31
дек
2019
  1. Мироустроительная война
  2. Ситуация в Ираке
Дмитрий Тимонин / ИА Красная Весна /
Все последние месяцы антииранские лозунги были обязательным атрибутом протестов в Ираке. Нередки были случаи сожжения государственного флага Ирана. Но 31 декабря протестующие осадили посольство США в Багдаде и подожгли вход. 2020 год начинается. 

Протесты в Ираке: шиитский майдан — или новое содержание старых противоречий

Изображение: Сергей Анашкин © ИА Красная Весна
Протесты в Ираке
Протесты в Ираке
Протесты в Ираке

Вторая половина завершившегося 2019 года стала для Ирака периодом таких событий, каких даже эта изрытая войнами страна не видела много лет.

После объявленной правительством Ирака в 2017 году победы над ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в стране наступило относительное затишье. Конечно, мирной ситуацию в Ираке назвать было сложно — с периодичностью в несколько дней в различных районах страны совершались теракты, но в целом гражданская война вроде бы была закончена, и началось налаживание мирной жизни.

В 2018-м в стране прошли парламентские выборы, победу на которых получил блок одного из главных лидеров шиитов Ирака Муктады ас-Садра «Аль-Сайрун», второе место занял проиранский альянс «Фатх» под предводительством Хади аль-Амири, и только третье место получили сторонники действующего на тот момент премьер-министра Ирака Хейдара аль-Абади.

Долгое время ас-Садр и аль-Амири не могли договориться о кандидатуре на пост премьер-министра. В итоге был принят компромиссный вариант: премьером стал Адель Абдель-Махди (в 70-е член иракской компартии, а позднее сторонник иранского революционно-исламского курса и член Верховного исламского совета Ирака). Однако стоит отметить, что ключевая борьба после выборов 2018 года велась за портфели министров-силовиков, особенно за главу МВД. Он был утвержден парламентом только в июне 2019 года. Этот пост занял 61-летний Ясин аль-Ясири. Уже в августе, во время своего визита в Тегеран, новый глава МВД подписал меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области обеспечения безопасности общих границ и заявил, что иракская полиция хочет «перенимать знания и бесценный опыт» иранских коллег.

После преодоления министерского кризиса политическая ситуация в Ираке успокоилась. Всё резко изменилось 1 октября 2019 года.

Октябрь

В этот день массовые акции протеста прошли в Багдаде. Демонстранты требовали отставки правительства, реформ в социальной сфере, решительной борьбы с безработицей и коррупцией. Формальным поводом к началу протестов стала отставка генерала Абдель-Вахаб аль-Саади, заместителя главы элитного иракского антитеррористического подразделения, считавшегося важной фигурой в борьбе против «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). За несколько дней столичные протесты поддержали многочисленные активисты сразу в нескольких регионах страны с преимущественно шиитским населением. Судя по сообщениям информационных агентств, среди протестующих преобладает молодежь, большинство манифестантов подчеркивает, что они не принадлежат ни к одной из партий.

Власти быстро отреагировали на начавшиеся протесты, и уже в ночь на 2 октября началась блокировка интернет-мессенджеров и социальных сетей. В течение нескольких дней доступ в интернет на территории страны был заблокирован более чем на 90%.

Еще одной характерной особенностью протестов в Ираке стало немалое число жертв в ходе беспорядков. В первый же день выступлений погибли два человека, за первые 6 дней протестов, по официальным данным, число погибших составило 104, а количество пострадавших перевалило за 6 тысяч. Одной из причин такого высокого уровня насилия эксперты называли недостаточную выучку спецслужб Ирака, привыкших к работе против вооруженных боевиков, а не к разгону мирных демонстраций. Чтобы ввести ситуацию хоть в какие-то рамки в Багдаде, а также в провинциях Васит и Зи-Кар власти ввели комендантский час.

Спустя неделю после протестов правительство пошло на уступки. Премьер-министр Ирака Адель Абдель-Махди опубликовал в соцсетях план социальных реформ из 13 пунктов. В тот же день протесты по всей стране стали стихать. Однако, по всей видимости, это было связано не с обещаниями правительства, а с близостью шиитского праздника Арбаин, который в этом году пришелся на 19 октября. Это предположение подтверждается тем, что уже 24 октября протесты продолжились с прежней накаленностью, и количество жертв стало увеличиваться с каждым днем. В тот же день МВД Ирака объявило о введении режима повышенной готовности.

Такой перерыв на время крупного шиитского праздника является лишним свидетельством того, что основой нынешних иракских беспорядков — какие бы заинтересованные силы на этом ни играли — являются противоречия внутри шиитского большинства страны.

В ночь с 28 на 29 октября произошел громкий случай, когда по толпе протестующих в священном для шиитов городе Кербеле открыли огонь из огнестрельного оружия. В результате погибли 18 человек. По информации некоторых СМИ, стрельбу устроили не военные Ирака, а неизвестные в масках, часть из которых была одета в форму без опознавательных знаков, часть и вовсе была в гражданской одежде. Общее количество жертв акций протеста за октябрь превысило 250 человек.

Ноябрь

В ноябре протесты в Ираке продолжились, однако в действиях протестующих появилось сразу несколько значительных нововведений.

Во-первых, в столице страны демонстранты перешли от тактики демонстраций к «позиционной войне». Основная борьба развернулась вокруг багдадских мостов через Тигр, особенно за те, что ведут в «зеленую зону» — особо защищенный квартал, где располагаются правительственные здания Ирака и иностранные дипломатические миссии. Протестующие оттесняли с мостов силовиков, строили там баррикады, разбивали палатки. Палатки были разбиты и на Тахрире — главной площади Багдада. В этом стиле проведения протестов легко опознать смесь восточноевропейских майданных приемов с ближневосточными чертами гражданского противостояния.

Во-вторых, манифестанты стали блокировать нефтяные месторождения и порты, препятствуя импорту нефти. В частности, из-за беспорядков властям на время пришлось закрыть крупнейший порт Ирака Умм-Каср. По сообщению правительства, уже к 6 ноября эти действия протестующих стоили стране более $6 млрд. Прорвать блокаду и наладить стабильную работу портов удалось только к концу месяца. Вспомним, подобная нацеленность на нефтяные артерии страны была одной из отличительных черт гражданской войны в Ливии в период после «арабской весны».

Однако собственно иракской основной характеристикой проводимых беспорядков нужно считать их явную враждебность по отношению к иранскому влиянию.

Третьим новым тактическим элементом протестующих стали атаки на иранские консульства в различных городах Ирака. 4 ноября толпа протестующих попыталась взять штурмом дипломатическое представительство Ирана в священном для всего шиитского мира городе Кербела. По сообщению телекомпании Al Jazeera, при штурме посольства протестующие забрасывали здание камнями и размахивали иракскими флагами с надписью «Кербела свободна, Иран — вон отсюда». Из этого легко заключить, что на флаге нынешних иракских протестов находится политико-религиозная самостоятельность иракских шиитов по отношению к иранскому теократическому режиму.

В результате инцидента 4 ноября погибли трое нападавших, были ранены 12. При этом, по сообщению СМИ, нападавшим удалось сорвать иранский флаг. В этой истории наиболее значимо то, что она произошла в 40-летнюю годовщину захвата американских заложников в Тегеране. Напомним, что 4 ноября 1979, во время исламской революции в Иране, толпа ворвалась в посольство США и захватила 66 человек.

28 ноября нападение на иранское консульство произошло в городе Эн-Наджаф, еще одном священном для шиитов городе, где располагается гробница имама Али. На этот раз протестующим удалось захватить здание и поджечь его. Иранский дипломатический персонал был заблаговременно эвакуирован из консульства. В последовавших затем беспорядках в городе 36 протестующих были убиты и 245 ранены. В связи с этим инцидентом Тегеран выразил протест Багдаду, и глава МИД Ирака Мухаммед аль-Хаким принес Ирану свои извинения. 1 декабря нападение на здание консульства в Эн-Наджафе повторилось.

В целом антииранские лозунги стали одним из обязательных атрибутов протеста. Нередки и случаи сожжения государственного флага Ирана.

В качестве интересного факта стоит отметить появление 17 ноября на митинге на центральной площади Тахрир в Багдаде плакатов с надписями «От Бейрута до Багдада, единая революция против коррупции». Действительно, протесты в Ливане и Ираке протекают весьма похожим образом. Коренное различие в том, что ливанские протестующие и силовики ведут себя намного сдержанней — число погибших и пострадавших там на порядок меньше.

20 ноября протестующие смогли добиться новых уступок от власти. Иракский парламент принял закон, лишающий всех государственных чиновников финансовой помощи и привилегий, включавших в себя, в частности, медицинское обслуживание за госсчет и различные пособия.

Но главным событием ноября стал все же не этот закон, а выполнение одного из ключевых требований демонстрантов — уход в отставку премьер-министра страны Адиля Абдель-Махди, который состоялся 29 ноября. Ему предшествовало одно интересное событие. 23 ноября Ирак с внезапным визитом посетил вице-президент США Майк Пенс. Он провел переговоры с Абдель-Махди, однако не лично, как можно было бы предположить, а посредством телефонного разговора. Факт, наглядно свидетельствующий об отношении США к фигуре премьер-министра, а также о внимании американского руководства к иракским событиям.

Однако Абдель-Махди решил нарушить известный принцип «уходя — уходи». Подав в отставку, которая была принята кабмином 30 ноября, он остался в должности исполняющего обязанности премьера до того момента, пока не будет утвержден новый глава правительства. Причем срок назначения нового главы кабмина несколько раз переносился в связи с невозможностью согласовать новую кандидатуру.

Декабрь

Но и такая уступка не успокоила протестующих. В декабре акции продолжились, а главные требования недовольных стали более масштабными — изменение выборного законодательства, роспуск парламента и проведение выборов по новой системе. Проект реформы еще в конце ноября выдвинул президент Ирака Бархам Салих. В частности, предлагалось дать возможность выбирать своего представителя напрямую каждому району, а не целой провинции. Вторым важным изменением стала возможность принимать участие в выборах индивидуально, а не в составе партийных списков.

Однако реформа не нашла поддержки в парламенте, что привело к продолжению протестных акций.

3 декабря спецпредставитель генерального секретаря ООН в Ираке Жаннин Хеннис-Плассхарт в ходе заседания Совета Безопасности представила доклад о протестах. По ее данным, за два месяца в Ираке в ходе уличных протестов погибло более четырех сотен человек, около 20 тысяч получили ранения различной степени тяжести. Хеннис-Плассхарт заявила, что в Ираке продолжаются преследования людей по политическим мотивам, включая аресты и задержания, а также похищения граждан, практикуются угрозы и запугивания.

В начале декабря в Багдаде снова, как и месяц назад в Кербеле, неизвестные в масках расстреляли демонстрацию, погибли 16 человек, более 30 были ранены. Сами протестующие в ответ на атаку обратились с просьбой к армии Ирака вмешаться в ситуацию и защитить их. На инцидент обратила внимание спецпредставитель ООН Хеннис-Плассхарт и призвала власти страны найти и наказать виновных. Кроме того, она тоже попросила иракскую армию защитить демонстрантов от возможных атак, чтобы протестующие могли реализовать право на мирное собрание. Такие воззвания уже трудно расценивать иначе как призыв к армии поддержать мятежников.

24 декабря иракский парламент выполнил одно из ключевых требований протестующих и принял новый закон о выборах, позволяющий избираться независимым кандидатам. Однако отдавать свои мандаты и назначать досрочные парламентские выборы по новой избирательной системе парламентарии не торопятся.

12 декабря протестующие, собравшиеся на площади Тахрир в Багдаде, огласили свои требования к кандидату на пост-премьер министра. Он должен быть независимым политиком, не состоящим ни в одной из партий или политических движений; быть непричастным ни к федеральным, ни к местным органам власти; не иметь иного гражданства, кроме иракского; быть не старше 55 лет; не иметь претензий на участие в будущих выборах в парламент. Кроме того, протестующие требуют, чтобы кандидат был честным, смелым и откликался на мнение народа.

В тот же день на курдском информационном портале Rudaw выходит интервью с главной площади протеста — Тахрира. Опрошенные, среди которых оказалась только молодёжь, поделились с репортером своими претензиями к духовному лидеру шиитов Ирака аятолле Али Систани. По их мнению, он не оказывает протесту необходимую поддержку, многие из них отметили, что разочарованы в Систани. Такие обвинения вполне можно расценивать как заявку на поиск и выдвижение протестного иракского духовного лидера.

Далее, по сообщению издания As-Sabah al-Jadeed, оказалось, что мнения парламентариев по вопросу о порядке определения кандидатуры премьер-министра разделились. Примерно 70% депутатов поддержало протестующих на Тахрире, а оставшиеся 30% посчитали, что не стоит менять сложившийся механизм выбора председателя кабинета министров. После длительных переговоров между партийными блоками и протестующими стороны договорились о том, что кандидат на пост премьер-министра, во-первых, должен быть беспартийным, во-вторых, не быть запятнанным в коррупционных или иных скандалах и, в-третьих, его должны одобрить протестующие. Последнее — это выраженная особенность майданных переворотов, когда протестующая улица присваивает выборные права большинства населения страны.

Результатом затянувшихся поисков премьера стало прошение об отставке президента страны Бархама Салеха. Его поступок был вызван нежеланием утверждать в должности главы кабинета министров губернатора провинции Басра Асаада аль-Идани. «Я не буду поддерживать вашего кандидата и лучше уйду со своего поста», — заявил президент в послании правительству. Таким образом президент выразил солидарность с позицией протестующих, которые отказались принять аль-Идани в роли премьера. По сообщениям СМИ, это нежелание вызвано проиранской позицией губернатора Басры. Ирак является парламентской республикой, и должность президента в ней по большому счету номинальная, но если парламент проявит принципиальность и в сложившейся обстановке примет отставку президента, то это еще больше усугубит политический кризис в стране.

Вечером того же дня одна из крупнейших коалиций в парламенте Ирака «Аль-Бинаа» обвинила Салеха в нарушении конституции. «Мы были удивлены, когда президент упорно продолжал идти против конституции и не назначил кандидатуру от крупнейшего блока под предлогом того, что ее отклонили некоторые политические силы», — говорится в заявлении коалиции. Примечательно, что в своем обвинении «Аль-Бинаа» тоже ссылается на мнение протестующих, партия подчеркивает, что результаты действий президента будут «несовместимы с требованиями демонстрантов и общественности».

Позиция шиитских лидеров

Поскольку наибольшую протестную активность в Ираке проявляют регионы с преимущественно шиитским населением, то особое внимание вызывает позиция именно шиитского духовенства. Здесь центральное место занимают два влиятельнейших проповедника — Муктада ас-Садр и великий аятолла Али Систани.

Муктада ас-Садр известен тем, что в 2004 году во главе шиитской организации «Армия Махди» он поднял восстание против американских оккупационных сил. Несмотря на то, что несколько лет он обучался в иранском священном городе Кум, его тяжело назвать полностью проиранским политическим деятелем. Так, в 2017 году он призвал президента Сирии Башара Асада уйти в отставку, а через несколько месяцев после этого посетил Саудовскую Аравию, где встретился с наследным принцем Мухаммедом бин Салманом. Ас-Садр является духовным лидером политического альянса «Аль-Сайрун» («Альянс революционеров за реформы»), который на выборах в парламент Ирака в 2018 году занял первое место, завоевав 54 из 329 мест в парламенте.

Однако не стоит считать, что ас-Садр занял однозначно антииранскую позицию. По сообщению курдского портала «Риа Таза», в сентябре 2019 он был замечен на шиитской церемонии Ашура. Причем ас-Садр занимал почетное место между верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи и командующим спецназом «Аль-Кудс» Касемом Сулеймани, которое обычно занимают самые уважаемые Ираном лица, такие как, например, лидер «Хезболлы» Хасан Насралла. Перед отъездом в Иран ас-Садр резко раскритиковал планы проиранских военных отрядов «Силы народной самообороны» (PMU) о создании собственной авиации и пригрозил премьер-министру Ирака бунтом, если тот не предпримет против них решительных действий.

Сразу же после начала протестов в октябре 2019 года ас-Садр поддержал требование манифестантов относительно отставки премьер-министра Абдель-Махди и проведения досрочных парламентских выборов. 30 ноября ас-Садр приветствовал отставку премьера и призвал своих сторонников продолжать протест и не покидать улицы, а «дружественные к Ираку страны» он попросил не мешать народу Ирака самому определять свою судьбу.

Стоит отметить, что 7 декабря во время одной из наиболее мощных вспышек насилия (в Багдаде тогда погибли 23 человека, из них трое правоохранителей) атаке неопознанных дронов подвергся дом ас-Садра. Сам проповедник при этом не пострадал. А 12 декабря смертник атаковал бойцов группировки «Сарая аль-Салам», которая считается боевым крылом возглавляемого ас-Садром альянса «Аль-Сайрун».

24 декабря катарский телеканал Al Jazeera публикует репортаж из Багдада, в котором утверждается, что ключевую роль в организации протестов играет движение, возглавляемое ас-Садром. А когда в конце декабря парламент утвердил новую выборную систему, ас-Садр приветствовал ее принятие, назвав его «первым шагом на пути реформ».

Пристального внимания заслуживает и позиция другого шиитского лидера — великого аятоллы Али Систани. Его можно назвать наивысшим духовным авторитетом для шиитов Ирака, который традиционно не вмешивается в политическую жизнь страны. Изначально аятолла занял весьма сдержанную позицию по отношению к захлестнувшим Ирак протестам. Он призывал и правительство, и манифестантов воздерживаться от применения насилия.

Однако 27 октября в своей пятничной проповеди, которую зачитал его представитель в священном для шиитов городе Кербеле, Систани призвал «сформировать новое правительство так быстро, насколько это возможно». А единственной возможностью нормализовать ситуацию проповедник назвал проведение досрочных парламентских выборов.

Как отметил во время подачи прошения об отставке сам премьер Абдель-Махди, именно позиция Систани стала определяющей для него при принятии этого решения. Отметим, что и принятие парламентом нового выборного законодательства предварялось пятничной проповедью с соответствующим призывом от Систани.

А на проповеди 13 декабря проповедник призвал вооруженные силы Ирака быть лояльнее к нации и свободными от зарубежного влияния во время наведения порядка в ходе протестов (сложно не заметить антииранскую направленность этого заявления).

Итак, длящиеся третий месяц протесты стали самыми крупными в постсаддамовском Ираке. Они уже оказали существенное влияние на политические расклады в республике. По всей видимости, манифестантам удастся добиться своего, и в стране будут назначены досрочные парламентские выборы. Представляется весьма вероятным, что в результате них реальным руководителем Ирака станет Муктада ас-Садр.

Очевидно, что важнейшим содержанием протестов является противодействие иранскому влиянию. И это не может не вызывать, как минимум, одобрения со стороны американских наблюдателей, которые, как правило, заходят гораздо дальше одобрения.

Однако влияние Тегерана за полтора десятилетия оккупации Ирака американцами выросло в стране настолько, что даже в существенно обновленном парламенте будет достаточно представителей проиранских сил.

Завершился год в Ираке еще одним штурмом дипломатической миссии — 31 декабря. На этот раз пострадало американское посольство в Багдаде, которое штурмовали ополченцы из проиранской шиитской группировки «Катаиб Хезболла». Таким образом она отомстила за удары коалиции по своим объектам в Ираке и Сирии. По сообщениям СМИ, американский посол был эвакуирован из здания и уже покинул страну.

Поэтому представляется крайне преждевременным списывать влияние Тегерана на Ирак со счетов. Борьба за Ирак, по существу, только началась. А значит, начавшийся в Ираке новый политический процесс неизбежно будет расширяться.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER