию пролонгируется режим личной власти. Прямо сказать, тезис не уникальный, по этому вопросу в публичном пространстве уже представлен весь спектр мнений. От утверждений о том, что президент Путин выстраивает новую политическую систему страны до высказываний, что он всего лишь обустраивает свое будущее после 2024 года.

Представляется, что каждая из этих полярных точек зрения имеет право на существование. Выбор нового председателя правительства и сделанные им заявления заставляют предположить, что никаких социально-экономических преобразований не предполагается. Хотя это не опровергает и не подтверждает ни одно из вышеприведенных утверждений, очевидно, что трансформация политической надстройки без соответствующей подстройки экономического базиса может столкнуться с немалыми трудностями. Новое правительство еще не сформировано, а следовательно, никак себя не зарекомендовало. Определенно можно сказать, что очень скоро станет ясно, кто оказался точнее в своих прогнозах.

Только вне зависимости от того, чья точка зрения окажется верной, во всех этих пертурбациях решающее значение будет иметь другое. Далекому от властных интересов узких элитных групп народу важнее, чтобы данные трансформации вернули в страну продекларированное нынешней Конституцией «социальное государство». А это, в свою очередь, можно обеспечить лишь кардинальными изменениями в существующих отношениях власти и общества. Отменой пенсионного ограбления, возвращением доступных медицины и образования, активным участием государства в развитии экономики.

Если, наряду с политическими трансформациями, будут происходить социально-экономические преобразования и граждане почувствуют эти изменения, то подавляющее большинство их с пониманием отнесется к политическим изменениям. А значит, и нынешнее шествие, и будущие протестные акции, как и сотни им подобных допрежь того, так и останутся уделом кучки людей, вообразивших себя «моральным камертоном нации». С другой стороны, если власть ограничится косметическими изменениями в своекорыстных интересах, подобные акции могут стать прологом к несоизмеримо более масштабным и трагическим событиям.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER